ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 32

Вала, девушка с Илы, получив назначение, не спорила. Первые дни она всё делала, как учили. Но больной лежал без сознания, ему было всё равно, что и как она делает. Первая неделя исчерпала её запал, она уже занималась им не так агрессивно. Просто разговаривала вслух о своём, иногда обсуждала с ним разные вопросы. Он был внимательным слушателем, никогда не перечил и не перебивал. Просто лежал с закрытыми глазами, беспомощно и неподвижно. Вала к этому привыкла, но ей было скучно, вот она и принесла в палату найденного детёныша ката. Маленького и пушистого. Комочек серого цвета, издававшего нежное мурлыканье. Так ей было веселей. Хоть какое-то движение, живого существа. Детёныш ката определился быстро. Он обожал лазить на кровать пациента и устраиваться рядом с его телом или у него на груди. Вала сначала гоняла его, потом это занятие оставила. Всё равно лежавшее тело ни на что не реагировало. Так и проходили дни…

… Аким иногда сквозь пелену забытья слышал голос. Слов не мог разобрать, но голос притягивал его, удерживая в состоянии ощущения своего тела. Потом всё опять погружалось во мрак небытия. Он плыл как в каком-то тумане, то выныривая, то вновь погружаясь. В один из дней пелена отступила. Он открыл глаза. На его груди урчал серый, пушистый комок. Где-то рядом звучал знакомый голос. Он даже улавливал отдельные слова. С трудом выдавил из себя:

— Где я?

Ему казалось, что произнёс он это громко. На самом деле его вопрос был едва слышен. Но Вала его услышала и склонилась над ним. Акиму показалось, что это склонилась над ним его мать, как когда-то в детстве, когда он заболел и метался в жару. Он снова чувствовал себя ребёнком. Вала сначала растерялась, а потом засуетилась. Она нажала сенсор вызова лекаря. Сообщила ему, что больной очнулся. И начался переполох. Вала едва успела схватить и спрятать детёныша ката, как в палату влетели старший лекарь, лекарь. Чуть позже прибежал архар и десяток медиумов, заслуженных и авторитетных лекарей медицинского центра армады. Начался переполох, споры, анализы, осмотр очнувшегося больного. От таких действий Аким мог и отдать концы, но ему повезло. Все решили провести срочный консилиум и обсудить увиденные результаты. Для этого требовалась большая аудитория, палата не подходила. Вот и бежали в неё. Там и застряли. А Аким смог окончательно прийти в себя.

С этого дня, он понемногу пошёл на поправку. Но с кровати встать смог только через месяц. Детёныш ката не отходил от него, как и Вала. Непонятная болезнь отступала медленно. Лекари с ней так и не смогли определиться, просто наблюдали и фиксировали, пустив всё на самотёк. Организм боролся сам и постепенно возвращался в норму. Тем более, что теперь были ещё двое, помогавшие борьбе организма. Детёныш ката и Вала.

Постепенно Аким начал выходить из палаты, опираясь на хрупкое плечо Валы. За время болезни от него осталась одна треть, это и было причиной того, что хрупкая Вала была надёжной опорой его телу.

Дара была планетой с мягким климатом, почти незаметными переходами времён года. По местным понятиям сейчас стояла весна. Её можно было сравнить с летом на родной планете Акима. Но его он помнил плохо. 2/3 его жизни прошло в безликом космосе. К нему он привык и научился видеть его суровую красоту. Ведь последние годы, целых 15 лет, он вообще не бывал на планетах. Отвык от них, как от твёрдой земли. Вот и учился воспринимать всё по новому, как когда-то воспринимал мир, будучи ребёнком.

Ещё долгих и тяжёлых, два месяца, Аким возвращался к жизни. Болезнь медленно покидала его тело, возвращая былые силы. Ему исполнилось 53 года, по меркам людей Вселенной, самый расцвет сил. Но болезнь омрачила эти годы, хотя теперь всё шло на поправку. Рядом всегда были Вала и подросший кат.

Человек быстро привыкает к тому или к тем, кто постоянно рядом. Привык и Аким. Он всё воспринимал как само собой разумеющееся и над этим не думал. Когда архар медицинского центра, после обычного еженедельного обхода, посмотрел данные анализов и радостно сообщил:

— Ну, что батенька? Будем покидать нашу обитель? Пора и на свободу!

Аким растерялся. Он не представлял, как быть дальше? Как жить? О возвращении на службу речи не шло. Это ему сообщил архар сразу же, после известия о выписке. Куда деться? Куда идти? Вопроса не было. Из штаба армады ему сообщили, что ему выделили дом в поселении армады для старших офицеров на Даре, так как архар настаивал, что он должен находиться под наблюдением лекарей. А дальше ему рекомендовано провести год на планете Залам, курортной планете с сухим высокогорным климатом. С этим всё было нормально. Но страшно было остаться без привычных всё время находившихся рядом двоих. Валы и ката. Со вторым вопроса не было, забрать его с собой и всё. А вот с Вали? Здесь и крылась основная проблема. Расставаться не хотелось! Как быть? Не знал. Опыта в таких вопросах не имел. Для него легче было провести самый сложный рейд, чем поговорить с девушкой. Но на что-то решаться надо было, и он решился.

Как происходил этот разговор? Из трёх участвовавших в нём, один не мог рассказать по уважительной причине, так его создала природа, а двое других хранили молчание твёрдо. Но фактом было то, что в поселение армады они уехали вместе плюс кат. Вала летала на работу в медицинский центр армады. Ежедневно. Все три месяца. Перед отъездом на курортный Залам, Аким попросил архара и тот выдал направление Вале на стажировку в медицинский центр планеты Залам. Отказать такому просителю архар не мог, они уехали, на планету Залам, тоже втроём. Год пролетел быстро. Аким чувствовал себя прекрасно. И душой, и телом. Он послал просьбу в штаб армады о проведении медицинской комиссии и возвращении на службу. Ответ пришёл положительный, теперь они ждали вызова на планету Дару в медицинский центр армады. Время замедлило свой бег. Снова тянулись долгие дни.

Наконец пришёл вызов. Втроём вылетели на планету Дара. Кат вымахал за прошедшее время. Из серенького клубочка он превратился в большого серого зверя. От холки до земли имел 80 сантиметров, его тело в длину было 120 сантиметров, не считая длинного хвоста. Да характер имел независимый. Признавал за равного себе только Акима. Валу считал приложением, чем-то вроде прислуги. Она могла кормить, вычёсывать и один раз в день гладить. Если Вала не успевала, что-то сделать или осмеливалась гладить его больше раза, шипел на неё, демонстрируя острые зубы. Вала пищала, отдёргивала руку и пряталась за Акима. Тот пытался объяснить кату занимаемое Вали положение в их обществе. Тот слушал его внимательно, не сводя глаз и махая хвостом, но своего отношения не менял. Все усилия Акима были безрезультатны, но он упрямо продолжал попытки воспитания. Кату было всё равно. Перевоспитанию он не поддавался.

Прибыв на планету Дару, заняли уже знакомый дом и зажили в ожидании. Дни проходили. Затянувшийся отдых Акиму уже надоел. Было скучно. Вала находила себе занятие. Возилась по дому, гоняла робота-уборщика. Не скучал и кат. Он гонял Валу. Прошёл месяц и наконец, пришло долгожданное извещение! Акима вызвали на комиссию! В указанное время он прибыл. Тогда и началось…

Аким уже жалел, что подгонял время. Лучше бы оно остановилось! Целыми днями его крутили в центрифугах, совали в какие-то аппараты, что-то кололи, капали. Заставляли бегать по эскалаторным дорожкам, обдавали холодом, горячим паром. Один раз это всё ещё можно было вытерпеть. Но проделывали это всё по 3–4 раза! И самое главное, не давали отдохнуть, прийти в себя! Так продолжалось три недели. Три долгих недели! Изо дня в день. Когда ему сказали, что обследование закончено, и комиссия будет изучать полученные результаты, для вынесения своего вердикта. Он вначале даже не поверил. И был счастлив. Но это счастье продолжалось недолго. Через неделю пришло письменное уведомление с заключением комиссии лекарей. Его признали не годным для продолжения службы на военных кораблях. Рекомендовали перейти в административную службу. Такого удара он не ждал. Это было неожиданностью. По человеческим меркам, ему шёл 55 год он был мужчиной в расцвете сил. Это был приговор мечте и карьере. Вторая весть его порадовала. Её сообщила Вала. Она была беременна. Это немного скрасило горечь первой вести. Через три дня подоспела и третья весть. Акима вызывал кирт. Причина вызова не указывалась. Гадать? Аким не умел. Он был реалистом и просто ждал назначенного времени. Этот день наступил.

40
{"b":"133717","o":1}