ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тук!!! Тук!!!

Да открывает он, открывает. Ну?!

Ну, конечно. Нечто в этом роде он и предполагал.

Кто там? Кто там?.. Одинокий стрелок там! Количество — три… То есть «Одинокий стрелок» — не количественный показатель, а название группки из трех интелей.

Интель — он и в Африке интель. Или только в Африке их как раз и нет? Ну ничего-ничего. Зато везде, кроме Африки, они есть. И везде одинаковы. Трех разновидностей: либо вольный долгогривый хиппарь, либо застенчивый комик в шляпе и роговых очках, либо подчеркнутый яппи с холеной бородкой и в белой рубашке.

Эдакая троица и на пороге. Хиппарь, Шляпа, Яппи. Разные, да, но одинаковые. Интель любой разновидности, во-первых, считает себя и только себя носителем истины, во-вторых, носится с этой своей истиной, норовя всучить ее всякому заинтересовавшемуся, в-третьих, загодя опасается жестоких репрессий от не заполучивших ту истину, даже если она никому и даром не нужна.

Что ж, истины, которыми «Одинокий стрелок» время от времени снабжал Молдера, не лишены… своеобразия. Верней, благородной сумасшедшинки. Троица отцов-основателей виртуального журнала «Одинокий стрелок» специализировалась на исследовании аномальных явлений — НЛО, снежный человек, живородящие ящеры, блуждающий призрак, уцелевший дедушка Гитлер и прочая, и прочая. Каждый по-своему с ума сходит. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не вешалось. А «Одинокий стрелок» — сущее дитя. Истинами их лепет не назвать. Информацией — пожалуй. Если отсеять всю дребедень и вычленить главное, то информация, которой «Одинокий стрелок» время от времени снабжал Молдера, иногда довольно ценна. Например, об НЛО…

С точки зрения здравомыслящего, НЛО — такая же дребедень, как и прочая и прочая. Молдер здравомыслящий. Но все зависит от личного жизненного опыта. Кто не сталкивался с НЛО, тот не верит. Кто сталкивался, тот верит. Здравый смысл в обоих случаях на высоте.

Молдер сталкивался…

Но здесь и сейчас он бы предпочел столкнуться с НЛО, чем с троицей интелей! Как говорится, «вы, конечно, очень милы, но будете просто очаровательны, если уйдете»!

Не уйдут. Ни Шляпа с несуразным имечком Фрохики. Ни Хиппарь Лэнгли. Ни Яп-пи-Карл. Стоило ли приходить, чтобы сразу уходить!

— Давно не виделись, Молдер!

— Что вам угодно, парни? Ночь…

— Мы бы хотели беседовать не у порога.

— Я вообще не расположен беседовать.

— А придется!

Бесцеремонно прошмыгнули мимо хозяина. Какие церемонии между давними друзьями! А разве мы с вами давние друзья? А разве нет? Дверь закрыли. Замерли, вслушиваясь, — нет ли осторожных шагов за ними. Конспиративно на цыпочках пробежались по квартире — стены, окно, другое окно, свет… свет лучше погасить.

— Молдер, свет лучше погасить.

— Я себя отвратительно чувствую, друзья. Не спал совсем. И ни малейшего желания слушать страшную сказку про трех поросят от трех поросят. За вами что, гнался волк? Успокойтесь, здесь каменный дом. А дымохода нет. Отопление паровое.

Шляпа-Фрохики, проигнорировав молде-ровскую натужную иронию, занял позицию у окна. Всматривался в темноту сквозь жалюзи пристально, напряженно. Выдохнул со временным облегчением:

— Вроде чисто. Вроде «хвоста» нет, Карл.

— Пока нет, — уточнил педантичный Яп-пи-Карл. — А у тебя, Лэн?

— Тоже вроде чисто… пока, — учел поправку Хиппарь, пристроившийся у другого окна.

Право слово, Ниф-Ниф, Наф-Наф и Нуф-Нуф! Неуловимые — но не потому, что их никто не может поймать! Все-таки интели несносны со своей пресловутой манией преследования!

— Да кому вы нужны! Гм, вопрос риторический.

А ответ… ответ конкретный, хоровой, в унисон. Но абсурдный:

— Спецотряду по тайным акциям!

— Тренированные убийцы!

— Выкормыши отдела устранения!

Ну не абсурд ли?!

— Вы что, друзья, триллеров насмотрелись?! Тогда уж действительно читайте сказки для восстановления психики.

— Сказки… — значительно поддакнул Яппи-Карл. Никто тебя, Молдер, за язык не тянул. — Сказки. Про трех поросят и злого волка. Позволю уточнить, полярного волка. Молдер, вы знаете что-нибудь о «Полярном волке»? Вы ведь не можете не знать. Хоть слышать о нем должны бы.

«Полярный волк»? Что-то такое… Ходила-бродила в кулуарах ФБР не то байка, не то деза: «Полярный волк» — спецотряд по тайным акциям, тренированные убийцы, выкормыши отдела устранения. Всерьез отнестись к подобной байке-дезе — разумней принять за чистую монету фантазии виртуального журнала «Одинокий стрелок».

О, черт! А ведь именно «Одинокий стрелок» взял и озвучил сейчас: «Полярный волк»! Когда из разных источников поступают одни и те же сведения, то не лишне призадуматься — настолько ли они бредовы, насколько кажутся?

Хорошо, предположим! На минуточку предположим, что «Полярный волк» — не бред мартовского зайца. И?

— И? На кой вы сдались «Полярному волку»?

— Мы им ни на кой не сдались. Им кое на кой сдался некий Кеннет Суннер.

— Некий?

— Для вас, Молдер, некий. Для нас вполне конкретный. Другом не назовем. Приятелем тоже. Но… В общем, он нам иногда помогал. И вам, Молдер, и вам, между прочим!

— Понятия не имел, Карл, что у меня столько… м-м… друзей? Приятелей? Помощников?

— Он хакер. Уникальный хакер. В своей компании был славен под прозвищем Вонючка. Уточняю: славен. Прозвищем гордился. Но мы никогда не принадлежали к его компании. Для нас он был Башковитый. Мог пролезть по компьютерным сетям туда, куда никто другой не… Или вы полагаете, Молдер, что мы из Космоса вбирали информацию, которой делились с вами?

— Нет, Лэн. Полагаю, не из Космоса. Спасибо вам за всё. И этому… Вонючке? Башковитому?.. И ему от меня отдельное и большое спасибо. Что дальше? Говорите, наконец, и оставьте меня в покое.

— Мы скажем. Но в покое вы не останетесь, Молдер. Гарантирую.

— Вот как? Дорого ли стоят ваши гарантии, Фрохики?

— Молдер, не время для пикировки.

— Разве я пикируюсь, Карл?

— Разве нет?

— Нет. И в мыслях нет.

— Тогда я продолжу?

— О, господи, Карл! Хотите, я продолжу за вас? Этот ваш Башковитый влез настолько не туда, что кое на кой сдался аж мифическому «Полярному волку».

— Уточнение, Молдер. «Полярный волк» не миф. И Кеннет «Полярному волку» не сдался. Он как раз не сдался, а ударился в бега. И «Полярный волк» его ищет.

— Уровень розыска?

— Таможня, аэропорты, поезда, эмиграционные пункты.

— Недурно. Серьезно. И что он таки-на-творил?

— Взломал пароли Министерства обороны.

— Зачем?

— Ради процесса. Анархист, срань господня. И его прежняя компания — анархисты. Он отошел от нее лет пять назад, когда компьютерный мир стал достаточно сложен… когда выяснилось, что ломать устоявшийся мир проще в одиночку за монитором и клавиатурой, не собираясь в хулиганские стаи ради погрома в супермаркете. Ломать — как высшая и последняя стадия прогресса. Ломать — не строить. Придурок!

— Вы же меж собой называли его — Башковитый.

— Башковитый придурок!

— Допустим. А ко мне-то вы зачем приехали? Нет, вот зачем, зачем?!

— Видите ли, Молдер… В последнем письме электронной почтой Башковитый успел назначить время и место встречи.

— Место — именно здесь? Время — именно сейчас?

— Место — Национальный ботанический сад. Время — три часа пополуночи.

— Так в чем же дело, Лэнгли! Ступайте и поторопитесь! Как раз успеете!

— Видите ли, Молдер… Башковитый просил явиться на встречу вас… Очень просил… Он очень-очень просил… Молдер, он просил.

— Угу. Других проблем у меня, видите ли, нет. Если на то пошло, ваш Кеннет Суннер сам мог бы заявиться ко мне. С вами за компанию.

— Значит, не мог. Поймите, Молдер. Значит, не мог. Его проблема — поважнее вашей бессонницы, Молдер, — доживет он до трех часов пополуночи или его к этому сроку успеют пристрелить.

— Не сгущайте краски, Карл.

— Не сгущаю, Молдер.

— Не сгущает… — подтвердил Лэнгли.

— Нет, не сгущает… — подтвердил Фро-хики.

4
{"b":"13372","o":1}