ЛитМир - Электронная Библиотека

Кто понимает, не оценивает; а кто оценивает, не понимает.

Куда жить - _19.jpg

Автошарж мой. — ВЛ

Глава 4. ВСЯ ЛЕНЬ ВСЕЛЕННОЙ

КАК ОСВОБОДИТЬСЯ ОТ СЕБЯ

нежная ненависть неба
сонная совесть солнца
волоокий день с поволокой
несостоявшегося дождя
испарившихся слез
нет ошибка не выпавших
сегодня думать нельзя
и облаку лень бредить
дремота размытых смыслов
сама приведет в никогда
и если бы
но зачем
грех бередить беременность
знаками препинания
они затаились и ждут ошибки
смею смеяться однако лень
вся лень вселенной
вселилась в меня сегодня
марево
смаривает

Чья-то рука сверху протерла стихотворение голубой молнией и исчезла

ПСИХОТЕРАПЕВТ СНЯЛ БОТИНКИ-.

из беседы в газете «Вечерняя Москва»

ГИД — …да, снял ботинки, отбросил их далеко (один на с. 286 другой еще дальше — ВЛ), лег на диван, завернулся в плед, удобно устроился на подушке, прикрыл глаза и начал наговаривать очередные абзацы наших встреч.

На этот раз — о силе воли.

В таком положении доктор разговаривает со мною впервые. Обычно всегда похаживает, пританцовывая, или восседает в кресле, вертясь туда-сюда и болтая ногами, а вот нынче — разлегся. К чему бы это?..

— Что означает ваша не совсем обычная для интервью поза, Владимир Львович?

— Разве же непонятно?.. Надоело работать. Все надоело. Устал. Лень разбирает. Не хочется. А надо. Надо… Вот я и прибегаю к одному из своих обходных приемов, к одной из нехитрых хитростей… В-ва-а-а-а… (Доктор зевает). Не сопротивляюсь, как осел… с обратным знаком осел… Не сопротивляюсь побуждениям своего подсознания, которое живет по закону «хочется», а присоединяюсь к его воле: освобождаю себя, насколько возможно, от напряжения, от вот этого самого «надо» — расслабляюсь — но все же, как видите… Вы записываете?..

— Как всегда…

— А я, как всегда, в-ва-а-аа… все потом… перепишу…

— Кто-то сказал о вас — или вы сами? — что ваша творческая работа, как у истинного поэта, происходит в основном не за рабочим столом, а на прогулках, в ванной и в туалете, а еще чаще во сне.

На прогулках и в ванной понятно — так работали еще древнегреческие мудрецы… Эти, как их…

— Перипатетики. Буквально — прогульщики.

— Они самые. Вот счастливчики. Гуляли, купались и выдавали потрясающие мыслищи…

— Им не приходилось зарабатывать на хлеб писанием заказных статей и плановых книг…

— Не сыпьте соль на рану, прошу вас… На прогулке и я, случается, что-то придумываю. Ну, а в туалете и во сне — это как?.. У меня не получается.

— Верно, в туалет ходите впопыхах?.. И позабыли, что работа во сне начинается перед сном?..

— В туалете я занимаюсь конкретными делами, а перед сном только и делаю, что тружусь…

— Вот и зря… В туалете надо думать о вечном, а перед сном не работать, а расслабляться и отдыхать.

Во время отдыха заряжать подсознание нужным действием. Производить предсонный самогипноз.

— Расскажите же — как?.. А лучше покажите.

Прямо сейчас.

— Показываю минивариант. Самозадание: минут на пять задремать, на выходе выдать стишок на тему: «Я никому ничего не должен».

Внимательно за мной наблюдайте… Вот сейчас я мысленно повторяю самозадание… Раз… И другой… И третий…

Сейчас представляю себе лист бумаги, на котором этот стишонок как бы уже есть — что-то написано, только пока неразборчиво… Скоро услышите, как я на выходе из дремоты этот текстик прочту… Удобно лежу… Глаза спокойно закрыты… Дышу свободно… Сбрасываю остаточные мышечные напряжения… Лицо расслабляю получше… Челюсть, язык и горло остаются недорасслабленными, потому что приходится с вами говорить, черт бы вас… Но я ведь не должен этого, я ничего не… все… на фиг…

…Четыре с половиной минуты прошли… Не открывая глаз, Аоктор читает как по писаному:

Ну когда же наконец я пойму:
я не должен ничего никому,
я не должен ничего никому,
в том числе и себе самому.
Спи спокойно, мой Господи-Боже,
обнимая вселенскую тьму,
никому ничего ты не должен,
в том числе и себе самому.
И когда ты молитву услышишь,
медитацию, то или се,
ты и волосом не поколышешь,
потому что не должен, и все.

— Это только разгонка — но суть уже проглянула.

Вот так, приблизительно, я и заказываю себе с ночи решение проблемы или какую-нибудь придумку… В расслабленном состоянии, уже почти клюя носом, сосредотачиваюсь на самозаказе чисто представленчески, вхолостую, безо всякой надежды получить какой-либо результат, но со спокойной верой, что этот результат, когда сам захочет, явится как подарок… И все — отпускаю себя — ничего больше не надо, заказ принят, пошел спать.

Утром просыпаюсь — в голове почти все готово, плод дрыгает ножками, толкается, просится наружу — только рожай: переноси на бумагу…

Болезнь Обломова: жизнь как вялотекущая смерть

— Помните, Владимир Львович, была такая чудесная райская страна свободных лентяев, Пантагрюэлия, созданная воображением моего любимого Рабле. И закон-лозунг там был только один, он повсюду развешен был — «Делай что хочешь». Вот классно, а?.. Вот идеал!

— Кошмарики. Понимаете, почему?

— Понимаю и понимаю, что вы понимаете, что я понимаю… Но скажите, пожалуйста, есть ли шансы у человечества хоть когда-нибудь разрешить это проклятое противоречие между «надо» и «хочется», между долгом и желанием, между необходимостью и свободой?

— Если даже и есть такие шансы, не дай Бог, чтобы они осуществились. Противоречие это естественно и благодатно, оно должно воспроизводиться, должно цвести…

Десять заповедей библейских можно ведь и одной выразить, обобщенной: «Не делай что хочешь»…

— И не хоти даже, не пожелай ни вола ближнего, ни жены его…

— Почти всегда субъективно тяжкий, болезненный, а иногда и смертельный конфликт между «надо» и «хочется» и послужил источником многочисленных размышлений и исследований о так называемой силе воли.

Он же лежит в основе известной болезни Обломова, которому наши психиатры сегодня наверняка пришпилили бы диагноз «вялотекущая шизофрения».

Люди, которым его ставят, отличаются тем, что противоречие это у них зашкаливается и делается ведущей осью существования. (См. дальше — НИ-ТПРУ-НИ-НУ.)

— Точнее, никуда не ведущей?

— Ведущей в никуда, если точно. Кажется, что такие люди решают свою жизнь в пользу «хочется» и в ущерб «надо». На самом же деле все выходит навыворот.

«Я очень долго не мог то, что хотел и не хотел то, что мог, — сказал мне один такой пациент, — и поэтому постарался разучиться хотеть. Это мне удалось. Теперь хочу опять научиться хотеть, но хочу очень слабо, потому что хотеть-то нечем, хотелка скукожилась…».

49
{"b":"133708","o":1}