ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты хочешь лезть в мою личную жизнь? Как ты узнал, что я решил жить гражданским браком? Подсматривал за мной? Или сам глаз положил на эту старушку? Смотри! Я ревнив! На дуэль вызову.

Стас с открытым ртом слушал старика. Дождался, когда он выскажется и произнёс:

— Ваше императорское Величество! Так у нас есть императрица? Нет! Простите! Раз гражданским браком жить будете это не жена. Это фаворитка! Ведь ей теперь девчонки в штат потребуются. А наследника она родить Вам сможет? Не слишком ли она старая? А Вы это сделать сможете?

Старик осуждающе покачал головой:

— Вот видишь ты уже её и моей личной жизнью озадачился. Я так и думал, что ты мне завидуешь и на бабку планы имеешь. Вот тебе!

И он сунул под нос Стасу старательно скрученную фигу:

— Давай ключи и документы! А то ишака себе приобрету, а тебя за узду водить его заставлю.

Последние слова не понравились Стасу. Ишака водить ему совсем не хотелось, он отдал ключи и документы на "Волгу". Машин было достаточно. На дверцах машины был знак империи. Виктор и выдал её за служебную машину, выделенную ему на работе. Так решился в семье Божко транспортный вопрос. Лиза на "Волгу" не претендовала. Руль в машине с задним приводом, без гидравлического усилителя крутить нелегко и мужчине. А Лиза и женщиной была не крупной.

Вокруг кипела жизнь. Учредители, бывшие когда-то друзьями, теперь стреляли, взрывали, обманывали партнёров и конкурентов. Разбирались между собой и ОПГ. Теми же методами. Идя по улице, никто не мог быть уверен, что не станет невольным участником чужих разборок. Случайные прохожие становились не только свидетелями, а и жертвами этих разборок. Ранеными, искалеченными и убитыми. Островками спокойствия были только территории фирм империи. Эмблемы на вывесках охраняли их от всех неприятных явлений строящей новое общество страны. Слухи и страшилки об империи гуляли среди всех. Руку к этому приложил и "Удав".

Получилось это не произвольно. Урок, полученный от империи, был болезненный и кроме позора поражения бил ещё и по самолюбию. После долгих раздумий "Удав" понял, что если он раскопает истории поражения от империи других авторитетов и команд, на общем фоне он будет выглядеть не опозорившимся одиночкой, а одним из многих пострадавших. Оставалось найти этих пострадавших и оповестить об их поражениях и позоре. Этим он и занялся. По его указанию бригадиры нашли трёх корреспондентов криминальной хроники разных газет. Лёха уже пришёл в норму после пережитого ужаса и побеседовал с ними. Попугал. Когда они созрели, с ними встретился "Удав", объяснил задачу. Они и начали рыть, собирать слухи. После рассмотрения и одобрения материала его печатали в своих газетах. Редактора газет от счастья выли. Тиражи расходились за деньги, как бесплатные пирожки. Страшные статьи затмили все слухи и вымыслы о мифических организациях. Но "Удав" знал, что его братья по цеху газет не читают. На улице Красной сосны была редакция и типография одного издательства.

"Удав" не знал, как оно называется, да это значения и не имело. Главное это были его владения, и они ему платили за хорошее отношение. С теми, кто тебе платит договориться проще. Он и договорился. Сделал скидку по оплате за счёт дополнительных услуг. Издатели согласились. Куда им было деться?

"Удав" сдавал им свои черновые наброски. Один из редакторов отдела детективной литературы и фантастики, обрабатывал их, создавал сигнальный экземпляр и представлял "Удаву" для утверждения. Тот читал и утверждал. Материал печатали в виде красочной брошюры в количестве сотни экземпляров. Два "Удав" оставлял себе. Остальные рассылал предводителям разных команд. Если экземпляры оставались? Давал членам своей команды. Читали все запоем. И "Удав" получил новые погоняла, "Писатель", "Хроникер", "Сказочник" и "Пиарщик". На два первых он отзывался. За два последних заставлял держать ответ. Его команда после перенесенного боялась только одного, того что стояло за эмблемой старика в лодке. Остальное всем было по фигу. Стрелки с драками не пугали. Могли и стрельнуть. Все с этим их бесстрашием считались и с ними старались не связываться. Руководствуясь этими соображениями, все получатели его шедевров их читали, активно участвовали в прениях. Руководствуясь здравым смыслом, коллеги по цеху пошли на уступки. Оставили за ним два первых погоняла. Для сбора материалов "Писатель" вернулся в образ "Удава" и всё понял! Следы империи искать было просто. Достаточно было приехать в любой город и прогуляться по нему, внимательно рассматривая вывески предприятий и фирм, найти вывеску со знакомой эмблемой в уголке и выяснить, чья это территория. В том, что местный хозяин территории имел радость встречи с императором? Можно было не сомневаться. Это был опыт жизни "Удава" и он не подводил. Дальше было всё просто и сложно одновремённо. Ездил "Писатель" не один. Его сопровождали две-три машины с "быками" его команды. К этому делу он подходил серьёзно, в свою свиту брал только "шкафов", рослых и здоровых. Смотрелись они внушительно. С таким эскортом встретиться с местным "братаном" труда не составляло. Он сам находил приехавшую команду, для объяснений. Это было той простой частью задачи. А дальше начинались сложности. Признаваться в том, что имела место встреча с императором? Никто не хотел. Это было понятно! Пришлось бы рассказывать не только о поражении, но и о пережитом ужасе и позорной сдаче, уповая на его милосердие. Об этом не то, что говорить, даже вспоминать и думать, желающих не было. Вытянуть эти сведения и было очень сложно. Но "Писатель" приехал только ради этого. Вот и старался. Рассказывал историю о своём "кореше" "Удаве", которому тоже досталось счастье встречи с императором. Рассказывал правдиво, с подробностями. Увы! Не помогало. Понятно, что сам "Писатель" такой встречи не имел, просто интересовался. Его рассказ выслушивали внимательно, но о своей встрече рассказывать не хотели. Не помогало и физическое воздействие. Да оно и не было успешным. За свою тайну все дрались отчаянно. Драка происходила, для "Писателя", на чужой территории. Как известно "дома и стены помогают", в силу этого "Писатель" и его команда уезжали с синяками и разбитыми носами. А главное с пустыми руками, не получив нужных сведений. Безрезультатные попытки не обескуражили "Писателя", он упрямо их продолжал. Результат был тот же. Выручил случай. Предстал он в лице Лёхи. В этот день "Писатель" отлеживался после очередной поездки. Досталось ему крепко. Приходилось ставить компрессы из бодяги и прикладывать лёд к пострадавшим участкам тела и лица. Настроение было паршивым. Тут и явился Лёха с видеокассетой и тремя бутылками "Абсолюта". Накрывая на стол, он с восторгом рассказывал о классном фильме на кассете. Его радостное настроение злило "Писателя" и он уже думал поделиться синяками с радостным "братаном". Но вставать было лень и больно, чтобы прервать радостный говор Лёхи он и послал его поставить кассету. Тот выполнил это с удовольствием. На экране телевизора замелькали кадры американского боевика. Сначала "Писатель" смотрел в пол глаза, а затем увлёкся. Особенно понравился ему момент, когда главного героя поймали враги и вкололи ему "сыворотку правды". Но находясь под её воздействием, герой не сдался! Перед глазами его всё плыло. Ему было очень плохо, он готов был всё рассказать, но в последнее мгновение разорвал путы и убил голыми руками всех вооружённых до зубов врагов. В этот момент подоспела помощь. Введенная сыворотка действовала, и герой признался в любви своей напарнице. Её любил давно, а признаться в этом боялся. Она давно ждала этого признания, они бросились в объятия друг друга. Так закончился этот фильм. Лёха предложил поставить его ещё раз сначала. Он смотрел его уже в двадцатый раз. Глаза "Писателя" уже искали что-нибудь тяжёлое. Хотел запустить в голову Лёхи. Но вдруг его пронзила мысль. Забыв о боли, он вскочил, схватил блокнот и ручку, уселся на тахте и приказал Лёхе запускать видеокассету. Тот выполнил. Нетерпение "Писателя" бросило его к видеомагнитофону. Он включал ускоренное воспроизведение, отыскивая нужную сцену. Нашёл и прокрутил её раз пять. Результатом этого появилась запись в блокноте:

22
{"b":"133718","o":1}