ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выждав два дня, Алик позвонил. В тот же день была назначена встреча. Предложение депутата стать его помощником было принято с радостью. И Алик с депутатом пошли в административный отдел Верховного Совета РФСР выписывать удостоверение. Фотография у Алика была с собой, но он боялся, что потребуют паспорт и его обман откроется. Но обошлось. Выписывал удостоверения седой мужчина. Алик его знал. Ему он передавал донесения депутата об обстановке и потребностях защитников Белого дома на вверенном тому участке. Мужчина тоже узнал парня. Радостно пожал ему руку и заполнил карточку со слов Алика. Алик на ходу придумал историю, что паспорт потерял. Он таскал материалы для строительства баррикады, порвал задний карман брюк и потерял бумажник. В нём был и паспорт. Это прошло. Мужчина попросил, после получения нового паспорта прийти к нему с ним, заполнив карточку, он выписал временное удостоверение помощника депутата. Алик пообещал придти с паспортом.

На следующий день с утра он был в кабинете начальника паспортного стола. День был не приёмный. Но кто мог отказать в приёме помощнику депутата Верховного Совета РФСР? Тем более, что Верховный Совет только что победил путч! Вот и начальник паспортного стола такого посетителя принял. Не отказал и в просьбе выдать новый паспорт, взамен старого паспорта утерянного на баррикадах. Победители искали пособников и сочувствующих ГКЧП. Попасть под эту чистку? Отказав храброму защитнику, начальник паспортного стола не решился. Не отказал он и в другой мелочи. Выдать паспорт на новое имя, фамилию и национальность. Здесь всё было законно. Признать это решение нарушением, не смог бы даже самый дотошный законник. Парень был совершеннолетним, брал фамилию и национальность матери, это подтверждалось свидетельством о рождении и паспортом матери. После заключения брака, она осталась на своей девичьей фамилии. Поменял имя? Ну и что? Действующие законы всё это разрешали. Заявление с просьбой об этом парень написал собственноручно. Всё было по закону. То, что героя-защитника не заставили ждать и выписали паспорт в не приёмный день? Тоже нарушением не было. В законе предусматривались только крайние сроки рассмотрения заявлений. А так представитель органа исполнительной власти пошёл навстречу представителю законодательной власти, исключив бюрократическую волокиту. Они расстались сердечно, довольные друг другом. Один получил так нужный ему паспорт. Второй подтвердил свою не принадлежность к ГКЧП. Так появился Аслан Дакаев, чеченец по национальности, родившийся в Москве. Предъявив паспорт седому мужчине, Аслан сдержал слово гордого сына горного народа и получил постоянное удостоверение помощника депутата и кабинет в приёмной депутата. В университет первого сентября он не пошёл, ибо пошёл в политику.

В конце декабря 1991 года СССР не стало. Вместе с той страной ушла и ЧИАССР. На карте появилось государство Россия и в его составе Чеченская республика (Ичкерия). Для Аслана и депутата это изменило не многое. Они только обменяли удостоверения. Депутат стал депутатом Верховного Совета РФ (государства России) от республики Ичкерии. Аслан его помощником. Крутое удостоверение давало многое. Специальные номера на машину, моральные и материальные блага. Самое главное, что оно дало, это было чувство власти! Самого сладкого и желанного блюда. Этим всем Аслан и наслаждался. Рестораны и девочки прилагались. Так он наслаждался всем этим, не потея на работе. В июле пришёл вызов подписанный Президентом Ичкерии. Вызывались депутаты и помощники депутатов. Аслан, оторвавшись от весёлой и сытой жизни, выехал на Родину.

В Чечне был впервые. Новая Ичкерия ему не понравилась. Чеченского языка он не знал, а националистический подъём поощрявшийся Президентом республики захватывал всё, менял взгляды и жизнь. Особенно Аслану не понравились бойцы национальной гвардии Президента. Полные презрения ко всем инородцам они были с богатым прошлым. Оно было видно по татуировкам на их руках. Остальные части тел были скрыты одеждой, но сомневаться, что они не имеют татуировок, было глупо. Депутатов принимал Президент и его помощники. Помощников депутатов принимали чиновники аппарата Президента. Вот к одному из них назначили время приёма и Аслану. Только в выписанном ему пропуске не было фамилии. Там стоял только номер комнаты. Дорогу до назначенной комнаты пришлось искать долго. Стоявшие на постах гвардейцы на вопросы на русском языке не реагировали. Окидывали презрительным взглядом и отворачивались. Это в лучшем случае. Но часто в ответ раздавались маты, на русском. Аслан знал немного английский и перешёл на него. Это помогло. На него смотрели иначе и указывали дорогу, хотя о чём он спрашивает? Не понимали. Просто смотрели на приглашение-пропуск и указывали пальцем направление. Такое отношение ещё больше расстроило Аслана. Он ожидал совсем другого приёма. В таком настроении постучал в дверь нужной ему комнаты и вошёл.

В комнате стоял большой стол. Возле него приставной столик и два стула. Сейф в углу, у стены шкаф одёжный и с открытыми полками книжный. За спиной, сидевшего за столом человека на стене весел потрет Президента Ичкерии. В углу стояло развёрнутое знамя Ичкерии. Верхний край полотнища был закреплён на стене. Человек не мешал Аслану рассматривать свой кабинет. Увидев, что тот с этим покончил, не громко произнёс:

— Проходите Малевский! Присаживайтесь!

Его пронзительный взгляд проникал в Аслана. Жёг его. Еле передвигая ноги, он дошёл до стула и упал на него. Этот человек его испугал основательно. Кто он? И его профессия для Алика стало понятно мгновенно. Раздавленный и униженный он сидел потупившись. Выдержав паузу, человек продолжил, но уже говорил другим тоном, в нём было и участие:

— Ты Алик не раскисай! Тебе легче, у тебя есть немного чеченской крови. А вот у меня нет и капли. Из казаков я. Хотя и ношу имя чеченское. Но это фикция, как и у тебя. В этом мы с тобой в одном положении. Ты ведь меня не выдашь?

Алик кивнул головой. Говорить он ещё не мог, но получил маленькую отдушину. Человек уловил кивок и делано облегчённо вздохнул:

— Ну, вот и славно! А то я уже волноваться начал. Вот у нас с тобой и есть общая тайна. Её будем хранить мы и этот сейф. Он очень надёжный! Как и я. Вот и давай думать, как помочь тебе остаться помощником депутата и Асланом. Возможность есть! Я её тебе подскажу. Мы ведь с тобой самозванцы и нас связывает тайна. Это крепкие узы. Эти дикари очень жестоки. В лучшем случае, если узнают твою тайну, выбросят из помощников депутата голого и раздетого. Но это в самом лучшем случае! А так…

И он замолчал. Давал Алику возможность вообразить все страшные варианты своего будущего. А Алик уже был напуган и так. Он понимал, что отсюда из Чечни он может и не уехать. Искать его тоже никто не будет. Пропал и пропал. Сколько людей пропадает? И кого это волнует? Себя было жалко. Он был согласен на всё и с надеждой смотрел на этого страшного человека. Тот внимательно наблюдал за ним. Этот человек всю жизнь занимался тем, что ломал таких, как сидевший перед ним парень. Опыт имел большой и никогда не знал неудач. Вот и в этот раз он понял, что парень готов. Встав из-за стола, он задумчиво прошёлся по комнате. Это тоже была игра. Что от этого парня требовалось? Он знал. Сам его наметил. Но парню это знать было не зачем. Человек и играл. Внезапно остановившись, он повернулся, подбежал к парню и обрадовано сообщил:

— А ведь выход есть! Этим нужны деньги. Вот ты и будешь добывать их. Они будут молиться на тебя и в твоей биографии никто копаться не посмеет. Решай!

Алик даже не колебался. Ему давался шанс! Не воспользоваться им? Найти такого глупца очень трудно. А Алик им не был.

Дальше пошёл инструктаж. Человек излагал всё опять ставшим деловым голосом:

— Ты знаешь хорошо местные условия и менталитет людей живущих в Москве. К тебе будут прибывать курьеры с готовыми документами на получение денег по "авизо". Твоя задача получить деньги в банках и передать их курьеру. Людей и оружие для охраны и дела, я тебя обеспечу. Себе на жизнь будете зарабатывать сами. Лохов в Москве хватает, переданные тебе люди их убедить делиться с вами смогут легко. Вместе с документами курьеры будут передавать тебе и перечень банков куда лучше не ходить. Проверка банков это моя забота. В один и тот же банк больше двух раз не соваться. Это запомни крепко! Вот тебе чётки. Эти дикари их обожают. По ним видно, что ты совершил хадж. Для тебя ведь это значения не имеет? Одной ложью больше! Это мелочи. Ну, иди! Желаю тебе удачи, брат Аслан! Наша тайна останется с нами, и мы ещё погуляем по этой земле! Умирать нам, рановато! Есть у нас и другие дела!

16
{"b":"133718","o":1}