ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брук вытер кровь, показавшуюся в уголке рта.

— Ну, а теперь, — он обвел взглядом посетителей, — скажите же мне наконец, как я могу найти Кэтрин?

— Может, мне позвонить Рут? А ты сядь — попей пивка, — предложил бармен.

— Ладно, Джим. Но только позвони ей сейчас же, прошу тебя.

Бармен подошел к Килману.

— Иди домой, приятель. Слишком уж тут тесно для вас двоих.

Килман нехотя вышел за дверь.

— Должно быть, ты уже давненько не пивал пива, парень. Какого тебе налить?

— Позвони же скорей Кэтрин, — ответил он. — Только из-за нее я и пришел сюда.

15

Кэтрин прогуливалась вдоль реки. Она отошла от дома Рут достаточно далеко и как раз собиралась поворачивать назад, когда услышала сирену. Сквозь деревья она увидела, как к центру Кейлоуна на всех парах мчалась машина шерифа. Это зрелище заставило ее занервничать. За последнее время она вдоволь наобщалась с представителями власти.

Вообще-то, все, что с ней произошло, было не так уж плохо. В особенности после того, как она сделала заявление относительно Килмана. Полицейский, записавший ее показания, сказал, что история Джеффри Килмана с самого начала казалась им довольно подозрительной. Они даже считали, что прежде всего он, а никто другой, виновен в ее исчезновении. И в конце концов попросили ее остаться на несколько дней в городе, чтобы дать окружному прокурору возможность рассмотреть дело. Так что ей, в принципе, было нечего волноваться.

Все, с кем она говорила, гораздо больше интересовались Бруком, а уж потом только ею. Упоминание о Килмане вызывало неприязнь.

— Каков он из себя, Брук Сэвидж? — спрашивали люди.

Кэтрин ни с кем не желала обсуждать жизнь Брука и только говорила, что он одинокий человек, мечтающий о том, чтобы его оставили в покое. Она надеялась на то, что люди перестанут перемывать ему косточки, хотя и понимала, что такое вряд ли возможно. Ей уже звонили с полдюжины репортеров, а один даже не постеснялся появиться на пороге дома Рут Лимсей. Кэтрин отказывалась говорить с ними, а только умоляла о том, чтобы они не вторгались в частную жизнь Брука. Но никто не хотел внять ее мольбам.

Думая о том, что Бруку может понадобиться защитник в Кейлоуне, Кэтрин рассказала о нем Рут. Она попросила женщину держать ее в курсе того, что говорили о Бруке в городке.

— Милая, а что ты собираешься делать дальше? — спросила ее за ужином гостеприимная хозяйка. — Вернешься в Орегон?

— Наверное. Когда все прояснится, мне незачем будет оставаться здесь. Я все равно не смогу увидеться с Бруком.

— Может, он еще раздумает жить в горах и спустится вниз?

Кэтрин покачала головой,

— Нет, не думаю.

— Он, верно, расстроился, когда увидел, что тебя забрали.

— Уверена, что не обрадовался. Но мы оба знали, что когда-нибудь все это кончится. Не могли не знать. — На глаза Кэтрин навернулись слезы. Рут не стала задавать ей каких-либо вопросов, она и так все поняла.

Когда Кэтрин подошла к дому Рут, она увидела хозяйку в окне. Не успела Кэтрин подняться по ступенькам, как та уже открыла дверь.

— Милая, Брук вернулся! — прошептала она. — Полчаса назад звонили из бара. Он там и спрашивает тебя!

— О Боже!

— Тебе, наверное, стоит туда сейчас пойти. Очевидно, Джеффри Килман устроил там заварушку, потому что вызвали шерифа.

Так вот почему выла сирена! В душу Кэтрин закрался страх. Она немедля побежала к машине, припаркованной неподалеку.

Спустя минуту Кэтрин уже была в центре города. На главной улице стояло множество автомобилей. Около бара толпился народ.

Кэтрин поспешила в бар. Пробегая мимо полицейской машины, она увидела на заднем ее сиденье Джеффри Килмана. Он сидел с низко опущенной головой. У входа в заведение стояло несколько полицейских. В одном из них Кэтрин узнала человека, задержавшего ее в горах.

— Здравствуйте, мисс Меллит, — сказал он. — Хорошо, что вы здесь.

— А что случилось?

— Час назад здесь произошла стычка между Джеффри Килманом и Бруком Сэвиджем. Джеффри пошел домой, схватил ружье и вернулся сюда, чтобы убить Брука. Он стрелял, но промахнулся. Слава Богу, никто не пострадал.

— О Господи. А где сейчас Брук?

— В баре. Он ждет вас.

Кэтрин устремилась к двери. Внутри было темно — у стойки бара с барменом болтал полицейский. Брука нигде не было видно.

— Где он?

Полицейский показал на дальний конец комнаты. Кэтрин всмотрелась в темноту и увидела человека, поднимавшегося из-за стола. Все в нем было до боли знакомо, вот только борода куда-то делась и волосы стали немного короче.

— Что с тобой? — Не веря своим глазам, она всматривалась в его лицо.

— Стараюсь следовать моде. — Он улыбнулся и протянул ей руки.

Смеясь, Кэтрин бросилась к нему в объятия. Они поцеловались, и он закружил ее по комнате.

— Как же я счастлив видеть тебя, — пробормотал он. — С тобой все в порядке? Ты не представляешь, как сильно я волновался.

Кэтрин приложила ладони к его чисто выбритым щекам.

— У меня все хорошо. Дай на тебя поглядеть! — сказала она.

— Ну как я тебе?

Брук действительно очень изменился. Подумать только, и это тот самый человек, которого она полюбила!

— Похоже, тебе надо несколько попрактиковаться с бритвой. Что заставило тебя вернуться?

— Ты, Кэтрин. Я не мог остаться без тебя.

Он снова поцеловал ее, и так крепко и страстно, как там, в горах, где они были одни. Когда губы их разомкнулись, на ее глазах блестели слезы.

— Я уже и не чаяла, что когда-либо снова увижу тебя.

— Я тут подумал о твоем ранчо: мне захотелось увидеть место, в котором ты выросла. И еще я подумал о прощении самого себя. Ты была тогда права.

Кэтрин привстала на цыпочки и поцеловала его в щеку. Подумать только, какой нежной она была! Совсем недавно жизнь с ним казалась ей всего лишь несбыточной мечтой, и вот теперь мечта эта постепенно обретала явственные очертания.

— Мы уедем отсюда, как только дело будет рассмотрено, Брук! Я так хочу увезти тебя домой.

— Только сначала я должен поговорить с шерифом и Джеффри. Я не хочу, чтобы он попал в тюрьму.

— Откуда такое великодушие?

— Ты была права, когда говорила о том, что для меня самое главное — обрести душевное равновесие. Но достижение его невозможно без примирения с Джеффри. Даже когда мы дрались, я не позволял себе сделать ему больно по-настоящему. Потому что понимал, как это важно для установления нормальных отношений с людьми.

Кэтрин улыбнулась.

— Брук, ты просто прелесть! Я так тебя люблю!

— И я тебя люблю. — Брук обнял ее. — Теперь, когда я оказался здесь, я рад этому. Но люди действительно очень странные. Они задают кучу вопросов и говорят одновременно, не слушая друг друга. Неужели это всегда так?

Кэтрин расхохоталась.

— Наверное, на первых порах нам стоит побольше гулять в лесу.

Брук взял ее лицо в свои ладони и пристально посмотрел ей в глаза.

— На этом твоем ранчо, случайно, нет никакой пещеры?

— Нет. Но мы всегда можем потушить свет, развести в камине огонь и представить себе, что мы под ее сводами.

27
{"b":"133714","o":1}