ЛитМир - Электронная Библиотека

Тала тоже прошла это испытание. Она не уподобилась ни одному из приведенных стереотипов поведения. Вела себя совершенно иначе. Рассмеявшись, она смело сделала два шага вперёд, подошла к расходящимся створкам и с интересом смотрела на открывающийся вид. Дальше всем проводившим этот ритуал стало не интересно. Они включили свет и собрались вокруг девушки. Посыпались вопросы:

— Ты почему не испугалась? Смелая или безголовая? Ты, что не знаешь об отсутствии воздуха в космосе?

Тала подождала окончания вопросов и ответила:

— Что воздуха в космосе нет, знаю. Голову имею. Имею и глаза. А вы звёздной карты не знаете. Вот и налепили звёзд, как взбрело в голову. Юганы армады! Будущие капитаны кораблей!

С этой точки зрения на сделанную много лет назад стилизацию космоса, ещё никто не смотрел. Только после её слов внимательно посмотрели и рассмеялись. Девушка была права. Лампочки-звёзды были расположены бестолково. Теперь всем и стало видно, что это просто лампочки. Для приверженцев традиций нашлась работа. Они ей и занялись. А Тала включилась в учёбу.

Глава 6

В эти годы обострились разногласия в руководстве армады. Оно разбилось на два лагеря. Причина этому назревала давно.

Кирты перестали быть полководцами и стратегами. Они стали администраторами, правителями Вселенной людей. Внешняя политика, хозяйственные вопросы жизни планет это такой ком! Он подминает под себя всех, отнимает всё время и силы. Армадой занимались между этими всеми вопросами. Был мир, вопрос армады не был главным. Ей занимались её военачальники. Их тоже давили и занимали хозяйственные дела, но армады. А кроме этого много времени отнимали разногласия, споры и интриги между представителями враждующих лагерей.

Суть разногласий была в том, что годы мирной жизни родили новую военную доктрину. Не нужно думать, что кто-то из командования ратовал за сокращение армады, уменьшения численности кораблей или людей. Нет! Человек, посвятивший себя профессии военного, на такое никогда не был и не будет способен. Это противоречит его сознанию и образу мышления.

Хищник травоядным не станет никогда! В силу этого возможно было возникновение только двух доктрин. Первая гласила, что необходимо армаду переводить на исполнение оборонительных функций, соответственно наращивая потенциал оборонных устройств, спутников, фортов, больших малоподвижных, но имеющих мощное вооружение кораблей. Вторая доктрина основывалась на том, что лучшая защита это нападение и необходимо наращивать мощь ударных сил армады, быстрых и подвижных небольших кораблей, но с мощным вооружением.

Эти споры велись постоянно. Слова умирающей Дианы, Лин, носивший, имя инча Рита Зугавы, первый кирт не забыл. Её мечту о ракетах для планетной обороны он осуществил. Теперь на планетах, фортах, спутниках и кораблях, базировались пусковые установки ракет. Их нужности никто не оспаривал и они стали неотъемлемой частью обороны. Но ещё тогда первый кирт, рассказал учёным, о возможном создании кристаллов с самостоятельным сознанием, таких миникомпьютерах. У тех и возникла мысль о создании умных ракет и торпед, которые сами распознают свои и чужие корабли, сами обходят их оборону и атакуют противника, выбирая способ и вид атаки. Тогда по приказу кирта и была создана секретная лаборатория на планете Геб, второй планете поражённых в правах людей этого же отдалённого сектора Вселенной людей. Это стало новой тайной армады. Тщательно охраняемой тайной, создания нового вида "умного" оружия, у которого было большое будущее. Это оружие принимали оба лагеря враждующих представителей командования армады. Оно одинаково соответствовало догмам обоих концепций, оборонной и наступательной. Планета так и осталась закрытой, с гарнизоном и малой патрульной эскадрой на орбите. Над этим никто не задумывался и вопросов не задавал, да и о жизни на далёкой окраинной планете особо не знали. Глушь, она и есть глушь.

А дела на этой планете творились странные. На ней была орбитальная верфь. Правда, в неё заходили старые транспортные корабли, там их вроде ремонтировали, но на внешнем виде кораблей это особенно не сказывалось. Видно к ремонту относились халатно или были ограничены в средствах. Это было то, что мог увидеть любой посторонний наблюдатель. Всё равно на саму верфь он бы не попал. Верфь охраняла частная молчаливая охрана. Только несколько высших офицеров армады знали, что эта частная охрана состояла из космических десантников команды "Улик" лучшего элитного подразделения армады. Здесь была их база дислокации и им была доверена охрана тайны.

Дело в том, что на верфи транспортники ремонтировали очень хорошо, оставляя только внешнюю часть корпусов. Зато внутри меняли всё. На них ставили новейшие двигатели, ходовые для подпространства, рулевые. Новые реакторы и новую начинку, электронную и внутреннюю. Весь трюм занимали стеллажи и пусковые станки для ракет и торпед. Эти стеллажи были наполнены ракетами и торпедами с кристаллами в их компьютерах управления атаки и движения. Менялся и корабельный компьютер, вместо него устанавливался самообучающийся комплекс, электронный мозг. Места он занимал много, но полностью роботизированный корабль теперь требовал небольшого экипажа. Он состоял из пяти человек. Капитан, он же штурман-навигатор, помощник, два механика и два электронщика-программиста. Очень скромный по численности команды, этот "транспортник" был мощным по количеству вооружения. Он нёс в себе грозную силу, 12 больших ракет, 25 малых и 30 плазменных торпед. Большая ракета могла разнести на атомы самый мощный корабль класса "линкор", любой спутник планетной обороны, да и на планете могла оставить кратер размером с море. Малые ракеты уступали ей в мощности наполовину, а торпеды были равны по мощности, но самое главное все они были думающими. Могли атаковать, используя память кристаллов. Электронный мозг корабля не только управлял кораблём, всеми механизмами, он мог наблюдать за окружающим пространством, решать какую цель и чем атаковать, сообщал цели ракетам и торпедам, давал им команды на запуск. Капитана корабля он воспринимал как своего командира и учителя, а помощника как советчика, без права командного решающего голоса. Браслет контроля жизненной деятельности капитана был связан с электронным мозгом. При получении сигнала об отсутствии жизненной деятельности, биения пульса капитана, мозг брал выполнение поставленной боевой задачи на себя. Мог использовать советы помощника капитана, но мог обходиться и без них. Таких кораблей в армаде на момент поступления Талы в школу юганов армады было всего 7. Дело в том, что изготовление боезапаса и оборудования для такого корабля, работы по его установке, занимали много времени. На один корабль уходило от 3 до 5 лет. Да и постоянный технический прогресс вносил свои корректировки. Отдельно готовили и экипаж. Самой сложной задачей была подготовка капитана. Проблема была в том, что электронный мозг должен был признать его, то есть требовался человек могущий стать в этом симбиозе лидером. Вот и приходилось отбирать кандидатов в капитаны с детства. Здесь ошибиться было нельзя. Грозное оружие могло выйти из-под контроля людей. Другая проблема была в том, что делать это всё нужно было тайно. Вот и крутились.

7
{"b":"133720","o":1}