ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так ведь когда вы упираетесь в работу, а она у вас не идет, ваше внимание на самом деле на работу не устремлено. Оно устремлено на себя, на самих вас — «делаю я работу или не делаю»?!

А вам нужно — самозабвение. Понимаете?.. Все внимание — на саму работу, а не на то, как ты ее делаешь!..

— Ваши Эхо-магнит и есть способ самозабвения?

— Ну конечно! Дошло, слава Богу, ура!! — «и пальцы просятся к перу, перо к бумаге… минута, и стихи свободно потекут…» А помните, какой к этому подвод?…

В пушкинском стихе математически точно описан процесс высвобождения творческой спонтанности.

Стопроцентная психологическая грамотность! Гениальная внутренняя свобода!..

— Владимир Львович, произнесите, пожалуйста, вот прямо сейчас нечто самое главное для всех тех, кто мучается безволием, кто считает себя неудачником, кто не может заставить себя работать, кто уже не надеется на милость судьбы, кто плывет по течению…

— Тихо… Заткните уши… Произношу:

ВОЛЯ — ЭТО ПОТОК СВОБОДЫ

Русло необходимости только направляет его. Принцип потока, или, как его называли люди, много раз пытавшиеся поступить в институт и наконец поступившие, «принцип пятьдесят», основан на теории вероятностей. Из пятидесяти попыток сделать безнадежное дело одна, весьма вероятно, случайно удастся, а ежели не удастся, то нужно сделать еще пятьдесят, только и всего, и так далее.

Нескончаемые, неостановимые повторения разнообразных, подчеркиваю — разнообразных попыток — это и есть поток. При таком подходе проблема так называемой воли просто снимается. Неудачи должны быть обязательно, пусть неудач будет много, как можно больше, они могут быть даже правилом, но изо всякого правила есть исключения — это тоже правило, это наиважнейший закон несуществующей науки Фортунологии, из которого и возникают шедевры судьбы!..

— Но ведь…

— Вы хотите сказать: никакой поток не может быть бесконечным, все иссякает…

— Увы, слишком быстро.

— А вы долго тренировались?.. Вы когда-нибудь пробовали научиться жонглировать?..

Не поднимаясь с дивана, психотерапевт протягивает руки к полу, что-то нашаривает…

Затем полуприсаживается и, загадочно улыбаясь, начинает жонглировать своими ботинками. Один ботинок срывается и со стуком падает журналисту прямо на голову.

— Извините, пардон, по теории вероятностей…

Куда жить - _21.jpg

Мосле небольшого затемнения был объявлен Антракт с раздачей сладкого

Одно без другого

или откуда есть пошла халЯва вселенскаЯ

Халява, толкует новейший Русско-новорусский словарь (настолько новейший, что еще даже не составлен), — есть безвозмездное пользование чужими трудами с возможностью безвозмездного хамства. Сие в целом понятно и широко у нас практикуется — «халява священна», как любит повторять мой великий собутыльник с одноименной фамилией, философ и стихотворец, создатель жанра ругайя Иван Халявин.

Но вот откуда сам термин пошел, само слово «халява», неподражаемо выразительное и непереводимое?.. Ну конечно, с Востока, откуда и завсегда перло все наше священное и бесплатное. Не знал того и сам Иван Афанасиевич (это имя и отчество моего великого собутыльника), пока ваш покорный слуга, порывшись в суфийских хрониках, не откопал нижеследующую поучительную историю (вольный перевод мой).

Однажды к Ахмеду Ясави,

великому Суфи из Туркестана, пришел человек, имени которого не знал никто, а кличку имевший Тыкхам (что означает «Ругайло» или «Ругатель по жизни»), — и, низко поклонившись, сказал: — О мудрейший! Я желаю учиться, я сгораю от жажды знаний и мудрости, и мне нужен твой высочайший совет. Я хочу учиться без помощи книг и без учителя, который стоял бы между мною и истиной, потому что любой учитель ограничен, корыстен и бренен, а любая книга в сравнении с величием Аллаха пуста и ничтожна.

Помоги мне, о мудрейший!..

Ясави отвечал:

— Я тебя помню, Тыкхам, ты большой любитель халвы: ты часто приходил на базар и все пробовал халву, пробовал у каждого торговца, ругал его халву и его самого, ничего не платя, и так наедался до отвала и с плотно набитым брюхом, ругаясь, уползал восвояси. Теперь, я вижу, ты хочешь не только покупать халву, ни гроша не платя, но и научиться ее есть, не пользуясь ртом, и переваривать без помощи желудка. Быть может, ты еще хочешь ходить без ног и зачинать детей без..?

Это возможно, и я сейчас помогу тебе, но только после того, как ты расстанешься с соответствующими органами своего тела. Ложись!

С этими словами Ясави выхватил нож, — Тыкхам же пустился бежать так быстро, что на следующий день достиг Истамбула. Там его снова постоянно видели на базаре пробующим халву и ругающимся на чем свет стоит.

Любое лакомое блюдо, жадно употребляемое без благодарности, с тех пор так и называется: хал(я)ва, под этим названием известно и в наши дни.

Трактат о синдропе ни-тпру-ни ну

Правильнее раздельно: ни тпру, ни ну — научное выражение, означающее полный отказ лошади или осла от какой-либо продуктивной деятельности.

Ни-тпру-ни-ну — это когда скапливается множество «надо», которых не хочется; когда груз их тяжким бременем ложится на подсознание; когда не выходит с самоутверждением; когда выбрать трудно, а к выбранному подойти страшно; когда кто-то в тебе нашептывает «посмотри, вот она может, он молодец, она делает, он занимается, она добивается, он то, она се, а ты что же…»; когда чуть ли не ежедневно приходится начинать жизнь сызнова, и то и дело хочется совсем себя отменить, перечеркнуть, выкинуть, как неудавшийся черновик…

Похоже на постепенно сдавливающую петлю. Организменные аналоги: спазм, запор, импотенция… Просторечные имена: безволие, слабоволие, лень.

Есть люди, склонные к нитпрунинушности чуть не с пеленок. Очень часто оказывается, что это приятные, милые существа, отзывчивые, способные, умницы, иногда гении, но вот поди ж ты — Ни-тпру-ни-ну…

У большинства начинается эта радость где-то со школьных лет или еще с садика, у кого раньше, у кого позже — когда еще нет самостоятельно выработанной жизненной философии (будет ли?!.) и уже нет психологических защит детства — беззаботности и фантазий.

Человек попадает в капкан — зажим воли, тяжелый вид парадоксального состояния.

Осложнения общеизвестны. Пьянство — только одно из них. В сущности, Ни-тпру-ни-ну — тоже зависимость, и не одна даже, об этом чуть позже…

В нашей огромной и волевой стране…

Еще будучи студентом и страдая жестоко и неотвязно вот этим самым Ни-тпру-ни-ну, я забрался однажды в Ленинку (так мы называли великую московскую библиотеку, в те годы общедоступную) — и не вылезал оттуда месяца два, пока не прочел все имевшиеся в наличии брошюрки и книги по развитию силы воли.

Руководства эти начали появляться сначала в Европе и Америке — где-то с восьмидесятых годов девятнадцатого века, в начале двадцатого добрались и до нас.

Писались в большинстве искренними энтузиастами: чувствовалось, что авторы изрядно помучились сами, прежде чем к чему-то пришли, и вот, как это обычно бывает, решили распространить выстраданный опыт на ближних и дальних…

Я скрупулезно, покуда терпения хватало, выписывал в специальную записную книжечку дельные советы этих умнющих дяденек. (Тетенек почему-то среди них не было ни одной, и это наводило на мысль, что у лучшей половины человечества с силой воли проблем нет… Или, наоборот, проблемы слишком серьезны, не до писулек…).

51
{"b":"133708","o":1}