ЛитМир - Электронная Библиотека

Проделав долгий путь, челнок садился на космодроме Завра. Открывались створки трюма и прибывшие добровольцы покидали порядком надоевшее тесное помещение. После спёртого воздуха трюма, даже разряженный воздух Завра казался прекрасным. В полёте в трюмах челноков поддерживалась минимальная гравитация, повышенная гравитация планеты давила на мышцы и кости, но на это внимания после долгого плена не обращали. Всё время пути добровольцы были предоставлены сами себе и все уже порядком надоедали друг другу. Люки, ведущие из трюма в остальные помещения корабля, так и не открывались за всё время пути. Команда челнока с пассажирами не общалась. Эти челноки были с корабля инчей. Всем хотелось их увидеть, но здесь играло роль желание хозяев, а не пассажиров. Видно хозяева челноков с людьми общаться не хотели, с этим приходилось пассажирам смириться. У них во время пути появлялись свои проблемы. Их приходилось решать. Лин, и его попутчики тоже с этими проблемами столкнулись. Как и все другие добровольцы.

В двухуровневом трюме челнока находилось больше сотни парней и девушек. Собранные с разных планет они отличались не только внешне, но и разными понятиями о жизненных законах и ценностях. Как обычно в человеческом обществе были и общие законы. Первым проявился не самый лучший из них. Как всегда нашлись желающие подчинить себе других. В летящем челноке заниматься больше было нечем. Претенденты на власть сцепились между собой. Их поединки разнообразили скучные дни полёта. Три дня выясняли, кто главный. Естественно им мог стать только самый сильный и жестокий из претендентов. Выяснили. Проигравшие ему конкуренты, составили его свиту. Затем начали устанавливать свои порядки. Кто противился? Тех избивали. Начали с главного. Потрошили мешки с полученным пайком, забирая лучшее. Разобрали и девушек. Среди добровольцев ангелов не было. Все были не подарками. С жизнью были знакомы. Поэтому спокойной жизнь правящей верхушки, не была. Часто возникавшие стычки перерастали в общие драки. Даже при этих побоищах экипаж не вмешивался. Добровольцам приходилось успокаиваться самим. Через это прошла и группа Лина.

Лин в борьбе за власть не участвовал. Ему эта возня не нравилась. Что такое служба? Он испробовал её и знал все особенности. Исходя из этих знаний, понимал, что эта захваченная силой власть явление временное. Опускаться до такой глупости? Стать временным вожаком и упиваться возможностью унижать других? Не хотел. Жил по установленному самим для себя распорядку дня. Ранний подъём. Зарядка в течение часа. Холодный душ. Завтрак. Два часа просмотр кристаллов с записями по истории, военной тактике и боевым приёмам разных боевых концессий. Затем два часа отжимался и нагружал мышцы своего тела. После интенсивных занятий снова душ, обед и повторение прежних занятий до самого вечера. Так наполненные делом дни проходили не тяготя. Занятые борьбой за власть остальные на него внимания не обращали. Пока боролись. Но борьба закончилась, началось установка власти, точнее самоутверждение. Унижение остальных. Выражалось это под предлогом отбора личных вещей и продуктов из пайка. Делали это грубо, превосходящими силами. Дошла очередь Лина, подвергнуться всему этому. Случилось это на пятый день пути, после обеда. Возле лежака Лина возникло пятеро подручных Хала, здорового релуанца, завоевавшего трон местного владыки. Подручные тоже были не мелкими. Все они участвовали в борьбе за трон, но потерпели поражение. С этим смирились и образовали гвардию владыки. Тоже хлебное место и возможность проявить свою власть над остальными. В чём и усердствовали. Когда "гвардейцы" владыки нарисовались около Лина, он был занят. Они не мешали, стояли с усмешкой наблюдали за парнем, усиленно отжимавшимся от пола трюма и не обращавшего на них внимания. Это им надоело. Ломбер, темнокожий кафф под одобрительный смех остальных товарищей, оседлал парня. Тот на мгновение замер, а затем продолжил отжиматься. Досчитав до ста, стряхнул Ломбера с себя и встал. Он стоял перед стоящими парнями спокойно. Хотя парни были крупнее его. Ломбер поднялся с пола. Презрительно осмотрел стоявшего парня и сказал:

— Внешне ты вроде не атлет. А так жилистый! Ну, поиграли и хватит! Давай свой мешок! Посмотрим на твоё богатство и решим, что изъять, а что тебе оставить. Если будешь хорошо себя вести! Шевелись!

Парень смотрел на них спокойно и не двигался. Пятеро переглянулись. Кулаки чесались, а парень нарывался. Отказывать ему не хотелось. Да и десять кулаков против двух располагали к бою. Кто будет победителем? Сомнения не возникало. Ни у них, ни у окружающих. Ломбер кивнул. Пять кулаков взлетели в воздух, устремившись к парню. Пять вторых кулаков взлететь в воздух, не успели. Как не успели опуститься, на лицо и тело парня, пять первых кулаков. Причина была уважительной. В воздух взлетели хозяева кулаков. Они жёстко приземлялись, снося лежаки, сбивая их в кучу. Мгновенье пролетело, наступила тишина. Тела, лежавшие на полу, не шевелились. Не шевелились и все остальные. После установления единовластия это был первый случай неповиновения. Но самым странным в случившемся здесь, было то, что вызов бросил одиночка. Он стоял и спокойно смотрел на всех. На его лице не было страха, оно было безразлично, спокойно. Это удивляло и завораживало. Нарушив тишину, с громким криком Хал и шестеро оставшихся его подручных бросились на парня. До него добрался один Хал. За эти дни самоуправство и издевательства самозваного правителя и его подручных допекли всех. Началась общая драка. С верхнего яруса трюма прибыло подкрепление. На шестерых подручных Хала набросились толпой. Пятеро так и лежали на полу трюма без движения. А Хал стоял перед парнем, сжимая огромные кулаки. Стоял не долго. Парень шагнул к нему, сделал выпад и Хал отправился к отдыхавшей пятёрке. Пополнив группу, не участвующую в общей драке по уважительной причине. Общая драка разгоралась. Злость и обида туманила мозги. Разум окутывала пелена безумия. Драка грозила перейти в самосуд, а не ограничится только разбитыми носами. Запахло трупами. Вид крови только возбуждал. Уже не дрались, а убивали. И вдруг твёрдый голос перекрыл шум драки:

— Собрались лететь с трупами ещё десять дней? Думаете, выдержите? Знаете, как пахнут, разлагаясь тела? Судя по реакции экипажа на происходящее, нас от трупов не избавят. Есть желание проверить мои слова? Продолжайте!

Сказав это, парень больше внимания на дерущихся людей, не обращал. Но драка утихла. Победил вернувшийся разум. Шевелящиеся, окровавленные тела шестерых подручных Хала оставили в покое. Вторая шестёрка во главе с Халом пострадала меньше. Они разумно лежали неподвижно их и не трогали. Пришедшие в себя парни и девушки с ужасом смотрели на дело своих рук. Зверь ушёл. Все начали расходиться. Жители нижнего яруса трюма ворчали, наводя порядок в разгромленном помещении. Парень обратился, к лежавшим на полу несильно пострадавшим парням:

— Кончайте изображать тела! Я бил не сильно! Драка окончена, можете убираться!

Шестёрка зашевелилась, встала и похромала прочь. Оставшиеся десять дней пути к месту назначения, в трюме была демократия. Не без драк и ругани, но всё в разумных пределах. На парня, все узнали, что его зовут Лин, смотрели с уважением. А он на это внимания не обращал, вернулся к своему прежнему образу жизни. Так и прожил до прибытия на космодром Завра.

5
{"b":"133717","o":1}