ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Стогн, – фыркнула миссис Аркуэтт.

– Да, в словаре посмотрите!

– В том карманном, в котором ничего и нет? Всё время, если я в нём ваше слово не нахожу, у вас словарь виноват!

Эллен обвела взглядом рассерженных игроков.

– У Гордона должен быть словарь, – предположила она и поднялась со стула. – Давайте я вам его принесу, только скажите, где его комната.

– Правильно, – заявила миссис Аркуэтт решительно. – Уж у него-то точно есть. – Она тоже встала. – Вы, милая, уж посидите. Я знаю, где он лежит.

– Можно мне с вами? Хотела бы посмотреть, как живёт Гордон. Он мне говорил, что там всё просто здорово…

– Идёмте, – скомандовала миссис Аркуэтт и, печатая шаг, направилась к дверям. Эллен поспешила за ней.

– Вот сами и увидите, – кричал мистер Фишбэк им вдогонку. – Да я знаю столько слов, что вам и за сто лет не приснится!

Эллен ни на шаг не отставала от бормочущей что-то возмущённо миссис Аркуэтт, и, взбежав по вытесанным из тёмного дерева ступеням лестницы наверх, они проследовали в дверь ближайшей к лестничной площадке комнаты.

Стены её оказались оклеены яркими цветными обоями. Обстановку составляли кровать под зелёным покрывалом, туалетный столик, мягкое кресло, письменный стол… Миссис Аркуэтт, схватив книгу с крышки туалетного столика, подошла к окну и принялась листать страницы. Эллен приблизилась к столику и пробежала взглядом по корешкам выстроенных на нём в ряд книг. Может быть, попадётся дневник. Тетрадка любого вида. «Лучшие рассказы 1950 года», «Очерки по истории», «Справочник по произношению для радиокомментаторов», «Бесстрашные быки», «История американского джаза», «Лебединый путь», «Элементарная психология», «Три знаменитых детективных романа» и «Из копилки американского юмора».

– О, помилуйте, – воскликнула миссис Аркуэтт, тыча указательным пальцем в раскрытый словарь. – Стогны, – начала она читать, – стогн, множественное – стогны, широкие улицы, площади. – Она захлопнула книгу. – И откуда он берёт такие слова?

Эллен прошла к столу, на котором веером лежали три нераспечатанных конверта. Миссис Аркуэтт перехватила взглядом её движение, возвращая словарь на туалетный столик.

– Тот, что без обратного адреса, я полагаю, ваш.

– Да, это так, – подтвердила Эллен. Два других письма пришли – одно из редакции «Ньюсуик», второе – из Нэшнл Бродкастинг Компани.

Миссис Аркуэтт направилась к двери.

– Идёте?

– Да, – ответила Эллен.

Они медленно повторили пройденный путь в обратном направлении – сначала спустились по лестнице, потом коридором прошествовали на кухню, где их дожидался мистер Фишбэк. Едва заметив сердитую гримасу миссис Аркуэтт, он тут же разразился торжествующим кудахтаньем. Она наградила его убийственным взглядом.

– Это означает площадь, улицу, – пояснила она, плюхнувшись на свой стул. Он продолжал смеяться. – О, да замолчите же, давайте играйте, – проворчала миссис Аркуэтт. Мистер Фишбэк перевернул две буквы.

Эллен взяла сумочку со стула, на котором висело её пальто.

– Думаю, что мне пора идти, – сказала она удручённо.

– Идти? – посмотрела на неё миссис Аркуэтт, приподнимая брови.

Эллен кивнула.

– Но, бога ради, вы, что, не дождётесь Гордона? – Эллен похолодела. Миссис Аркуэтт взглянула на часы на холодильнике, что стоял рядом с выходом из кухни. – Десять минут третьего, – отметила она. – Его последнее занятие заканчивается в два. Он будет здесь с минуты на минуту.

Она не могла говорить. Поднятое к ней лицо миссис Аркуэтт расплывалось в её глазах от подступающей дурноты.

– Вы… вы же сказали мне, что его не будет весь день… – пролепетала она в конце концов.

– Как! – воскликнула миссис Аркуэтт с оскорблённой миной. – Я никогда ничего подобного вам не говорила! Чего же вы тут сидели, если не собирались его дожидаться?

– По телефону…

У домовладелицы отвисла челюсть.

– Это вы были? Около часу?

Эллен беспомощно кивнула.

– Хорошо, что же вы не сказали, что это были вы? Я-то думала, это была одна из этих дурёх. Всем, кто звонит не называя себя, я говорю, что его весь день не будет. Даже если он здесь. Он мне так велел. Он… – Выражение радушия исчезло с лица миссис Аркуэтт. Глаза потускнели, тонкие губы сжались в угрюмой, подозрительной гримасе. – Если вы думали, что его целый день не будет, – медленно произнесла она, – зачем вы вообще сюда пришли?

– Мне… мне хотелось посмотреть на вас. Гордон столько писал о…

– Зачем вы задавали все эти вопросы? – миссис Аркуэтт поднялась со стула.

Эллен взялась за своё пальто. Внезапно миссис Аркуэтт схватила её за руки, до боли стиснув их своими длинными костистыми пальцами.

– Оставьте меня. Пожалуйста…

– Что вы разнюхивали у него в комнате? – Эллен видела перед собой только вплотную придвинувшееся к ней лошадиное лицо домовладелицы, её расширенные от злости глаза, сухую красную кожу. – Что вам там было нужно? Успели что-то схватить, когда я отвернулась?

Позади скрипнул стул мистера Фишбэка, затем послышался его испуганный голос:

– Зачем ей что-то воровать у своего двоюродного брата?

– Кто сказал, что он ей двоюродный брат? – огрызнулась миссис Аркуэтт.

Эллен тщетно пыталась высвободиться из её захвата.

– Пожалуйста, вы делаете мне больно…

– И я не думаю, что это одна из тех надоедливых девиц, что пристают ради сувенира, чего-нибудь на память, – сказала домовладелица, прищурив свои водянистые глаза. – Зачем она задавала все эти вопросы?

– Я его двоюродная сестра! Да! – Эллен старалась придать голосу твёрдость. – Сейчас мне нужно идти. Вы не можете меня здесь задерживать. Я увижусь с ним позже.

– Ты увидишься с ним сейчас, – процедила миссис Аркуэтт. – Ты останешься здесь, пока не придёт Гордон. – На секунду она отвела глаза в сторону, на что-то позади Эллен. – Мистер Фишбэк, встаньте у запасного выхода. – Следуя взглядом за медленным перемещением мистера Фишбэка по кухне, она дождалась, когда он займёт указанную позицию, затем отпустила Эллен. Бросившись к главной двери, она заблокировала её, встала в дверном проёме, скрестив руки на груди. – Мы разберёмся, к чему всё это, – заявила она.

Эллен потерла свои руки в местах, пострадавших от железной хватки миссис Аркуэтт. Посмотрела на старика и домовладелицу, заблокировавших своими телами оба выхода из кухни: мистер Фишбэк нервно мигал за увеличительными стёклами своих очков; миссис Аркуэтт стояла монолитная и мрачная, как камень.

– Вы не смеете делать это. – Она подобрала с пола свою сумочку. Затем сняла пальто со спинки стула, перекинула его через руку. – Дайте мне уйти, – сказала она твёрдо.

Никто из них не пошевелился.

Хлопнула входная дверь дома, затем послышались шаги человека, поднимающегося по лестнице.

– Гордон! – прокричала миссис Аркуэтт. – Гордон! – Человек на лестнице остановился.

– Что такое, миссис Аркуэтт?

Домовладелица развернулась в дверном проёме и бросилась бегом по коридору.

Эллен посмотрела на мистера Фишбэка.

– Пожалуйста, – взмолилась она. – Дайте мне уйти. Я не сделала ничего плохого.

Он медленно покачал головой.

Она стояла без движения, слыша возбуждённое верещанье миссис Аркуэтт где-то на другом конце коридора. Шаги приближались к кухне, голос говорившего становился громче.

– Она всё спрашивала, с какими девушками ты встречался в прошлом году, и даже ухитрилась заставить меня провести её в твою комнату. Она глядела на твои книги и письма на твоём столе, – внезапно кухня наполнилась голосом миссис Аркуэтт. – Вот она!

Эллен обернулась. Миссис Аркуэтт стояла слева от стола, обвиняюще указывая на неё поднятой рукой. Гант остановился в дверях, прислонившись к косяку, высокий и худощавый, в лёгком светло-голубом пальто, с книгами в одной руке. Он смотрел на неё какую-то секунду, затем, растягивая и без того длинную линию скул, изогнул губы в улыбке и слегка приподнял бровь.

23
{"b":"133712","o":1}