ЛитМир - Электронная Библиотека

Уже гораздо позже КАНМАР узнал, что они выполняли задачу по зачистке планеты с богатыми недрами. Она была определена для разработки нужных расе руд. Зачистку планеты проводили "Неуязвимые", а несколько поселений были выделены под зачистку воинам проходившим обучение и ещё не носили этого высокого звания. Это было испытание, экзамен на зрелость, кандидатам в когорту великих воинов расы. Его тогда они и сдавали. Едва выполнившие свою задачу воины скрылись в переходных порталах, как маяки сработали снова, из открывшихся больших порталов выползали самоходные комплексы добычи и переработки. Они расползались по планете, вгрызались в её землю. Роботы-перевозчики забирали из их бункеров, периодически выползавших на поверхность из проложенных шахт готовую обогащённую руду. Они доставляли её через порталы к автоматическим заводам. Перерабатывалось всё. Земля, строения, растения, животные, мёртвые тела и утварь убитых аборигенов. Вскоре эта планета была полностью выпотрошена перерабатывающими комплексами. Она всего на несколько лет пережила своих разумных аборигенов. Но узнав это, КАНМАР не смутился, он был истинным сыном своей расы и сострадания, жалости, не знал. Вот и не страдал. Спал и жил спокойно….

… Группа вернулась в учебный центр, вычистила и сдала оружие. Впереди была целая декада отдыха. В этот раз им предоставили места на курортных планетах, где они могли отдохнуть так, как и не мечтали. Там к их услугам было всё, ласковое море, золотой песок, бары, рестораны, дансинги и представительницы противоположного пола, тоже отдыхающие по полной программе. Этому он и отдался со всем усердием. Было здорово! Хотя из этого "здорово" в его воспоминаниях не осталось ничего, кроме воспоминаний об утренней головной боли и неприятных ощущений во всём организме. Эти ощущения проходили после тяжёлого принятия первой дозы, её приходилось заталкивать в себя силком, а затем…, всё становилось хорошо, вновь наступало беспамятство.

В себя КАНМАР пришёл только на четвёртый день в казарме. Точнее он вернул себе обычную свою физическую форму, но это далось тремя днями мук, когда чувствовал себя как новобранец первого года обучения. Вот и промелькнули воспоминания о том отдыхе, оставив нерадостные ощущения. Дальше начались занятия.

От прошлых лет они очень отличались.

Во-первых, им выдали новое современное оружие. Винтовки с вертикальными стволами. Верхний ствол был стволом лазерной винтовки, нижний ствол был стволом плазменной. Сбоку находился рычаг, переключавший винтовку с одного режима стрельбы на другой. Дополнял вооружение старый знакомый меч, но и он был другим. Это был меч с атомарной заточкой лезвия, противостоять ему не мог ни камень, ни метал. Насчёт щитов, объяснили, что их выдадут через год. Почему? Не объяснили, но так обычно и было всегда. Вопросы уделом воинов расы не были. Да и не до них было. Освоить новое оружие было не просто, а требовалось действовать им на уровне инстинкта. Давалось обучение нелегко. Хорошо хоть заряды и мощность меча были ослаблены в десятки раз, но ожоги и порезы украшали всех. Регенерационные пластыри восстанавливали повреждения, не оставляя шрамов и отметин на коже. Это было благом, иначе все ходили бы украшенные рубцами от ожогов и шрамами от рассеченной мечами кожи. Тогда, даже самый внимательный исследователь не смог бы найти на теле любого из воинов клочка целой кожи. Наука давалась нелегко, но её постигали.

Этот год пролетел быстро. Они участвовали в зачистках, новое оружие показало свои сильные и слабые стороны. На открытой местности, в поселениях оно было безупречно. Местные аборигены со своими дубинами, копьями, луками и мечами противостоять им не могли. Их группа сметала их, как насекомых сметает вода, ничего не оставляя за собой. Длинные плащи с капюшонами из композитных чешуек надёжно защищали воинов от оружия аборигенов. Но когда остатки, аборигенов укрылись в лесах, начались проблемы. Сырые деревья и кустарник делали бессильными их винтовки. Лучи лазеров испаряющаяся влага отклоняла, цель поразить было невозможно. Такие же проблемы возникли с плазменными зарядами. Остались только мечи, но здесь аборигены превосходили их численно и имели луки, копья, это давало им возможность поражать воинов на расстоянии. Вначале от потерь группу воинов спасали плащи. Но, увы, носить их не снимая, не выдерживал никто. В результате этого из трёх рейдов не вернулись ещё семеро воинов, их группа уменьшилась до 18 человек.

КАНМАР не помнил их лиц, имён. Погибли и погибли. Точно также если бы погиб он, его тоже не вспомнил бы никто. Такое отношение друг к другу, заложенное в каждом с детства, было благом только в одном, никто не скорбел, не переживал о погибших. Были и вот, их не стало, переживаний нет, а оставшиеся в живых спокойно идут своей дорогой. Пока не пришёл их черёд. Думать об этом никто не собирался, смерть, жизнь, своя и чужая никого не интересовали. Даже сейчас вспоминая то время, КАНМАР был спокоен, на его жизненном пути так исчезали многие из тех, кто был рядом. Это было всё, чем запомнился ему тот год.

Второй год этого периода обучения был знаменным, всем им выдали генераторы защитного поля и регенерации. Внешне это было тонкое кольцо, из покрытого чернением серебра с площадкой, миниатюрной половиной щита с вытесненной на нём головой орлана, повёрнутой клювом к краю боковой кромки щита. Генератор действовал в режиме внешнего управления и автономно. Мысленная команда запускала его, вокруг тела возникало силовое поле, преодолеть его было невозможно никаким из имеющегося оружия. Оно отражало луч лазера, плазменный заряд, даже меч с атомарной заточкой лезвия не мог преодолеть его. Воин, укрытый этим полем, мог пройти через раскалённую лаву без ущерба для себя. Но если генератор не получал мысленного приказа запуска, а тело получало повреждения тканей, он запускался автоматически. Силовое поле обволакивало важные для жизни тела органы, обеспечивало их функционирование, а затем начинало регенерацию пострадавшего участка тела. И самое главное, генератор накапливал отрицательную энергию нарушавшую функционирование организма, находил источник помех и менял атомную структуру источника и всего в радиусе 500 метров вокруг него, создавая неподвижное соединение. Проще говоря, всё вокруг и сам источник превращались в камень. Но если самому отключить собственный разум, то тогда генератор отключался, переходя в режим ожидания. Это было вершиной воплощённой технической мысли расы, главным оружием "Неуязвимых".

Два оставшиеся года, этого последнего курса обучения, они учились пользоваться этим оружием. Молодость это пора любопытства и необдуманных решений. Четверо из их группы решились опробовать все функции этого генератора. Они уединились и прошли все стадии. Наносили себе и друг другу раны, с удивлением следили за процессом регенерации, но на этом не остановились. Испробовать решили последнюю функцию, отключили своё сознание. Их окоченевшие тела нашли через несколько дней. Вернуть к жизни их было не возможно, исполняя обычный ритуал, их тела сожгли. Оставшиеся 14 воинов, окончили курс обучения и стали полноценными "Неуязвимыми". После короткого отдыха они были направлены к местам дальнейшей службы. Гарнизоны "Неуязвимых" были разбросаны по многим планетам. Тогда КАНМАР и узнал тайну "Неуязвимых", об этом никогда не говорили, но оказалось, что "Неуязвимые" тоже смертны и постоянное пополнение едва покрывает их потери. Да и если учесть, что из их начальной группы в 50 человек, до конца курса обучения дошло только 14, это было не удивительно. Ещё он узнал, что их группа была самой удачной, обычно от группы оставалось 6–7 воинов.

После окончания обучения КАНМАР узнал и истинное назначение "Неуязвимых". Они выполняли множество функций, входили в состав разведывательных экспедиций по поиску новых планет, охраняли планеты, где жили избранные члены их расы, вели борьбу с пиратами, подавляли бунты на планетах расы, осуществляли зачистки планет, предназначенных для разработки. О последней функции он знал и до этого, но остальное было для него новым.

5
{"b":"133716","o":1}