ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да вы по моему пониманию и так уже избили его. Вижу, он сожалеет о своём поступке и так обращаться с людьми больше не будет. Да и вы тоже всё осознали. Хорошо! Я прощаю вас!

Казалось, лица всех парней засветились от счастья, даже заплывшее, в подтёках лицо избитого парня, тоже излучало радость. Но они нерешительно топтались, переглядываясь. Наконец, стоявший впереди остальных парней, парень решился, робко смотря на Галину Петровну, спросил:

— Извините Галина Петровна! Вы не могли бы написать записку своему родственнику, что прощаете нас? Он нам на слово не поверит.

Жалость продолжала владеть сознанием Галины Петровны, она подвинула к себе лист бумаги, взяв ручку, начала писать. В этот момент в сознании всех раздался возмущенный голос:

— Ты чего из меня делаешь бюрократа? Я же сказал тебе, что больше аудиенции не дам! Вам назначена аудиенция у моей кошки, а она читать всё равно не умеет. Вас помиловали? Вот и валите!

На протяжении этого разговора всё время раздавалось жалобное мяуканье. Голос продолжил:

— Ну чего мяукаешь? Уже съел двоих приговорённых, не наелся? Или они тебе понравились? Потерпи! Ведь они под моим надзором. Не оправдают доверия? Тогда и съешь их!

Пятеро повернувшись кругом, бросились прочь из кабинета. Они бежали изо всех сил. Даже брошенный ими избитый "Денди" бежал вместе со всеми, не отставая от них, забыв о боли, терзавшей его избитое тело.

Благополучно выскочив из универмага, четверо вскочили в машину. "Денди" тоже попытался влезть в неё вслед за остальными, но "Батог" грубо отбросил его в сторону, машина умчалась прочь. Избитый "Денди" лежал на асфальте, провожая её взглядом. Медленно поднявшись, он пошёл к трассе Ленинского проспекта. Встречные разбегались в стороны, от окровавленного молодого парня. Время было не простое. Парень мог случайно уцелеть от расправы и из любой проезжающей машины могли раздаться выстрелы. Убийцы делали свои дела добросовестно. Попасть под назначенные другому человеку пули, было легко, но не хотелось. Вот и проявляли здравый смысл. Домой в этот день "Денди" добирался долго, шёл пешком, остановить машину не удалось. Водители были не глупее пешеходов.

О случившемся с ними и знакомстве с императором Хароном, пятеро парней принявших в этом участие не говорили никому. Не говорили они об этом даже между собой, оставаясь наедине, но услышав кошачье мяуканье, замирали, сжимались в комок, старались забиться в любую щель. Они боялись, что император передумал и им назначена аудиенция у вечно голодного льва. С этим постоянным страхом они и жили. Хуже всех приходилось "Денди". Четверо на пушечный выстрел не приближались к универмагу, а его "Зуб" оставил звеньевым этого объекта. Каждый день жизни наказанному парню, приходилось жить как последний. Он передвигался по универмагу, как вышедший на тропу войны индеец в лесу вражеской территории. К тому коридору, где был кабинет главбуха, даже не приближался. Да ему приходилось с утра принимать известное всем успокоительное средство, минимум грамм 200. А что ему было делать? Краем уха он слышал, что в годы войны бойцам перед атакой выдавали спирт, для поднятия боевого духа. Им было страшно и трудно, но и ему было не легче. Выбора не было. И ему, и его товарищам по тайне приходилось вести такую сложную жизнь. Это была обратная сторона их профессии, плата за кураж и видимое благополучие…

… Галина Петровна проводила убегающих из её кабинета парней, задумчивым взглядом. То, что только что отзвучало в её сознании, было ей непонятно.

"Какая-то аудиенция? Какая-то кошка, кого-то уже съела, кого-то ещё съесть хочет? Сплошные глупости! Это наверно побочное действие от того успокоительного, что принёс ей сын! Надо бы ещё денёк полежать дома, но столько работы накопилось, да и отчёт в налоговую инспекцию сдавать нужно. Ничего и так пройдёт!"

Подвинув к себе документы, она погрузилась в работу. Только вечером уже идя домой, вспомнила, что сегодня не обедала. Возле входа-выхода универмага купила два пирожка. Шла, ела их и думала:

"Ну и зять! Простой инженер! Я ведь давно его подозревала. Вот и узнала его истинное лицо! Худой, невысокого роста парень, смотреть не на что, а как дрожали от страха эти здоровые парни! Взял и приговорил их к страшной смерти. Они это приняли, даже прятаться от него не стали. Видать были свидетелями казней, по его приговору. А дома этот монстр такой тихий, незаметный. Собственно, а почему монстр? Прекрасный зять! Моя дочь очень удачно вышла замуж! Это раньше мечтали о зятьях кандидатах наук, преподавателях вузов, работников торговли и общепита. Теперь только и мечтают о зятьях "новых русских" или работников криминала. Нет! Я не правильно расставила приоритеты! Работники криминала это элита. Вон Косарева, заведующая трикотажным отделом, крутит любовь с этим, которого сегодня притащили в мой кабинет избитого и нашего Генерального директора ни во что не ставит. А мой зять его казнить приказал, значит, он главный бандит? Никогда не думала, что доживу до такого. Мир перевернулся. Куда мы катимся? Жалко сказать о своём открытии никому не могу! Но зятю я намекну, пусть помучится!"

Выполнить это решение ей удалось в этот же вечер. Галина Петровна пришла домой и застала мужа, возившегося с внуком. Вскоре с тортом пришли дочь и зять. Лиза начала стрекотать ещё с порога:

— Мам! У нас хорошая новость. Виктору на работе дали кредит, беспроцентную ссуду на двадцать лет и он купил четырёх квартиру в нашем доме, на одной площадке с тётей! Там уже начали ремонт. Завтра с утра мы идём её оформлять на меня. Теперь у меня будет собственная квартира! Это так здорово! Я уже взяла на работе три дня в счёт отпуска, хочу завтра начать подбирать мебель. Виктор сказал, что ему дадут премию и мне денег на всё хватит, даже не нужно брать у тебя в долг. Но может и придётся, ты не расслабляйся. Деда с бабой и брата тоже подготовь. Ты рада? Ну, поцелуй свою дочечку! Папа, папа! Ты не знаешь новость? Сейчас всё и тебе расскажу!…

Дальше Лиза повторила свой рассказ отцу, затем отцу с матерь и наконец, всё рассказала сыну. Больше никого в квартире не было и она села к телефону. Зять и все остальные Лизе говорить не мешали. Знали, что это бесполезно. Поэтому слушая её, все занимались своими делами. Виктор снял туфли и теперь одевал, домашние тапочки, заодно поставил на коврик у двери, небрежно сброшенные Лизой туфли. Тёща стояла в коридоре и смотрела на зятя, ну и начала:

— Дорогой зять! Хорошая у тебя фирма! Для простого инженера денег не жалеют. Сколько тебе суды дали? 250–300 тысяч долларов? Да нет! Это я очень скромничаю. Судя по сегодняшним ценам на квартиру, ремонт, планы и аппетиты моей дочери, думаю, эта сумма должна быть раза в три больше. Угадала? Скажи зять правду любимой тёщё. Надеюсь, меня ты казнить не прикажешь? За проявленную настырность. Или простые инженеры добрые и всех милуют?

Виктор посмотрел на тёщу и улыбнулся:

— Ну и шуточки у Вас боцман! Сказал капитан, отплёвывая воду и осматривая, плавающие вокруг обломки своего корабля. Ну и фантазия у Вас дорогая тёща! Да мне всё дают со скидкой. Так что суммы вы назвали ужасные. Пойду к сыну, освобожу тестя. От Лизы помощи ждать бесполезно. Виктор! Иди к папе.

И он ушёл в комнату. Тёща вернулась на кухню. Она торжествовала. Сумела смутить грозного зятя. Добилась, чего хотела! Настроение у неё было прекрасное.

Лизу удалось оторвать от телефона только тогда, когда начали собираться домой. Она даже от ужина отказалась, слишком важную пресс-конференцию проводила, советовалась со всеми. Вопросов у неё было много. Ремонт, мебель, бытовая техника, сами представляете, что такое новая квартира и как много всего для неё нужно. Тем более если муж границы денежных трат не обозначил, но это была его проблема. Лиза этим голову себе не забивала.

Вот в таких хлопотах и заботах шло время. Год подходил к концу. Новый год уже встретили в новой квартире. Теща всё прошедшее время изводила зятя своими вопросами. Такое вынести может не каждый. Виктор терпел долго. В этот вечер встречи Нового года, тёща как обычно обратилась к нему с любимыми вопросами:

40
{"b":"133718","o":1}