ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Время тянулось медленно. Постепенно смирился и втянулся. Качался бездумно, как в трансе. Когда телега остановилась? Даже не заметил. Ещё минут 10 продолжал качаться, уцепившись за скобы. Гуд и Ор наверно не один раз заглядывали ко мне, но моё качание истолковали по своим понятиям моей сути и только их разговор привёл меня в себя. Вывел из транса. Говорил Ор Гуду:

— Капитан! А он телегу не сломает? Сила ведь у него не человеческая. Может обвязать её ещё верёвками поверху? А то потом собирай тюки по этой грязи!

Гуд молчал. Наверняка чесал репу. Только подумал о них тепло и ласково, уже хотел всё и озвучить, но не успел, так как мгновенно пришёл в себя. Осторожно выбрался из телеги и грозно посмотрел на своих сподвижников. Они привычно потупили глаза и молчали. Спасая свой авторитет, окинул всех взглядом. Прошёлся, разминая ноги, помахал руками, сделал несколько приседаний и спросил:

— Я долго гимнастику делать буду? Где постоялый двор? Что сами не знаете чего делать нужно?

Гуд и Ор дружно ответили:

— Нет!

Пришлось давать им указания. Они радостно бросились гонять воинов. Только бы сбежать от меня.

Приличный постоялый двор нашёлся недалеко. Его хозяин предоставил нам четыре комнаты. Одну для меня. Одну для Гуда, Ора и двух десятников и две для остальных воинов. Возничие получили место на конюшне. Телеги затолкали под навес и выставили караульного. Договорились о двух разовом питании и корме для коней. Всё снял на неделю. Немного поторговались и сошлись на четырёх золотых чешуйках. Гуд шептал мне на ухо, что это дорого. Но я согласился. Добавив баню для воинов и ежедневную вечернюю помывку для себя. Разместились быстро. Пока готовили обед, успел умыться и переодеться.

Мне обед подали в мою комнату. Остальные ели в трапезном зале трактира постоялого двора. Трактирные слуги накрыли стол. Я был приятно поражён обилием блюд и вкусом пищи. Три блюда из рыбы, похлёбка, холодные закуски и пять блюд из мяса. Попробовал всего. По окончанию обеда приказал позвать повара. Ожидал, придёт огромная баба, а пришла худая женщина. Хотел задать ей вопрос:

"Как она ухитряется сохранять такие габариты, при её работе?"

Но передумал и вручил ей две медные чешуйки. Пообещал, что если будет так вкусно готовить, то при съезде дам ей серебряную чешуйку. Пребывал в хорошем настроении. Недаром говорят:

"Путь к кошельку мужчины лежит через его желудок!"

Соврал? Да соврал! Мы бароны можем позволить себе не быть попугаями! В таком приподнятом настроении приказал трактирному слуге, убиравшему со стола, позвать Гуда и Ора. Они пришли быстро. И моё радостное настроение улетучились, ибо Ор принёс проблему.

Они вошли шустро. Гуд первым Ор вслед за ним. Поднял на них глаза и мой взгляд остановился на Оре. Гуд был одет в парадный кафтан, штаны и сапоги. Шляпу он держал в руке, а Ор был в полном боевом облачении. Шлем снял, только закрыв за собой дверь комнаты.

— Ты чего?

Спросил я удивлённо. Он молчал. Пришлось продолжить:

— Или мы ожидаем нападения? Мог бы предупредить!

Ор спокойно посмотрел на меня и нехотя ответил:

— Не! Просто в граде меня и некоторых воинов хорошо знают. Встречались, когда разбойничал. Пограбил некоторых немного. Я ведь не знал, что Лабе выберёт меня в кандидаты в свою рать? Вот особо и не прятался.

От сказанного им я растерялся и спросил:

— Что так трудно было прописку спросить?

Гуд и Ор переглянулись. Но уточнять не решились. Гуд пришёл на помощь своему помощнику:

— Господин барон! Грабят ведь все! Даже герцог, не говоря об остальных титулованных. Просто они таяться. Лица закрывают или просто рубят всех. А Ор поступал честно. Не таился и людей не губил. Благородно поступал. Просто накладка вышла. Бывает!

Я вспомнил о своём мире и царивших в нём нравах. Мы были не лучше.

У нас ведь тоже многие поступали так же благородно. Грабили и лиц не закрывали. А ещё и улыбались. С экранов телевизоров, плакатов и страниц газет. Мы ведь цивилизованные люди! А здесь мир средневековья. Свои ценности и понятия. Чего лезу? Но это было проблемой и её нужно было решать. Сам виноват! Нашёл, где набрать себе воинов. Чего теперь стонать?

Думал не долго.

— Ладно, Робин Гуд! Со своими известными шкодниками будешь ходить в полном облачении. Будете стражей.

Гуд пожал плечами и повернулся, чтобы уйти. Здесь до меня дошло, что моего капитана тоже зовут Гуд. Замахав руками, зашёлся смехом:

— Гуд, стой! Это тебя не касается.

Он застыл, а я перестал смеяться и продолжил:

— Ты возьми не очень известных благородных разбойников, переодень их в парадные мундиры и займись делами. Пойди к писцу, пусть составит прошение об аудиенции у герцога. Отнеси его в канцелярию герцога, заплати кому нужно. Мне нужно попасть к герцогу как можно быстрее. А ты Ор назначь караульных из своих "благородных" и возьми четверых. Будете сопровождать меня. Я хочу пройтись по граду. Действуйте!

Они вышли. А я принялся переодеваться в парадно-выходной мундир. В общем, нужно было ехать на конях. Но я всегда старался быть проще, ближе к людям. Причина была всё та же. Наездник был не ахти и лошадей боялся. Вот и выбрал простое решение. Пешие прогулки полезны для здоровья. Так утверждали именитые доктора в моём времени.

… Назвав это поселение градом, по меркам моего времени, здесь очень переборщили. Тысячи две разных строений, узенькие грязные улочки вели к площади или площадке перед замком герцога. Архитектура замка герцога особой выдумкой не страдала. Это была такая же круглая башня, как и мой, то есть теперь виконта Бернарда "замок". Только размерами больше, в высоту и в ширину. Больших различий не заметил. Он был обнесен тоже двумя стенами, только обе были из камня. Сам замок и несколько построек огибала каменная стена высотой метра четыре с двухстворчатыми воротами. Второй двор с конюшнями, кузницей, амбарами и большой деревянной избой, позже узнал, что в ней размещалась канцелярия и службы герцогства, огибала двухметровая каменная стена с широкими воротами. Сейчас они были распахнуты. На площади располагались торговые ряды. Примыкая к замковой второй стене, площадь окружали большие избы и хозяйственные строения жителей "града". Каждое такое подворье окружал деревянный забор. Узнал, что это "дома" местной знати. Уже за ними шли избы проще и землянки. Между ними стояли кузницы, мастерские ремесленников, трактиры и постоялые дворы. По улицам бродила деловитая живность. Свиньи, куры, видел и несколько коров. Жителей в граде было тысячи три. Столица! Но по сравнению с поселением, где стоял уже не мой замок, это был град.

За час мы дважды пересекли его ленивым шагом. Ничего интересного. Попадавшиеся люди, провожали нас взглядами, интереса не проявляли. Только вездесущая грязная детвора ходила за нами на расстоянии. Для них это было развлечением.

У раскрытых ворот малой стены замка прогуливался стражник-наёмник. Он окинул взглядом доспехи моих сопровождающих, их мечи. Затем посмотрел на свой засаленный панцирь из воловьей кожи и отвернулся с независимым и гордым видом.

На этом мой интерес к граду и прогулке закончился. Месить грязь, под хмурым небом и иногда срывающимся мелким дождём, удовольствие не очень интересное. В такую погоду лучше всего сидеть в комнате у горящего очага и нежиться в тепле. Это и сделал, вернувшись на постоялый двор. Так и промаялся до вечера. Вернувшийся Гуд доложил, что подмазал всех и получил аудиенцию на завтра в полдень. Время тянулось медленно. Наконец наступило время ужина.

В трактире постоялого двора начиналась жизнь. Собирался народ. Опрокинув по малому жбану ила, люди вели неспешные разговоры. Гомон голосов долетал до моей комнаты и не мешал мне скучать. В моём времени был телевизор. Бесчисленные сериалы позволяли коротать время. А здесь приходилось развлекать себя самому. Вот и развлекал. Придумывал. Что сказать герцогу? Как явиться к нему? Что преподнести? Так и дотянул до отхода ко сну.

24
{"b":"133715","o":1}