ЛитМир - Электронная Библиотека

Он смотрел записи войн, устранений, насланных болезней. Это всё обогащало его знания о работе АРАНА. Когда уставал от этих просмотров, то просто бродил по окрестностям. Роботы-охранники уничтожали всех аборигенов, которые осмеливались пересекать невидимую границу, очерченную АРАНОМ. Это было разумной мерой предосторожности, КАНМАР её одобрял.

Так пролетали дни, того первого знакомства с жизнью АРАНА. КАНМАР знал, что впереди его ожидает такая же жизнь и старался почерпнуть всё, что могло подготовить его к выполнению функций АРАНА, стража ресурсов планеты. Единственное, что тогда удивило его, было увиденная им на экранах мониторов жизнь аборигенов. Они жили семьями, проявляли множество странных эмоций, плакали, смеялись, играли с детьми, общались со стариками. В их поселениях жили старики и калеки! Их не убивали, а кормили и ухаживали за ними. Раненых лечили. Это было не понятно и чуждо. Он старался об этих странностях не думать, не обращать на них внимания, но это слишком бросалось в глаза и увиденное оставалось в его памяти. Говорить об этом он ни с кем не мог, вот и таил всё в себе. Эти три месяца были самым счастливым временем из года учёбы на АРАНА. Даже сейчас он вспоминал их с грустью, странным чувством, приобретённым им за годы работы АРАНА.

В назначенный день открылся переходной портал и КАНМАР покинул эту планету. АРАН был занят и до входа в портал его проводил ХАТИМ. Робот так и продолжал опекать его всё это время. Других команд от своего АРАНА он не получал, вот и выполнял возложенное на него поручение. Робот и КАНМАР были оба холодны, не имели чувств и эмоций, отличались только тем, что один был искусственным организмом, а второй живым. Это и было единственным различием между ними. Но КАНМАР тогда об этом не думал. Эмоциями не обладал.

Вернувшись в учебный центр, он доложил о своём прибытии и отправился в свою комнату. Три месяца отсутствия не изменили ничего, временное жильё оно и есть временное. Равнодушно осмотрев комнату, он прошёл и лёг на кровать, вроде бы не устал, но глаза сомкнулись и он провалился в глубокий сон. Тогда впервые увидел сон, ему снились фигуры воинов-аборигенов стоявшие в герметичных стендах. Именно в этом сне он ощутил стыд, ему было стыдно перед этими воинами принявшими такую мучительную смерть. Они были воинами и такой участи не заслужили. Это был первый сон за всю прожитую им жизнь и был он не радостный.

Едва рассвет прогнал ночь, как он вскочил и отправился на пробежку. Пролетевшие годы изменили его. Если раньше он спокойно пробегал 20 лиг, не запыхавшись, то теперь одолел только половину. Дальше закололо в боку, сбилось дыхание, с бега он перешёл на шаг. Так шагом и вернулся в свою комнату. Принял душ, почувствовал себя легче, оделся и отправился в столовую. Проглотил завтрак, не замечая вкуса пищи и пошёл в административный корпус. Там получил распоряжение идти в лабораторию и получить кольцо АРАНА. Оставшиеся три месяца предстояло учиться пользоваться генератором перемещения сознания. Это было очень не просто, малейшее невнимание и сознание могло просто заблудиться, не вернуться. Такое случалось. Тогда ненужное тело умертвляли, убогим не было места в их обществе. Странно, но всегда вспоминая об этом времени, он вспоминал именно свой поход в лабораторию и встречу с седым изготовителем-программистом колец АРАНА. Та встреча и тот разговор врезался в его память навсегда. Вот и сейчас он отчётливо видел всё и помнил каждое слово. Удивительно? Но объяснить причину этого он никогда не мог. Просто помнил и всё.

Подошедший к нему хозяин лаборатории с уважением посмотрел на кольцо воина когорты "Неуязвимых" и сказал:

— Ну, снимайте его, сейчас будем стыковать его с кольцом АРАНА. Одно дополнит другое, лишним не будет.

КАНМАР снял и протянул ему своё кольцо. Больше 30 лет он никогда не снимал его, сняв, чувствовал себя неловко. Кольцо срослось с ним, давало уверенность и защищённость. Без него было страшно. Хозяин лаборатории взял его кольцо в руки, повертел, внимательно рассматривая, заметил взгляд КАНМАРА, которым тот смотрел на своё кольцо в чужих руках, усмехнулся:

— Три чеки? 30 лет в когорте "Неуязвимых"? Это редкость! Понятно, "Неуязвимые" это только миф, они тоже гибнут, но об этих реалиях стараются не говорить. Ветеран с таким сроком службы и живой? Это редкость. Ты последний, кому кольцо АРАНА делаю я. Уже дрожат руки, нечётко вижу. Прошение об отставке я уже подал, остались положенные две декады, и я уйду в другой мир нашей расы. Пора! Сделаю это на рассвете, дождусь восхода солнца и уйду. Ты замечал, как прекрасен восход солнца и рождение нового дня? Нет? Значит, твоё время ещё не пришло! Вот и будешь носить моё последнее творение. У нашей расы не принято помнить об ушедших, но это запомнит моя последняя работа, твоё кольцо, оно ведь не подвластно времени, существовать будет вечно, даже когда уйдёшь ты. Вот так! Ладно, жди!

И он ушёл, забрав кольцо КАНМАРА. Потянулись минуты, как часы. Тревога и неуверенность КАНМАРА растягивали их. Приходилось сдерживать себя, уговаривать, что всё будет нормально, беспокоиться не о чём. Так борясь с собой, он не заметил, как открылась дверь, это вернулся хозяин лаборатории и положил на стол перед ним кольцо. Увидев его, КАНМАР вскочил и срывающимся шёпотом произнёс:

— Это что? Моё кольцо? Куда его одеть? Оно ведь ни на один палец не налезет! Отдайте моё кольцо!

Действительно, лежавшее перед ним кольцо не налезет на мизинец годовалого ребёнка, а его мизинец был в ширину, как три пальца годовалого ребёнка. Это было видно и понятно любому, но хозяин лаборатории только рассмеялся:

— Не волнуйся! Успокойся! Это твоё кольцо, соединённое с кольцом АРАНА, только в него встроен ещё один генератор, реагирующий на твою суть. Никто никогда не сможет одеть, это кольцо, если не обладает твоей сутью. С детства тебя воспитывали, как воина, теперь это твоя суть, твой образ жизни, твои мироощущения. Возьми кольцо в левую руку, и ты всё увидишь. Ну, смелее! Отбрось сомнения!

Понятно, КАНМАР ему не поверил, но выполнил указание и тут едва не вскрикнул, едва не выронил кольцо. Кольцо начало увеличиваться. Овладев собой, переборов своё изумление, он поднёс его к большому пальцу правой руки. Кольцо свободно оделось на него, заняв привычное место. Теперь он рассмотрел его. Двойной ободок, накладка в форме щита с головами двух орланов смотрящих в разные стороны, вправо и влево. Хозяин лаборатории взял его правую руку в свою левую ладонь, а пальцами своей правой руки ухватив кольцо, попытался его снять. Кольцо сидело на пальце плотно и на его усилия не реагировало, как он не старался. Оставив бесполезные усилия, хозяин лаборатории отпустил руку КАНМАРА. Тот с удивлением смотря на свою руку, что-то пробормотал и покинул лабораторию. Благодарность была чужда их расе. Каждый делал свою работу, выполнял свои обязанности и только. Так они и расстались, каждый пошёл дальше своей дорогой, когда-нибудь их пути могут пересечься вновь, в том другом мире их расы, куда уходят все РАЛОТЫ, завершая свой путь.

Три месяца КАНМАР тренировался управлять генератором переноса сознания. Вместе с совмещенным кольцом АРАНА он получил два десятка колец-маяков. Они были изготовлены из золота, серебра и только одно было изготовлено из серебра с чернением и было копией половины его кольца. Генератор этого кольца-копии был самым мощным и мог самостоятельно взаимодействовать с кольцом АРАНА. Это был прощальный подарок хозяина лаборатории, его шедевр. Самым сложным делом было обнаруживать сигналы маяков. Они все передавались в определённом спектре частот, но на мощность сигнала влияли окружающие условия, они вносили свои помехи и глушили сигнал. Главной опасностью было отправить своё сознание не на сигнал маяка, оно могло и не вернуться в своё тело, потеряться, тогда пустая оболочка была никому не нужна. Такие случаи были не редки, случались они даже с АРАНАМИ, имевшими большой опыт работы. Об этом предупреждали всех обучавшихся, пугали их, требуя внимания и добросовестного отношения к тренировкам. В их группе таких случаев было пять. Но теперь, после прошедших лет, он начал сомневаться в случайности этих происшествий, все пятеро потерявших свой разум были не успешными учениками и вряд ли справились бы с работой АРАНА. Вывод напрашивался сам. Их просто устранили за непригодностью, использовали эти устранения в назидание остальным. Отставные "Неуязвимые" для работы АРАНА оказались непригодны, как воины они уже тоже изжили себя, вот и стали ненужными. Но это было понимание о событиях давно ушедших лет и оно не затрагивало его. Было и было. Тогда напуганный этими случаями он упорно трудился, со страхом отправляя своё сознание на сигнал маяка, постоянно ожидая, что оно может потеряться и не вернуться. Со временем этот страх прошёл, он делал всё автоматически, об ошибке уже не думал.

8
{"b":"133716","o":1}