ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"При обнаружении указанного гражданина сообщить в РУБОП и принять меры к задержанию. При задержании проявлять осторожность. Подозреваемый человек может быть вооружен. В совершенстве владеет огнестрельным, холодным оружием и приёмами восточных боевых единоборств. В случае оказания им активного сопротивления прокурором выдана санкция на применение оружия".

Обычно, при получении таких ориентировок сначала стреляли во всё, что шевелиться, а затем спрашивали документы. Так Стас оградил свою тайну. Она состояла в том, что из его кабинета бы тайный ход в приёмную императора. В самой приёмной были установлены скрытые динамики от магнитофона, управляемого пультом дистанционного управления. У выхода потайного входа в приёмную императора была установлена кнопка, включённая в общую сеть извещения о появлении императора. Такая же кнопка была установлена и в кабинете Стаса. Примитивная система оповещения была удобна тем, что узнать, откуда запущен сигнал было не возможно. На кассетах известный актёр-пародист говорил голосом императора. Шаги императора по приёмной, для кассеты, исполнил лично Стас в своих ботфортах. Дальше начались чудеса, стоившие нервов всем работникам канцелярии.

Император, раньше появлявшийся редко, теперь постоянно торчал на работе. Сигнал оповещения о его нахождении в приёмной звучал 2–3 раза в день. Стоявшие на охране дверей приёмной постоянно слышали шаги императора. Они замирали, когда шаги приближались к дверям. Затаив дыхание слушали бурчание императора под дверью и переводили дух, когда шаги удалялись от двери. Особой нервозности добавляло, когда в приёмную императора бежал вызванный тем капитан. Тогда из приёмной доносился гневный голос императора ругавшего капитана. Капитан выходил из приёмной бледный, шатаясь. Переводил дух, горестно посмотрев на преторианцев, еле передвигая ноги, брёл к себе. Тогда вся контора получала известие:

" Император не в духе! Только что изругал капитана! Берегитесь!"

Все пугались до дрожи, боялись выйти в туалет. А Стас сидел за своим столом и радостно улыбался. Он добился своего. Присутствие командира-императора было обозначено, как и принято в армии. Ошалевший народ трудился не покладая рук. Всё путём!

Хмурым декабрьским днём, Виктор приехал к зданию приёмной. Здесь был в начале ноября. Свалившаяся на него нагрузка по воспитанию сына и ухаживание за женой, по указаниям тётушки и тёщи, заставляли жалеть о добром старом времени, когда его этим не нагружали. Человек это такое существо, которое довольным не бывает. Виктор оправдывал своё недовольство тем, что на руководство империей ему времени не хватает. Спасал отлаженный механизм бюрократического аппарата. Но в этот день настроение у него было паршивым, просто так. Занятый своими бедами он не обратил внимания на усиленную охрану и галопом пробегавших работников канцелярии. Так бывало, когда император находился в приёмной. Но Виктор знал, что он только идёт в приёмную, значит старика в приёмной, ещё нет. Поэтому и не обратил внимания на странные обстоятельства. Приветливо помахал рукой, стоящим у входа охранникам, он получил в ответ строгий взгляд, но и это не насторожило его. Привычно взбежав, по лестнице он завернул за угол.

Стоявший за поворотом постовой вздрогнул. По коридору шествовал старик. От ужаса лицо постового побледнело, он закаменел. На пост он заступил десять минут назад. До этого час он отдыхал, ибо перед этим два часа отстоял у дверей приёмной, за которой топал император. При нём туда влетал вызванный капитан. Из приёмной нёслись грозные крики императора, затем оттуда выполз измученный капитан. Постоял, привалившись к стене, отдышался и побрёл к себе. Каждому перед дверью приёмной полагалось отстоять всего 2 часа за смену. Но эту пытку не выдерживали и уже шептались уговорить капитана сократить время пребывания на этом посту до одного часа. На большее сил у преторианцев не хватало. И вдруг он увидел идущего императора. Алебарда едва не выпала из рук стоявшего на посту. Сам он опёрся о стену. Но быстро взял себя в руки и приготовился приветствовать императора. От взгляда поражённого Виктора это не ускользнуло, и он уловил мысли стоящего на посту:

"Ёлки моталки! Он, что себя клонировать начал? Тогда нам писец! Я погорячился. Если теперь они будут бегать везде толпой? То на любом посту даже час не отстоишь! Вот попались!"

Постовой получил мысленную команду и успокоился. Он забыл свои горькие мысли и никого в коридоре уже не видел. Виктор шёл к дверям приёмной. Стоявшие у них на посту преторианцы тоже его не видели. Но им от этого было не легче. Они с замирающими сердцами прислушивались к звукам, доносившимся из приёмной. Виктор прислушался тоже. За дверью раздавался яростный топот и громкие выкрики. Император топал, как стадо коней и яростно матерился. Гневный голос Виктор с удивлением узнал. Это был голос старика, то есть его. В этом он не сомневался. Давно изучил, как звучит его голос. Это было ещё тогда, когда диктовал на плёнку кассет кодовые слова. Но он был здесь! А голос гремел там.

Виктор был поражён, услышанным из приёмной своим голосом. Постовые получили команду и его видеть не могли. Они и не видели. Не видели они, и как открылась, входная дверь в приёмную императора и в неё проскользнул Виктор. Он закрыл за собой дверь и едва сдержался от смеха. По приёмной топая от души своими ботфортами ходил Стас, а из стен раздавался голос Виктора. Больше в приёмной никого не было. Стас, тоже получивший команду не видеть Виктора, продолжал своё занятие. Виктор понаблюдал за его самозабвенным топаньем, прошёл к окну и сел в кресло, с интересом наблюдая за Стасом и ожидая продолжения. Хорошо зная Стаса, он не сомневался, что продолжение будет. Стас его ожидания не обманул. Он посмотрел на свои наручные часы, достал из кармана пульт управления и выключил магнитофон. Затем на цыпочках прошёл к крайней колоне и пальцами правой руки нажал на одну из завитушек. Стоящая у стены статуя Афродиты бесшумно отъехала в сторону открыв проём в стене. Стас проскользнул в него. Через несколько мгновений статуя вернулась на место. В приёмной Виктор остался один, но ненадолго. По коридору загремели ботфорты бегущего человека, они затихли перед входной дверью и в дверь приёмной влетел запыхавшийся Стас. Закрыв за собой дверь, он достал пульт управления и из динамиков загрохотал гневный голос:

— Бездельники, лежебоки! Ты что спал? Я уже час жду тебя! Скоро кровати требовать начнёте, на стульях спать неудобно! Оборзел? Волк позорный! Я работаю не покладая рук. Убираю в шалаше, чищу лодку, ловлю рыбу, собираю хворост для костра, готовлю себе завтрак, обед и ужин. Всё сам! А вы здесь жируете? Пользуетесь моим трудом! Разгоню всех! На галеры сошлю в испанскую армаду!

Стас прошёл и вольготно развалил на троне. Изредка, в паузах между гневными тирадами старика он вставлял реплики:

— Ваше величество… Я не… Никак нет! Будет сделано! Не извольте гневаться…

Судя по тому, что все реплики вмещались, Виктор понял, что спектакль отрепетирован и обкатан. Похоже было Стас его крутит ежедневно. Сидя на троне, Стас периодически поглядывал на свои часы. Через семь минут он встал с трона и направился к входной двери в приёмную. Остановился перед зеркалом и начал репетировать несчастное выражение лица. Затем взял стоявшую на полочке бутылку с водой и обрызгал лицо, голову и одежду. Вода пятнами расплылась на его жабо и воротнике. Он удовлетворённо хмыкнул и направился к двери. С последним аккордом гневного голоса старика, он исказил выражение своего лица, шатаясь, вышёл в двери приёмной.

Виктор встал, улыбаясь, прошёлся по приёмной. Стаса труды требовали оценки зрителя, и он придумал, как это сделать. Расхохотался. Представил реакцию Стаса. И начал действовать. Он спокойно направился к увитой завитушками колонне, к которой до этого подходил Стас, перед тем, как открыть проход в стене и надавил пальцами на известную ему завитушку. Афродита открыла потайной проход. Он шёл по освещённому коридору и осматривал его. Стас потрудился на славу. Стены и потолок прохода были оштукатурены и покрашены. Пол выложен плиткой. И кругом была чистота. Понятно, что уборкой здесь занимался Стас сам. Тайну наличия этого хода он не мог доверить никому. Вскоре коридор закончился. На стене тупика была установлена кнопка. Виктор надавил на неё, дверь открылась, он оказался в кабинете Стаса. Хозяин кабинета ещё лицедействовал и до кабинета не дошёл. Виктор присел на стул у приставного столика и приготовился ждать прихода хозяина кабинета.

29
{"b":"133718","o":1}