ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что… что тебе нужно?

– Объяснение.

Она настежь распахнула дверь и встала в дверном проёме, как будто это был номер Ганта, а она к нему пришла.

– Очень просто. Я слушала все твои передачи…

Он глянул на чемодан.

– В Висконсине?

– Это всего лишь в ста милях. Мы принимаем КБРИ. На самом деле.

– Валяй дальше.

– Я всё время слушала тебя, и твоя передача мне очень нравится. И вот я в Блю-Ривер, так почему бы не попробовать встретиться с тобой.

– И когда ты с мною встретилась, то пустилась наутёк.

– Хорошо, а что бы ты сделал? Я не думала, что всё будет так. Я прикинулась твоей двоюродной сестрой, потому что… потому что хотела разузнать о тебе – какие девушки тебе нравятся…

Задумчиво потирая подбородок, он встал с кровати.

– Откуда ты узнала номер моего телефона?

– Из студенческого справочника.

Он шагнул к полочке в ногах кровати и потрогал чемодан.

– Ты из Колдуэлла, а откуда у тебя Стоддардский справочник?

– Дала одна здешняя студентка.

– Кто?

– Аннабелл Кох. Она моя подруга.

– Аннабелл… – Он узнал имя. Недоверчиво покосился на Эллен. – Эй, да ты мне не заливаешь?

– Нет. – Она опустила взгляд на свои ладони. – Знаю, всё это смотрится смешно, но твоя передача так нравится мне. – Когда она снова взглянула на него, он стоял у окна.

– Из всего тупого, идиотского… – начал он и с внезапной вспышкой изумления в глазах вытаращился на что-то в коридоре позади неё. Она оглянулась. Смотреть совершенно было не на что, коридор как коридор. Она повернулась снова к Ганту, но он теперь, оказывается, глядел в окно, стоя спиной к ней. – Ладно, Хестер, – продолжил он. – Лестное объяснение, – он встал к ней лицом, опустив вниз сунутую, было, себе за пазуху пиджака ладонь, – и я его надолго запомню. – Он зыркнул на полуоткрытую дверь ванной. – Ничего, если я попользуюсь удобствами? – спросил он и прежде, чем она успела хоть что-нибудь ответить, сиганул в ванную комнату и закрыл за собою дверь. Щелкнул запор.

Эллен тупо уставилась на дверь, теряясь в догадках, поверил ей Гант или нет. У неё дрожали колени. Сделав глубокий, жадный вдох, она прошла к письменному столу и взяла из сумочки сигарету. Она сломала две спички, прежде чем смогла зажечь её, и затем стояла, глядя в окно, нервно перекатывая авторучку по совершенно голому, если не считать брошенной на него сумочки, столу. Голому… а письмо?.. Письмо Баду! Гант стоял рядом со столом и обдурил её, заставив оглянуться назад, в коридор, а сам встал лицом к окну; когда же повернулся к ней, вытаскивал руку из-за пазухи своего пиджака!

Как сумасшедшая, она принялась молотить кулаками по двери ванной.

– Отдай мне письмо! Отдай его мне!

Прошло несколько секунд прежде, чем Гант ответил из-за двери своим глубоким, поставленным голосом:

– Моё любопытство особенно ненасытно, когда речь идёт о липовых двоюродных сёстрах, вешающих на уши лапшу.

Она стояла перед открытым выходом из номера, одной рукой касаясь косяка, в другой – держа пальто, поглядывая то на всё ещё запертую дверь ванной, то в коридор, машинально улыбаясь случайным прохожим. Коридорный поинтересовался, не нужно ли какой помощи. Она покачала головой.

Наконец Гант вышел, аккуратно вкладывая письмо в конверт, и положил его на письменный стол.

– Так, – произнёс он. Посмотрел на неё, словно оценивая, насколько она готова к бегству. – Так. – Как-то неловко улыбнулся. – Как говорила моя бабушка, если по телефону спрашивали Лану Тёрнер: «Парень, ты не туда попал!»

Эллен продолжала стоять без всякого движения.

– Послушай, – начал он. – Я её даже не знал. Поздоровался с ней, может быть, раз или два. Там были и другие светловолосые парни. Я даже не знал, как её зовут, пока не появились фотографии в газетах. Преподаватель контролировал посещаемость по номерам сидений, никогда не устраивал перекличку. Я даже не знал, как её зовут.

Эллен продолжала неподвижно стоять.

– Ну, ради бога, если ты хочешь побить рекорд по бегу, пальто будет тебе лишь мешать.

Она стояла неподвижно.

Двумя стремительными шагами он перенёсся к ночному столику у кровати и схватил лежавшую на нём Гидеоновскую Библию. Поднял правую руку:

– Клянусь на этой Библии, что я никогда не встречался с твоей сестрой, сказал ей не более двух слов… или чего-либо… – он положил Библию на место. – Ну?

– Если Дороти убили, – сказала Эллен, – сделавший это человек поклянётся на дюжине Библий. И если она думала, что он её любит, значит, он тоже был хорошим актёром.

Гант возвёл глаза к небу и протянул руки вперёд, для воображаемых наручников.

– Хорошо, – сказал он. – Я не окажу сопротивления.

– Так весело; ты думаешь, что над этим можно шутить.

Он опустил руки.

– Прости, – произнёс он с искренним сожалением. – Но каким чёртовым способом я могу доказать тебе, что я…

– Никаким, – сказала Эллен. – Уходи.

– Были другие парни со светлыми волосами в классе, – настаивал он. Он щелкнул пальцами. – Был там один, с которым она всё время приходила! Подбородок, как у Кэри Гранта, высокий…

– Дуайт Пауэлл?

– Верно! – Он вдруг умолк. – Он включён в твой список?

Эллен помедлила секунду, потом кивнула.

– Это он!

Она посмотрела на него подозрительно.

Он вскинул руки вверх.

– О'кей. Сдаюсь. Вот увидишь, это был Пауэлл. – Он направился на выход, Эллен попятилась в коридор. – Я всего лишь хотел бы уйти, как ты мне предлагаешь, – заметил он горделиво.

Она позволила ему выйти в коридор.

– Если ты не хочешь, чтоб я продолжал звать тебя Хестер, тебе придётся сказать мне своё настоящее имя.

– Эллен.

Казалось, Гант не спешил уйти.

– Что ты собираешься делать сейчас?

– Не знаю, – ответила она после секундного раздумья.

– Если вздумаешь навестить Пауэлла, не пудри там мозги, как сегодня днём. Он может оказаться не из тех, кому нравятся такие шутки.

Эллен кивнула.

Гант оглядел её с головы до ног.

– Девчонка на спецзадании, – пробормотал он задумчиво. – Вот уж не думал, что когда-нибудь увижу такое. – Он сделал несколько шагов по коридору и вдруг остановился, повернулся к Эллен.

– А тебе доктор Ватсон не понадобится, как думаешь?

– Нет, спасибо, – сказал она, продолжая стоять в дверях. – Извини, но…

Он пожал плечами и усмехнулся.

– Понимаю, анкетные данные не те. Что ж, удачи, – он развернулся и зашагал прочь по коридору.

Она отступила назад, в номер, и медленно закрыла перед собой входную дверь.

…Сейчас 7:30, Бад, я с комфортом устроилась в очень милом номере отеля «Нью-Вашингтон» – только что пообедала и собираюсь принять ванну, а потом залечь спать – у меня сегодня выдался нелёгкий денёк.

Половину которого я провела в приёмной декана по работе со студентами. Когда я наконец попала к нему на приём, то рассказала ему сказку про то, что Дороти, якобы, не уплатила долг одному симпатичному блондину, вместе с которым она занималась осенью английским. После длительного копания в архивах и просмотра целой подборки снимков беглых каторжников на бланках заявлений мы вышли на подозреваемого – проживающего по адресу 1520 Тридцать пятой улицы в Западном секторе мистера Дуайта Пауэлла, сезон охоты на которого открывается завтра утром.

Как тебе такое начало? Не стоит недооценивать способности женщины! Люблю, Элен.

В восемь часов, перед тем, как начать раздеваться, она бросила двадцатипятицентовую монетку в прорезь радиоприёмника на ночном столике и нажала кнопку с надписью КБРИ. Сначала из динамика послышался негромкий гул, а затем комнату заполнил бархатный, звучный голос Ганта: «…ещё один сеанс с Дискоболом или, как это определяет наш инженер, „Средь рёва и гвалта бред Гордона Ганта“, что указывает на ограниченность чисто технического образования. Теперь к сегодняшней программе. Вечер открывает старенькая песенка, посвящённая мисс Хестер Холмс из Висконсина…»

25
{"b":"133712","o":1}