ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шутки шутками, но если вы чувствуете, что какое-либо деликатное движение вам помогает, нет смысла вырабатывать новый АТ-символ, а стоит лишь подключить его к AT. Всякий раз начинайте и заканчивайте этим движением очередную аутотренировку. Этот же сигнал подавайте себе в трудной ситуации, едва заметите в этом необходимость. Он сработает через подсознание. Если же символа нет или вы его не знаете, то есть смысл принять новый, любой — чем. проще, тем лучше. (Мой личный АТ-символ — легкое разгибание пальцев левой руки: когда-то у меня был здесь «зажим», теперь — только воспоминание).

…Не удалось? Не падайте духом. Не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Отчаялись?.. И не отчаивается тот, кто ничего не делает.

Минус на минус

Удивительное создание человек! Нет способности, не имеющей дефекта. Нет характера, не имеющего антихарактера. Нет идеи, не имеющей контридеи. И, кажется, нет такой болезни, которая не имела бы своего антипода в виде другой болезни.

Вот два письма, пришедшие ко мне с разных концов нашей страны. Не буду приводить их текстуально. Два случая невроза одного и того же органа — мочевого пузыря. Но случаи прямо противоположные: в одном человек испытывал позывы, как только оказывался в незнакомой обстановке и в обществе незнакомых людей; в другом — наоборот, не мог сделать это простейшее дело в присутствии кого-либо, даже отдаленном, даже за дверьми, и не было никакой возможности в незнакомом месте… В обоих случаях, понятно, тяжкие страдания и неудобства. Множество испробованных лекарств ни тому, ни другому не дали никаких результатов. Не помог и гипноз (в первом случае), не подействовала (во втором) и рационально-аналитическая психотерапия. «Последняя надежда» — в обоих письмах…

Суть парадоксального метода. Здесь я должен, хотя и с некоторым запозданием, упомянуть о великой заслуге австрийского врача Франкля, впервые применившего в лечении неврозов метод так называемой «парадоксальной интенции». Метод заключается в сознательном вызывании, в провоцировании того самого симптома, от которого пациент страдает и хочет избавиться. Если, например, у человека «писчий спазм» — неуправляемое напряжение мышц руки, держащей карандаш или ручку, то ему предлагается вызвать у себя этот спазм нарочно и как можно сильнее. Как ни странно спазм исчезает! «Вы не спите ночью? — говорил Франкль своим пациентам. — Прекрасно! Старайтесь не спать, старайтесь изо всех сил, бодрствуйте, боритесь с мельчайшей крупицей сна! Посмотрим, что из этого выйдет, сумеете ли вы одолеть сон…»

Я уже применял в своей практике метод «гротеска», описанный в ИБС, когда узнал о работах Франкля, проведенных еще в те годы, когда я был малышом. И надо сказать, ничуть не огорчился, поняв, что изобрел очередной велосипед.

Никто не первый и никто не последний. Парадоксальный метод, по сути своей, метод столь же древний, сколь и сладость запретного плода…

Как не удержится мальчик отведать вина из сосуда,
который при нем запечатан,
Как опрокидывает колесницу с возницею вместе
нещадно хлестаемый конь,
Так и Фортуна чрезмерность усердия нам не прощает,
И надоедливых псов щелкает по носу Зевс.

Это по-своему чувствовали и стоики, и буддийско-йогов-ские мудрецы, и христианские… А недавно вот и психологи обнаружили, что оптимальный уровень мотивации, то есть заинтересованности, необходимой для достижения успеха, как правило не есть максимально возможный. На шкале от нуля до максимума точка оптимальности чаще всего лежит где-то между максимумом и серединой — похоже, что как раз в математической точке так называемого «золотого сечения», таинственно важной для всех видов гармонии: и в музыке, и в живописи, и в архитектуре, и в строении тела, и в дизайне жилища… На это общее правило накладываются индивидуально-типологические различия. У сангвиников и флегматиков оптимум ближе к максимуму, у меланхоликов и холериков сдвинут в сторону минимума. Не для всех, следовательно, справедлива очевидная, казалось бы, истина: чем больше хочешь, тем больше добьешься. Справедливо и обратное, выраженное формулой: «чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей».

«Парадокс сверхзначимости» — основа множества конфликтов, внешних и внутренних. Это он вызывает такие разные по виду расстройства, как заикание, бессонница, импотенция, тот же писчий спазм, невозможность заниматься тем, чем надо, именуемую «безволием», всяческие страхи, застенчивость… Напряженная борьба с напряжением, отдаление цели средствами, уничтожение жизни путем жизнеобеспечения… Это происходит на различных уровнях, происходит с вами и со мной, каждый день, и имеющий глаза — да увидит.

Суть же лечебного метода — парадокс встречный: принять, чтобы освободиться; примириться, чтобы превозмочь; забыть, чтобы вспомнить; отдать, чтобы получить; уйти, чтобы остаться; проиграть, чтобы выиграть…

Что и требовалось доказать. Кстати, коль уж о том зашло. У сексопатологов при лечении мужской проблемы с невротической почвой давно уже в ходу безыскусный, но весьма действенный-прием «провоцирующего запрета». Пациенту (и весьма желательно другой заинтересованной стороне) торжественно объявляется, что в течение такого-то срока, в целях восстановления нервной энергии и т. д. и т. п., ему не рекомендуется — да, не рекомендуется или даже категоричнее — запрещается — да, запрещается! — именно то, в чем проблема… При этом, однако, разрешается находиться в обществе упомянутой заинтересованной стороны, разрешаются некоторые проявления интереса и нежности, разрешается, короче говоря, все, кроме того, в чем проблема… Ну и конечно же, при таком условии, если только пациент не чересчур большой педант… Что и требовалось доказать. (Аналогично и для другой заинтересованной стороны).

Вы уже, наверное, догадались, читатель, что я посоветовал двум вышеупомянутым корреспондентам. Да, именно так: первому стараться делать одно, другому — другое… Да, стараться сознательно делать как раз то, что само собой делает глупое подсознание — бороться наоборот! (Правда, с некоторыми уточняющими деталями, входить в которые публично мы не можем). Общими же для обоих советами были: 1) научиться хорошо расслаблять все тело и особенно мышцы поясницы и живота, с вызыванием чувства тепла в ногах и области таза; 2) смотреть на свою проблему — и это прежде всего — с философским юмором, как она, в сущности, того и заслуживает; иначе говоря, — избавиться от гнетущей сверхзначимости… Результаты не заставили себя ждать: оба избавились от своих неврозов.

Чудо, которое всегда с вами

«На вашем Эхо-магните[1] я закончил институт, а дело было, казалось, безнадежное», — сказал мне один парень, с которым мы случайно познакомились во время моего — отдыха на Кавказе. «Ваш Эхо-магнит избавил меня от хождения к сексопатологам, а дело было, казалось, безнадежное», — сообщил другой человек, из-за рубежа. «Эхо-магнит стал для меня тем, чем не могли стать килограммы лекарств, принимавшихся 10 лет подряд», — а это написала женщина, страдавшая тяжелым неврозом страха. Для психотерапевта, конечно же, нет большей радости, чем слышать такое. И сейчас я хотел бы только пояснить вам, читатель, что чудо, которое я называю Эхо-магнитом, работает в нас всегда.

Одно из обычнейших, знакомых каждому, проявлений — вспоминание забытого слова, фамилии или мысли: вы чувствуете, вы знаете, что помните это, но ЭТО куда-то ускользает, ЭТО не дается… И вот, чтобы вспомнилось, необходимо, во-первых дать себе задание — вспомнить, а во-вторых, перестать вспоминать, забыть, что вам надо вспомнить… И вдруг в какой-то момент — неожиданно! — приходит само!..

вернуться

1

См.: «Искусство быть собой».

47
{"b":"133710","o":1}