ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Утром приказал сворачивать лагерь. В этот день приготовили горячий завтрак, поели его, быстро собрались и тронулись в путь. Идти было не далеко. Всю дорогу молчал. Когда привёл всех в ущелье и показал долину замер. Ждал возгласов восторга, но был разочарован. Мои спутники осмотрели всё и уставились на меня. Романтика была им чужда. Плюнул и поставил задачи, после этого они разошлись. Точнее расползлись по поясу из гор, охватывающему долину. А я полез осматривать одно место. Оно очень заинтересовало меня. Вкратце опишу его.

Слева, от входа в долину на теле горы были четыре площадки, уменьшаясь в размерах, они поднимались вверх. Расстояние между площадками было пять-семь метров и на них выходили чёрные дыры входов в пещеры. Приложив усилие, влез на нижнюю площадку. Осмотрел её и смело шагнул в зев пещеры. Сразу же попал в большой зал пещеры. В её задней части была чаша размерами 10х12 метров с кристально чистой холодной водой. Вода вытекала из стены, стекала в эту чашу, а лишняя вода из чаши уходила в отверстие в полу пещеры, находившееся на уровне краёв чаши. Дальше обнаружил, точно также устроенную чашу, размерами 3х5 метров, но с тёплой водой. В конце этого зала темнели три отверстия. Лезть в них побоялся. Одному было страшно. Оставил эту пещеру и начал карабкаться на следующий выступ. Так по очереди осмотрел их все. В пещеры далеко не заходил. Причину объяснил раньше. За этим занятием меня застали спустившиеся сумерки. Они прервали мои исследования и заставили вернуться в лагерь.

Караульные времени не теряли. Стряпали ужин. А я сидел у костра и думал. Найденные места подходили для поселений. Но долина мне нравилась больше всего. Тогда и зародился этот план. Решил не мелочиться, а сразу строить три поселения. Нашлось место и для замка. Он прекрасно вписывался туда, где нашёл уступы с пещерами, это для него было идеальным местом. Строить его будет не сложно. Так мне казалось.

Уже в темноте вернулись посланные обследовать горы, окружавшие долину. Гуд и Ор доложили обо всём увиденном.

Долина находилась в овале из цепи гор и горных кряжей. С наружной стороны этой природной крепостной стены крепкий базальт круто обрывался от верхних точек к подножию, создавая отвесные стены. Да и сами подходы к этим природным стенам были усеяны валунами и провалами. Только в трёх местах были провалы между этими стенами. Два были неширокие, только один был широким, с пологими откосами. Но добраться до них снаружи кольца было не просто, и сделать это можно было только пешком. Ни одна лошадь в этих каменных нагромождениях не пройдёт. Так считали все, а не только Гуд и Ор. Договорились завтра осмотреть всё вместе, а послезавтра заняться обследованием найденных мной пещер.

Ночь пролетела быстро, пришёл день. Его запомнил надолго. Урок скалолазания получил очень насыщенный. Вечером в буквальном смысле дополз до лагеря. Проклиная Гуда, Ора и себя. Их за то, что настояли на моём участии в этом походе. Себя за то, что согласился. Как мог так легко попасться на их удочку?

С трудом проглотил ложку похлёбки и упал на своё ложе в телеге. Сначала испытал облегчение, а потом пришла боль. Болел каждый мускул, каждая клетка моего натруженного тела. Вот тогда и познал азы анатомии. Радости это не доставило. По наивности думал, что от усталости мгновенно усну. Но, увы! Боль прогнала сон и терзала моё тело. В тяжёлое забытье впал только к утру, когда наступил хмурый рассвет. Очнулся от боли в теле. Лежать сил не было. Встал, сполз с телеги и с трудом прошёл пару шагов. Мои воины спокойно спали. Их храп раздавался с телег. Вставать они не собирались. Чужое благополучие вызывало зависть и злобу, но выплеснуть всё это сил не было. Поковылял обратно на своё ложе. Так и лежал постанывая.

Отошёл немного только к обеду. Вставать не собирался, но оставлять спутников ничего не делать не мог. Потребовал к себе Гуда и Ора. Они пришли. Заспанные, помятые. Мне было плохо, а им хорошо! Зависть заставила меня забыть о своей боли. Злость придала силы. Спонтанно наехал на них:

— Отдохнули? Выспались? Голуби мои сизокрылые! Понимаю, что вы разделяете боль моего тела. Вот угораздило вселиться в такое слабое тело! Но вот, что подумал. Чего я мучусь? Рядом столько сильных тел! Вот взять даже ваши. Хороши! Переселись как в них, а вас двоих поселю в этом хилом теле, для совместного проживания. Вот и будет решение проблемы! Вы ведь с радостью отдадите свои тела великому воину Агору? Подойдите…

Дальше говорить было некому. Сонливость слетела с них. Переглянувшись, они мгновенно исчезли. Я даже моргнуть не успел. Уловил только переполох в лагере и наступившую тишину.

Кряхтя, вылез из телеги, сполз на землю и осмотрелся. Лагерь был пуст. Несчастного караульного нашёл забившимся в щель между валунов и дрожавшего от страха. Кроме коней и волов в лагере никого не было. От увиденного зрелища, истерически рассмеялся. Это разнесло этот смех, по ущелью исказив его. Добавило в него металла. А мне мгновенно стало легче. Боль ушла, захотелось есть. Нашёл в припасах вяленое мясо, лепёшки. Последние были как камень. Обычно их размачивали, но сейчас этого делать не стал, грыз их и запивал водой. Желудок насыщался, наваливалась дрёма. Оснований отказывать своему телу в блаженном состоянии сна? Не видел. Ночь почти не сомкнул глаз от боли. Поступил соответственно, бодро влез в свою телегу, упал на шкуры и мгновенно погрузился в глубокий сон.

Проснулся свежим, здоровым и голодным. Хмурый день уже клонился к вечеру. Караульный, едва увидев меня, юркнул в понравившуюся ему щель и замер там, закрыв глаза. Эта картина снова вызвала мой смех. Эхо исказило и разнесло его по ущелью. Караульный сжался в комок, втянув голову. Меня заинтересовал вопрос, как его заставили стать караульным? Ответ нашёл быстро. Его левый глаз заплыл, кожа вокруг него была фиолетовой. Огромный синяк занимал пол лица. Было понятно, что руку к этому приложил Гуд или Ор, или сделали это вместе. Уточнять не стал. Снова хотелось есть. Костёр горел. Подвесил котёл, натаскал воды, бросил в котёл вяленого мяса и крупы. Рыбы в реке было много. Два раза ткнул копьём и две рыбины лежали на камнях. В рыбах разбираюсь слабо. Знаю карпа, его в моём времени продавали в магазинах. Название пойманной рыбы не знал, но сунул её в золу костра. Видел, так запекали её в каком-то фильме. Делать это тоже не умел. Так и съем обугленную, полу сырую рыбу. Похлебал своего варева и почувствовал сытость. Сумерки уже спустились окончательно. Темнота заволокла ущелье, только свет костра немного отгонял её. Караульный видно за день изголодался прилично. Он даже выполз из своей щели, прельстившись запахом похлёбки. Но не подходил. Маячил в стороне. Решил его не мучить, отошёл от котла. Караульный времени терять не стал. Он подбежал к котлу, быстро наложил варева в большую плошку. Схватил её и отскочил прочь от костра в спасительную темноту. Лагерь оставался пустым. Остальные ещё не вернулись. Ждать их? Смысла не видел. Ночь есть ночь и люди должны спать. Так и поступил.

Утром поднял всех, едва рассвело. Дал возможность умыться, перекусить и повёл обследовать найденные мной пещеры. Теперь стонали они! А я был бодр и свеж.

Целый день обследовали пещеры. Даже составили их план! Вернулись вечером. Жизнь уже вошла в свою колею. О переселении в другие тела я уже не заикался. Все с опаской косились на меня, но постепенно от страха отходили. Даже приготовили ужин. Обычную похлёбку и менее подгоревшую рыбу. После ужина позвал к своей телеге Гуда и Ора. С обречёнными лицами они пришли.

Оживились только к концу совещания. Помощи от них не было, пришлось думать обо всём самому. Предстоял самый страшный этап, по крайней мере, таким он был в моём мире. Это был этап строительства. Об этом ужасе говорил. Оказалось, что здесь этот вопрос тоже был не проще.

Проектных институтов, архитекторов, строительных компаний и нелегальных иммигрантов не было. Во всём приходилось полагаться на себя, свой опыт и знания. Если учесть, что опыта строительства у меня не было, а все знания этого дела у меня основывались на прочитанных книгах и просмотренных кинофильмах, то мои трудности понятны.

29
{"b":"133715","o":1}