ЛитМир - Электронная Библиотека

Да что это за шутки с клеем на рукавице?! — затарахтел тот. — Такой материи нет в природе! У существа, которому она принадлежит, структура не углеродистая, что в принципе невозможно! Поэтому я позвонил в ФБР и в Вашингтон, в центр эпидемиологии, — добавил он чуть спокойнее.

Дэйлс подпрыгнул на стуле, услышав последнюю фразу.

— В Вашингтон? Ты с ума сошел! Об этом никто не должен знать! Сейчас же верни мне рукавицу!

— Хорошо, как только закончу, — судя по голосу, Тед все же взял себя в руки.

Спустя пять минут Тед Дикси чуть не выронил пробирку — дверь лаборатории издала резкий скрип. Нервы Теда были на пределе, так что в этом звуке ему послышалось что-то зловещее, словно смех ведьмы.

Однако вошедший — высокий чернокожий в форме бейсбольной команды «Серых», обезоруживающе улыбнулся:

— Не пугайтесь, пожалуйста. Я Джош.

— Я знаю, кто вы, — улыбнулся в ответ эксперт, заядлый болельщик. — Лучший нападающий по эту сторону Бронкса!

— Спасибо, сэр, — Эксли аккуратно прикрыл за собой дверь. — Артур прислал меня насчет того вещества. Оно мою рукавицу угробило.

— Что это за вещество? — всплеснул Тед пухлыми руками. — Где вы его взяли?

— На Марсе, — совершенно серьезно ответил спортсмен. — Вернее не на самом Марсе, а чуть левее.

Он как-то мгновенно оказался рядом и все с тою же подкупающей улыбкой схватил человека левой рукой за горло и поднял над полом.

— Вы что, ненормальный? — успел крикнуть Дикси, прежде чем его тело обрушилось на лабораторный стол, заставленный аппаратурой и препаратами…

Многие в управлении слышали этот крик. Несколько человек — служащих полицейского управления — видели высокого чернокожего в форме бейсбольной команды «Серых», торопливо шедшего по коридору. Но никто не видел, как преобразился этот человек, выйдя из здания — кожа посветлела, обозначились высокие скулы и тяжелая челюсть. Чужой Охотник, широко шагая, направился к неприметному автомобилю, припаркованному за углом.

Свидетелей было много, об убийстве стало известно сразу же. Сопоставив время, сержант Дэйлс понял, что Дикси убили вскоре после того, как он повесил трубку. Один из свидетелей с уверенностью утверждал, что видел Джоша Эксли, выходящего из лаборатории. Не раздумывая, Дэйлс бросился на стадион.

Он нашел его на поле. Больше никого вокруг не было. И это было хорошо.

— Экс! — еще издали, бегом пересекая поле, окликнул друга Артур. — Там в участке парень один клянется, что ты сегодня человека убил. Я отказываюсь что-либо понимать, но готов поклясться, что ты не убийца.

Экс улыбался, подбрасывая бейсбольный мяч.

— Тебе надо исчезнуть из города, Экс, — отдышавшись, сказал Дэйлс.

— Ничего нет лучше бейсбола, верно? — Джош бросил ему мяч.

— Верно, — Дэйлс вернул мяч. — Ничего.

— Я поговорил со своими сородичами, — Джош улыбался, как будто ничего не произошло. — По душам поговорил. Они, конечно, правы, Артур. Семья важнее, чем игра. И поэтому я возвращаюсь домой.

В его устах это прозвучало, как будто речь все же шла об игре. Вернуться «домой», обежав все базы — задача нападающих.

— Ты все еще называешь их своей семьей? — глупо, конечно, но Артур Дэйлс вдруг ощутил нечто сродни ревности.

— Конечно, — кивнул Джош. — А кто, по-твоему, моя семья?

— Не знаю, — растерялся Артур. — Может, команда?

— Только не надо мне мозги пудрить, — беззлобно усмехнулся Экс. — Теперь ты скажешь, что ради всех мальчишек я должен побить рекорд, ради всех черных пробиться в высшую лигу. Или ты будешь утверждать, что ради таких абстрактных понятий, как верность и честь, я должен играть, пока хватит сил?

— Это ты сам решаешь, Экс, — пожал плечами Дэйлс.

— Я с этим не согласен, дружище. Может, мы и похожи, но мы — не вы. Мы все-таки разные. Знаешь, что нас прежде всего разделяет?

— Что?

— Чувство ритма! — рассмеялся Экс. Потом он перестал улыбаться и подошел ближе.

— Ну, я пошел. У меня к тебе одна просьба, — он посмотрел прямо в глаза Артуру. — Расскажи людям, каким я был на поле. И детям своим расскажи, как я играл.

— Об этом мог бы и не просить, Экс, — развел руками Дэйлс.

— Спасибо, друг, — Эксли положил руки ему на плечи, еще раз пристально посмотрел в глаза и уже пошел было к выходу, но приостановился. — И еще одно…

— Что?

— Реакция у тебя очень даже ничего, — Эксли заразительно рассмеялся и побежал через поле.

Вечером у Дэйлса состоялся тяжелый разговор. Детективы Ронсон и Харви нашли его на стадионе, все на той же скамейке запасных. Стадион по-прежнему был пуст — в этот вечер игры там не было.

— Вы думаете, что знаете этого человека, — напирал Ронсон. — Нет, Дэйлс. Поверьте, вы его не знаете.

— Вы не знаете того, что знаю я, — твердо сказал сержант. — И уж подавно — не знаете того, чего я не знаю.

— Ну вот что, — вступил Харви. — Хватит в ковбоев играть. Стоит мне только намекнуть, о чем идет речь, вы на ногах не устоите. Последний раз спрашиваю, где Эксли?

— Я уже ответил, — ровным голосом отвечал Дэйлс. — Он уехал домой.

— У меня есть свидетель, — сказал Харви. — Я знаю, их легко спутать, однако если у него нет полного двойника в этом городе, он убийца. Дороги перекрыты, никуда он не денется, предстанет перед судом. А вы пойдете как сообщник. Обоим мало не покажется. Мой вам совет — сдайте его. Тогда сможете и дальше спокойно носить свою шляпу и значок.

— Это все? — спросил Дэйлс. . — Для вас — да, сержант, — детектив Харви постарался, чтобы его слова прозвучали с тихой угрозой. Надо признаться, ему это в значительной степени удалось.

Детективы продолжали сверлить непокорного сержанта глазами, однако Дэйлса это не поколебало. Им ничего не оставалось, как уйти, не солоно хлебавши.

Дэйлс проводил взглядом их недовольные спины. Он их не боялся. Он был уверен, что все сделал правильно. Он точно знал, что Джош никого не убивал. Насчет этого его душа была абсолютно спокойна.

Но было совершенно непонятно, что теперь делать. Ведь если пришельцы умеют менять внешность, Экса мог подставить кто-то из своих. А это значит, ему угрожает опасность.

Во всяком случае, оставаться здесь смысла не было. Сержант поднялся со скамьи, взял лежащую рядом форменную шляпу полицейского. Пока он еще имел право ее носить. А если придется отдать — что ж, так тому и быть. Он не знал, куда собирается идти. Ответ неожиданно обнаружился под шляпой. Это была карта Розвелла. На обложке крупными печатными буквами было выведено — «Джош Эксли». Внимание Дэйлса привлекла пометка химическим карандашом — схематическое изображение бейсбольного «дома» на территории национального парка «Бездонное озеро». Сержант со всех ног бросился к машине. Он боялся опоздать.

Розвелл, штат Нью-Мексико

3 июня 1947 года, вечер

Потом никто не мог вспомнить, почему товарищеская встреча команд «Серых» и «Звезд Юго-Запада» проходила без зрителей на неудобной площадке парка «Бездонное озеро». Одни говорили, что в тот вечер муниципальный стадион закрыли в связи с какими-то техническими неприятностями, другие уверяли, что во всем были виноваты «Звезды Юго-Запада», которые, дескать, предвидели свой позорный провал и не хотели лишних свидетелей. Находились и третьи, которые городили уж совсем невероятную чепуху…

Был уже вечер, играли при свете прожекторов. Дела «юго-западных» шли плохо. Было похоже, что сегодня черная команда в пух разгромит белую, даже дополнительного иннинга не потребуется.

— Играем! — скомандовал арбитр. Мусс, питчер «юго-западных» (тощий долговязый паренек в очках с толстыми стеклами) поправил бейсболку, сосредоточился и — отправил мяч на полфута выше плеч баттера.

— Во дает! — пробормотал судья. — Болл! Четвертый.

Баттер «Серых» пешком отправился на первую базу.

В рядах «Звезд» царили упаднические настроения. Не разделял их только тренер.

— Молодец, Мусс! Давай, сынок! — кричал он.

8
{"b":"13371","o":1}