ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Здесь болит? Нет? Хорошо! А здесь? Голова болит? Кружиться?

Самое интересное, что мои ответы ему были не нужны. Понял это и тихонько стонал. Надеясь поскорее вырваться из его рук. Мои карманы вывернули. Но делали всё честно. Лейтенант записывал каждую находку. Добыча была богатая. Паспорт, права, документы на машину, страховой полис, мобильный телефон, связка ключей, удостоверение охранника, записная книжка и бумажник. В нём было две бумажки по сто "баксов" и семь тысяч рублей, бумажками разного достоинства. Это всё описали, сложили в целлофановый пакет. Лейтенант, врач скорой помощи и водители, нашедшие меня, подписали акт и протокол. Один экземпляр акта и протокол, вложили в пакет с найденными у меня ценностями, запечатали его. Второй экземпляр акта и протокола забрал лейтенант, третий экземпляр акта достался врачу скорой помощи.

Меня погрузили в машину скорую помощь и повезли в больницу. Разбитая машина осталась на дороге. Лейтенант сказал, что утром её эвакуатором заберут к посту, где я смогу забрать её. Мне было жаль моего нового носителя. Не сомневался, что до утра с машины снимут немало деталей. Время такое. Но решил, что парня я отблагодарю, за использование его тела и имущества. Вот только доберусь до выделенных мне счетов. Надеюсь, они пустыми не будут. Эту глупую мысль тут же прогнал. Об этом лучше не думать, а то точно с ума сойти можно.

Меня привезли в больницу, переложили на каталку, ещё раз ощупали и…, оставили на каталке в коридоре. Понятно! Ночь есть ночь. Вроде бы пострадавший целый, переломов и сильных повреждений нет, до утра дотерпит.

Полежал немного и уснул. Проснулся утром. Возле меня стояла пожилая женщина и тормошила меня за плечо.

— Сынок, проснись! Ты как? Ходить можешь? Или везти тебя надо? Врач чай попила, на оформление требует.

Я прислушался к себе. Всё вроде было нормально, только кожу лица сводила корка запекшейся крови. Но это были мелочи. Осторожно поднялся, спустив ноги, встал с каталки. Женщина пыталась помочь мне. Увидев её попытки, едва не рассмеялся. Носитель мне достался неплохой. Крепкое тело, рост примерно 185, жалко лица не видел, но это ещё успею. Вспомнил, что нужно изображать слабость и медленно поплёлся вслед за женщиной. Она шла, впереди показывая мне дорогу. Идти было недалеко. Мы подошли к двери с табличкой:

"Приёмная травматологического отделения"

Зашёл. Комната 4х4, окно, осмотровая кушетка, стеклянный шкаф с медикаментами и инструментом, стол. За ним восседала женщина средних лет, в халате светло-зелёного цвета и шапочке такого же цвета на груди была приколота закатанная в пластик визитка с фотографией. Она доброжелательно посмотрела на меня и указала на кушетку:

— Присаживайтесь! Как себя чувствуете? Жалобы есть?

Ответил ей, как есть. Забота постороннего человека была приятна!

— Спасибо! Чувствую себя хорошо! Спасибо Вам и Вашим коллегам, за помощь и внимание.

Она выслушала меня, кивнула и продолжила:

— Это хорошо, что страховой полис был при Вас! Иначе возникли бы сложности. А так проблем нет! Мы оказали необходимый перечень услуг по страховому полису, но я рекомендовала бы Вам пройти полное обследование. Сотрясение мозга, это очень коварная штука, да и другие скрытые повреждения возможны. Они не проявляются сейчас, но что будет в дальнейшем? Лучше упредить возможные рецидивы. У нас для тщательного обследования есть всё. Полежите недельку в отдельной палате, трёх разовое питание, персональный врач, обследование на томографе, взятие всех анализов, консультация профессора, разработка методики реабилитации. Через полгода повторите обследование. Это даёт 90 % гарантию Вашему здоровью. Правда эта услуга платная, стоит 6087-58, но инвестиции в здоровье это самые лучшие инвестиции. Ну, как? Оформляем?

Она приготовила бланк и выжидающе смотрела на меня. Услышав названную сумму "инвестиции" в здоровье я едва не присвистнул. Ничего себе! Это же больше пособия по безработице, которое мне обещали в этом мире. Да, кризис! Пусть простит мне мой носитель, но времени на "инвестиции" в здоровье у меня нет. Захочет, обследуется сам, я ему всё равно всё инвестирую!

— Спасибо! Но я обойдусь, пока! Воспользуюсь Вашим советом в дальнейшем, а пока обследуюсь в своей поликлинике.

— Какая у Вас в Вашем городе Московском поликлиника? Только итого, что была поселковой, а стала городской, изменилось только название. Здание тоже осталось старое. Аппаратура осталась ещё с ушедших времён развитого социализма, ну может что-то устаревшее из поликлиники Видного добавили. Профессора нет. Да что там говорить! Дело Ваше!

Она взяла какую-то бумагу и изобразила занятость. Но я оторвал её:

— Простите! Но мне бы справочку с диагнозом получить.

Врач уже совсем недоброжелательно посмотрела на меня:

— Молодой человек! Сегодня суббота, приедете в понедельник, запишитесь на приём и после этого получите справку. Простите, у меня много работы. Идите, получайте свои вещи! Прощайте.

Да! Вот тебе и доброжелательный доктор. Не хочешь платить? Иди прочь! Ладно, мне справка всё равно нужна. Заплачу тебе госпожа любезная, только получу своего носителя добро. О своём носителе ничего не знаю. Справочка и узаконенная амнезия будут выручать меня. Иначе не выкрутиться. С такими мыслями шёл по коридору, ломился во все подряд двери, но большая часть их была закрыта. В одной комнатушке обнаружил пожилую женщину, разбудившую меня. Она сидела и вязала. Услышав мой вопрос, отложила вязание и вызвалась проводить меня:

— Можно сынок пройти и через улицу, но ты раздет, а там холодно. Неровен, час захвораешь! А нашими закоулками сам не пройдёшь. Пошли, сопровожу тебя. Тебе в приёмный покой скорой помощи нужно.

Я шёл за ней, она что-то рассказывала, но я не слушал, занят был. Ругал своего носителя, про себя.

"Чего тебя в ночь на субботу понесло куда-то? Нормальные люди спят в своих кроватях, а ты чуть меня не угробил, неугомонный. Вот и обследуйся сам!"

Остальных мысленных высказываний в его адрес приводить не буду. Очень уж они неприличны. Так и дошли. Ещё одна пожилая женщина заставила меня расписаться в книге и выдала запечатанный пластиковый пакет, куртку и вязаную шапочку. Мы пошли назад. По дороге вскрыл пакет, разложил документы по карманам, из бумажника достал сотку и положил отдельно.

И вот мы вернулись в коморку женщины. Поблагодарил её и протянул ей отложенную сотку:

— Вот возьмите! Внукам шоколадку купите.

Женщина оказывалась, но я был настойчив и она сдалась. Тут же озаботилась мной:

— Ты сынок пойди, умойся, а то вид у тебя больно неправильный, вот возьми тряпочку, не сумневайся, она чистая. Уборная вторая дверь справа.

Указанное помещение нашёл быстро. Щербатое зеркало показало мне проведенный полный комплекс мероприятий по медицинской страховке. Застывшая кровь, размазанная по лицу, пластырь на лбу, ещё забыл сказать про две турунды из ваты, до этого момента они торчали из моего распухшего носа, но их я выбросил сразу. Кровь из носа уже не шла. Да, не густо! Но, что имеем…

С помощью воды и пожертвованной тряпки, смыл кровь. Правда, моё лицо прекрасней после этого не стало. Почему-то правую сторону опухшего лица украсил сочный синий синяк, но это было нормальным гримом, главное естественным. С этим смирился, как и с потёками крови на свитере. Окончил процедуры и направился к врачу в приёмный покой. Постучал и вошёл. Доктор была занята и недовольно посмотрела на меня:

— Я же Вам объяснила! За выпиской приходите в понедельник. Что не понятно?

Молча, достал и открыл бумажник. Достал из него бумажку в 1 000 рублей и положил на стол перед ней.

— Знаете! В понедельник я буду занят. Может, пойдёте навстречу?

С этими словами добавил ещё три бумажки по 500 рублей. Всё это таинственно исчезло, взамен на столе появился бланк справки и выписки. Врач начала заполнять их.

— Про сотрясение мозга и амнезию, укажете?

Она кивнула головой, не прекращая писать. Закончила и протянула мне справку, выписку. Посмотрел. Подписи, печати, угловые штампы и дата. 24 января 2009 года. Да, перебросили практически в то время, что и забрали. Молодец гор профессор! Почти попал.

12
{"b":"133719","o":1}