ЛитМир - Электронная Библиотека

Спонтанный блеф! Неотъемлемое качество, присущее настоящему профессионалу, агенту ФБР! Мы никогда первыми не нападем, но наш удар может быть упреждающим!

— Вот как? Должен, в свою очередь, предупредить вас, Молдер, не верьте всему на слово.

— Чему именно?

— Ваш отец… старина Билли никогда не был оппонентом Проекта. Он одобрил его, он подписался под ним. Другое дело, что с этим он не смог жить.

— Он не смог жить потому, что вы его убили,

— Мы-то при чем? И кто — мы?!

— Вы всегда принципиально все отрицаете, да? Не можете поступиться принципами, так?

— Какими еще принципами?! О каких вообще принципах вы говорите, Молдер?!

— Вот-вот! Где ты, и где принципы!… Слушай ты, прокуренный сукин сын! Я сдам тебя с потрохами. Тебя и твой долбанный Проект.

— Вот как? Ну раз ты так… Да сдавай что угодно, глупец! Сдашь только собственного отца! Понял, глупец?!

…Что глупец, то глупец! Если не вообще, то в данном конкретном случае. Красная пустыня до горизонта. И никого! Расхолаживает. Создает иллюзию недосягаемости.

Молдер ты, Молдер! До горизонта — да, пустыня. Но — там, за горизонтом… там, за горизонтом…

Уже молотит лопастями боевая винтокрылая машина.

Уже бежит от вертолета к роскошному «ма-зератти» волчара-командос.

Уже докладывает он Мистеру Никотину, перекрикивая механический шум:

— Сэр! Мы его засекли! К вылету готовы!

Что ж, полетели.

Полетели-полетели — на головку сели…

Молдер же увлечен. Он разгребает наносы красного песка. Он обнаруживает приклепанную табличку — «ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА СЬЕРРА-ПАСИФИК»

Вагон, что ли? Железнодорожный? А как бы туда, внутрь?

А вот люк, вот! Юнец Эрик знает, он здесь уже бывал. Правда, вниз не сунулся, не рискнул. Но если бледнолицый рисков, то… вот люк.

Агент Молдер рисков.

У юнца Эрика есть веревка?

У юнца Эрика есть веревка.

Крепкая? Выдержит?

Крепкая. Выдержит.

Тогда — с богом!

Насчет бога сомнительно, а вот с кем или с чем наедине оказался Молдер, спустившись вниз, в вагон, — эт-то что-то!.. Или кто-то…

Немедленно сообщить! Всем, всем, всем! Да, но как?

Да хоть по «мобильнику»! Да хоть бы и не «всем, всем, всем», но для начала хоть бы и Скалли!

— Скалли! Это я.

— Господи, Молдер! Наконец-то! Ты откуда?

— Оттуда, где абсолютно не ожидал очутиться.

— Не время для шарад, Молдер.

— Не время… Время здесь остановилось. Я в железнодорожном вагоне, Скалли.

— Куда ты направляешься, Молдер?

— Никуда. Конечная станция, Скалли. Поезд дальше не пойдет. Он по уши засыпан песком. В заброшенном карьере. Здесь тьма пассажиров. Но никто не торопится на выход.

— Пассажиры? Молдер?

— Это трупы, Скалли.

— Трупы?

— Уже мумии. Штабелями. С пола до потолка!

— Что с ними?

— Да ничего. Лежат…

— Молдер! Что с ними было?!

— А я знаю?! Пока не знаю.

— Молдер! В этих… в наших… в твоих икс-файлах я нашла ссылки на эксперименты, которые проводились у нас.

— У нас?

— В США. Учеными компании «Эксис-Пауэр». Преступные эксперименты, Молдер!

— Суть?

— Генная инженерия. Эксперименты на людях.

— Но здесь не люди, Скалли. Судя по внешнему виду… пришельцы.

— Ты опять за свое?!

— Это не мое, Скалли. Это… нет, не люди. Никакая генная инженерия не способна так изменить…

— Точно?

— Точнее не бывает. Погоди-ка… У этого — след от прививки. От черной оспы. Срань господня, что же тут творили! Даже в глазах темно!

…В глазах темно, да. И не фигурально выражаясь, а — конкретно. Люк — хлоп! Закрылся, отрезав агента Молдера от внешнего мира. Луч света в темном царстве погас. И ве— ревка тяжелой шершавой анакондой упала из-под потолка к ногам погребенного заживо.

— Молдер? Молдер! Молдер!!!

Кричи не кричи в трубку, агент Скалли, — ответом будет молчание. «Мобильник», заэкранированный металлом вагона и толщей песка безмолвствует.

Дурак ты, Эрик! И шуточки у тебя дурацкие!

Не шуточки. И юнец Эрик не такой уж дурак. Он захлопнул люк отнюдь не шутки ради, а конспирации для… Слух у юного на-вахо абсолютный. И, уловив комариный писк в небе, он мгновенно сообразил — надо замести следы!

Замести все следы — вряд ли. Не в песочнице играл — совочком зараз обратно вагон не засыплешь. Но хоть люк захлопнуть…

Он, юный бестолковый неграмотный змее-лов-навахо, гремучек ловил. Он только что сюда спустился с гряды. Он увидел сверху — что-то белеется… и захотел посмотреть поближе. Но не успел толком и подойти. А тут — вы!

Тут — они, да. Звук опережает. Сначала звук — потом предмет, издающий звук.

Комариный писк все громче и громче, все ниже и ниже. Уже не писк. Жужжание. Рокот. Рев. Вертолет.

Вертолет, зависший над одинокой крохотной фигуркой мальчика-с-пальчика. И опускающийся, опускающийся, опускающийся.

Села железная птица! А из нее — командос, командос, командос. Прыг, прыг, прыг! И откинув люк (так это люк? надо же!), внутрь — шасть, шасть, шасть!

— Как тебя зовут, мальчик? — доброжелательный вопрос сухощавого бледнолицего с дымящейся сигаретой в зубах.

Кто ж поверит в твою доброжелательность, бледнолицый?! Глаза у тебя, бледнолицый, колючие и холодные. И сигарета твоя — всяко не трубка мира.

И вообще юный змеелов — навахо. И даже дене. Он только на своем варварском наречии воспринимает. В английском — ни бельмеса. Моя твоя не понимай, бледнолицый.

— В кабину его! Быстро!

Что быстро, то быстро — подхватили, упругим мячиком забросили в кабину «железной птицы».

Ой, дяденьки бледнолицые! Неужто покатаете? !

Еще как! Не укачайся, чурка красного дерева! А то на ходу сойти будет проблематично — высоковато, однако. Или тебе, чурка красного дерева, лучше поездом? Паровозик — чух-чух-чух, вагончики — тук-тук-тук. Ездил когда-нибудь на поезде, забирался когда-нибудь в вагончик? Нет? А в этот? Нет? Через люк? Нет?

А это вагончик? Правда? А это люк? Надо же! Знал бы — залез. Да нет, все равно не успел бы — «железная птица» с неба спустилась. А кто там, в вагончике, дяденьки? Там кто-то есть?

Хороший вопрос!

А вот и ответ… Волчары-командос один за другим из люка наружу:

— Его здесь нет, сэр!

— Он здесь!

— Если и был, сэр, то исчез бесследно.

— Ничто и никто не исчезает бесследно.

— Сэр?

— Сжечь!

— Что, сэр?

— Всё!

— Можем попробовать дымовую шашку, сэр. Если там кто-то и есть, то мы его выкурим.

— Отставить дымовую шашку. Сжечь! Выполнять!

Когда твари испуганы, они очень агрессивны.

Приказ начальника — закон для подчиненного.

И в открытый люк — брикет с искрящимся бикфордовым хвостиком, и еще брикет, и еще!

И — закрывай люк, заклинивай его!

И — взлетай! Взлетай, пока не рвануло. А то сейчас ка-ак рванет! На счет «пять».

Взлетели!

Начинаем отсчет!

Один, два, три, четыре, пять…

Пять!!!

…Вышел Молдер погулять. Тут командос прилетает и брикеты в люк швыряет…

Взрыв!

Содрогнись, красная пустыня. Пустыня цвета крови.

«В Нью-Мексико снова произошло землетрясение силой шесть баллов по шкале Рихтера. Подземные толчки до сих пор ощущаются».

17
{"b":"13372","o":1}