ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как люди, как лица — бывают письма типичные и нетипичные. А у меня еще и свое разделение: типично мои и нетипично мои. Это из типично моих. Когда больше не к кому. Когда диагноза либо нет, либо он бесполезен. Болезни бездомные, болезни безымянные и неуловимые, прикидывающиеся здоровьем… Но всего чаще — здоровье, прячущееся в болезнь.

Дорогой М.!

Вас, конечно, не удовлетворит ни о чем, в сущности, не говорящий диагноз «астенодепрессивный синдром» или «астеническая конституция», который и я мог бы поставить вам, имея в виду хронически пониженный нервно-мышечный и психический тонус. Вряд ли утешит вас и мое сообщение, что таких, как вы, много и даже чересчур много. Заочно разобраться, конечно, трудно. Но постараемся…

Тип не есть обреченность. Есть люди всю жизнь толстые, как бы ни питались, как бы ни жили; есть и всегда худые; есть добродушные и беззаботные, и есть всегда тревожные или злобные. Это конституция, тип, склад индивидуальности — некое постоянное свойство, а скорее, целый комплекс практически постоянных свойств. Но таких законсервированных, всю жизнь одинаковых людей очень и очень мало. Гораздо больше тех, кто толст или худ в зависимости от питания и двигательного режима; беззаботен или тревожен в зависимости от обстоятельств; добр или зол в зависимости от отношений… Однако одни легче толстеют, а другие легче худеют; одни легче влюбляются, другие легче приходят в ярость. Это тоже можно было бы назвать «конституцией»; но правильнее считать это склонностью, тенденцией организма и психики к определенному состоянию, преобладанию той или иной реакции. Точно так же обстоит дело и с тонусом: неизменная «конституция» — постоянная бодрость или постоянная вялость — крайняя редкость; обычно имеет место только тенденция. Проявление же тенденции зависит от образа жизни.

Генетики давно уже выяснили, что у всех организмов есть наряду с активно действующими генами еще и множество подавленных, не проявляющихся или слабо проявляющихся. Это относится и к организму в целом. В большинстве случаев за, казалось бы, сложившимся типом таится другой, как бы теневой, конституция как бы спящая или дремлющая — имеющиеся, но не реализуемые возможности. И мне приходилось не раз наблюдать, как человек по тем или иным причинам переходит из одного типа в другой (увы, не всегда в наилучший). Более того, мне отчасти удалось изменить и собственный тип, но об этом потом…

Именно таков и ваш случай: для вас ВОЗМОЖНО и иное состояние, вы это сами знаете, оттого и мучаетесь. Если бы у вас не было в активе хотя бы этих 30 бодрых дней, если бы совсем не было с чем сравнивать — вы бы и не жаловались, а считали, что живете нормально, то есть были бы, наверное, глубоким флегматиком, только и всего…

Давайте разбираться.

Мозг мозга. Начнем с физиологии. Психофизический тонус, как известно теперь медикам и физиологам, определяется состоянием специальных центров мозга, находящихся в самой его сердцевине, в том, что можно назвать «мозгом мозга». Это главный энергетический регулятор, дозирующий расход внутренних сил, пульт, подающий напряжение для всех приборов и лампочек организма. У вас активность «мозга мозга» по большей части держится вблизи нижнего предела.

Причиной тому может быть либо нехватка в «мозге мозга» неких биохимических компонентов, его собственных рабочих веществ, либо, наоборот, наличие веществ лишних, подавляющих — внутренних ядов. Либо же — как чаще всего и бывает — и то, и другое.

От чего мы зависим. Пойдем дальше. А от чего же зависит эта самая биохимия? От многого. От солнечных протуберанцев и направления ветра. От прирожденных свойств нервных клеток и от количества и качества крови, того питания, которое получает мозг… А от чего зависит это количество и качество? Тоже от многого. От активности кровообращения: от работы сердечной мышцы и состояния ваших сосудов и капилляров. От того, чем вы дышите, что и как всасывается в органы пищеварения, а значит, и от состояния самих органов пищеварения, и конечно, от того, что вы едите и пьете. От того, что и как выводится прочь — от работы органов выделения: почек, кожи, кишечника, легких, клеток соединительной ткани…

Мозг и мышцы. Но и это еще не все: мозг связан еще и с мышцами; в «мозг мозга» непрерывно идут импульсные и химические сигналы о том, как им, мышцам, живется-можется, что им надо и чего от них можно ждать.

И эта связь очень важна, ибо мышцы — и слуги мозга, и в немалой мере энергоснабженцы: и через биопродукты, поступающие от них в кровь, и через импульсную обратную связь. Мышца — это действующее продолжение мозга, вынесенное в пространство, и дальше мышцы способна действовать только мысль.

…Ну, так что же? Картина не так уж проста, не правда ли? Зависимостей очень много, и все обоюдные. На тонус влияет все, и тонус влияет на все. Какое-то звено не срабатывает — и вот целый порочный круг… Но какое же? Где круг начинается и как его разорвать?..

Продолжать искать некую таинственную, глубоко прячущуюся болезнь, чтобы потом, может быть, найти от нее еще более таинственное лекарство?..

А вот что очевидно, то очевидно. Вам не хватает самого простого: движения и свежего воздуха. Организм ваш пребывает в застое, в глубокой инерции, в самоотравлении малоподвижностью. Тело ваше почти не работает, «мозг мозга» не получает необходимой стимуляции, и никакое питание поэтому не идет впрок, а наоборот, становится дополнительным источником внутренних ядов. Что-то к этому добавляет и отравление табаком, что-то — отравление дурным настроением, скверными мыслями…

Не спешите разочаровываться, дорогой М., если сейчас вы услышите то, что уже многократно слышали. Возможность новой жизни зависит сейчас от того, как отнесетесь вы к старым истинам.

Пять минут назад. «Новое — хорошо забытое старое». Мы хорошо, мы очень хорошо забываем. Мы забыли собственную Природу. Перестав жить, как жили тысячи и миллионы лет, — только что, исторически всего минут пять назад, — перестав жить по Природе в связи с появлением денег, автомобилей, телевизоров и т. д., перестав, короче говоря, быть собой, мы тут же забыли о том, как это делается. Как есть, спать, дышать, двигаться…

Но не забыли о том наше бедное тело и наша глупышка психика. Стараются нам напомнить, бьются изо всех сил, что-то лопочут на языке наших болезней, недомоганий, всяческих отклонений… А мы тупы и глухи. Не вспоминаем.

Насилие необходимо. Глупо ошибается тот, кто думает, будто следовать Природе — значит ни к чему себя не принуждать, а повиноваться только своим желаниям. Давайте вспомним сперва о том, что произвели нас на свет вовсе не по нашему заявлению об уходе из чрева, а путем грубого физического насилия. Давайте вспомним: спасаться от голода, холода и врагов, бегать, бродить целыми днями, сражаться, лезть в ледяную воду, карабкаться на скалы — все это отродясь делалось далеко не по доброй воле. Вспомним: зачем нам ноги и плечи, позвоночник и мощный таз, зачем это изобилие малонужных мускулов и скрипучих связок? Зачем столько горючего адреналина в крови? Да все затем же: чтобы выдержать вынужденные нагрузки. Необходимость природного насилия предусмотрена нашей генетической программой — мы испытываем в нем потребность, хотя далеко не всегда ее осознаем. Нам нужны напряжение, и борьба, и опасность, и страх, и торжество, и скорбь, и экстазы…

Перегруженность недогруженностью. Мы говорим: стресс, чертов стресс, нас достают, видите ли, эмоциональные перегрузки. Да, все так. Но какой стресс и какие перегрузки, позвольте спросить? Знаете ли вы, какой самый взрывчатый материал в мире? Скука! Отсутствие настоящего стресса, даваемого природной борьбой за жизнь, а не телефонными звонками, домашними скандалами и руганью в очередях; перегрузки от недогрузок… А знаете ли вы, почему так тяжело ехать в переполненном транспорте в часы «пик»? Толкотня, духота, давка. Но главное — неподвижность: нельзя повернуться, изменить позу, нельзя подпрыгнуть, толкнуть… И правильно, конечно: нельзя! — но иногда кое-кому так хочется… Мы говорим: спорт. Да, прекрасно, но спросим себя — зачем? Не затем ли, чтобы заполнить вакуум, образовавшийся в результате исчезновения вынужденных природных нагрузок? До спорта ли было пахарям и охотникам, воинам на войне, пастухам в горах? Сама жизнь их и была спортом.

10
{"b":"133710","o":1}