ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Приписки. Поборы. Взятки. В этом участвовал практически весь народ. Вся власть. Всё шло от низа до верхов. Рубли складывались в десятки и уходили наверх. Таксисты. Водители автобусов и грузовиков. Кондуктора. Врачи, медсёстры, кассиры, продавцы, строители, рабочие, официанты, администраторы…

Сначала это было маленьким прыщиком. Но народ наглел и прыщ рос. Превращаясь в фурункул. При Андропове этот нарыв попытались вскрыть. И тут выяснили, что он глубокий. Всё тянется далеко. Испугались сами. Кого успели посадить тот сел. Кто смог откупиться или спрятаться тот уцелел. Урок поняли и присмирели. Правда, ненадолго. Резкий рост всего это произошёл в 1988–1989 году. После знаменитого постановления правительства от 26 мая 1988 года. Когда разрешили делать всё, что не запрещено. Когда появились кооперативы. Тогда же выросла и окрепла преступность. Она слилась с властью. Массы нищали. Пенсионеры еле дышали. Кто-то жирел. Это коротко. Но было так. Что будет дальше? Посмотрим. Хотите? Подумайте сами. А если нет? То просто живите. Всё найдёт вас само!

А я от философии перейду к жизни.

Если Вы думаете, что КГБ в те годы лежало на печке? Смотрело в потолок? Вы ошибаетесь! Наверно боролось и с инакомыслящими людьми. Как и любая власть. Сейчас говорят, что все они были праведниками. Я в это не верю. Возле одного праведника, как правило, вьётся сотня людей. Людей движимых личными корыстными мотивами. Это нормально. Всегда есть люди с амбициями не реализовавшие себя. Жаждущие славы власти и известности. Прорваться и пристроиться к власти не получилось. Вот они и перешли в противников. Примкнув и окружив праведников. Избрали роль мучеников. Надеясь на то, что наши враги их поддержат. А врагов хватало.

Кто любит своего соседа? С бескрайными просторами. Богатыми недрами. Кучей людей. Ну, не умеет он жить! Используя это богатство. Ходит в рубище и онучах. Живёт полуголодной жизнью при таком богатстве. И этот нищий страшен! Имеет ракеты и атомное оружие. Лезет всюду. Со своей идеей мирового равенства и любви. Хотя этого и не имеет.

По этой причине от страха и любопытства все и лезут к нам. А вдруг что-то узнают? А вдруг что-то испоганят? Поддерживая не согласных. А вдруг…

Деньги тратят приличные. Не жалея. Время не легальных переходов через границу прошло. Это используют только отсталые страны. Более развитые действуют иначе. Под крышами посольств, общественных организаций, гуманитарных и других миссий, государственных и частных сидят люди. Они и продвигают все эти вопросы. Ищут недовольных, слабых, жадных, запутавшихся, и используют их. А ещё бесконечные толпы туристов с фотоаппаратами. Среди тысяч нормальных людей это были единицы. За деньги они служили своему государству. И делали свою работу. А мы делали свою работу. Мы защищали государство. На это и были поставлены.

Я была маленьким винтиком большой машины и знала только свой маленький участок. Наша группа состояла из 8 человек. Две горничные, электрик, сантехник, телефонист, официантка, я и администратор гостиницы. Администратор была руководителем группы. Женщина 45 лет. Майор. Группа имела и специальное оборудование. Подслушивающее и записывающие. Понятно записи мы не прослушивали. Наши обязанности были простыми. Проследить контакты. Зафиксировать встречи. Сфотографировать. Осмотреть вещи. Обнаружить тайники. Всё сфотографировать. Положить всё на место, так что бы хозяин этого не заметил. Времени на всё это уходило много. И два дня отдыха между сменами часто приходилось посвящать этой работе. Но эту жизнь выбрала сама. Кроме врагов были и другие люди удостаивающиеся нашего внимания.

Москва была не только столицей нашей огромной Родины. Здесь были все министерства СССР. Они распределяли квоты и ресурсы. Верстали планы. Это уже была сфера подпольных производителей. И очень доходная сфера для чиновников партийного и государственного аппарата. Ведь всё делалось с общего сырья. Ходоки приезжали с письмами, с просьбами увеличить эти плановые разнарядки. И не с пустыми чемоданами. Это были тоже наши клиенты. Вопросы с ними были те же. Обыскать вещи. Сфотографировать деньги и записные книжки. Отследить разговоры и встречи. То есть всё, что делали они в стенах гостиницы. Снаружи их сопровождали другие. Вот так и работали.

Что делалось дальше? С собранным нами материалом мы не знали. Всё собранное за день забирал специальный курьер. Записи, плёнки и рапорта мы запаковывали в большие коричневые пакеты и передавали ему. На этом наше участие и заканчивалось. Так спокойно работали до 1983 года. А потом нагрузка всё возрастала и возрастала. Но об этом позже.

За этот период мне особо запомнилось три эпизода. Первый не очень значительный. Но он просто был первым делом в моей жизни. Первый раз лазила по чужим вещам и чемоданам. Это становление было смешным и комичным. Но это со стороны.

… Из страны наших врагов прибыла группа туристов. Шумная толпа с сувенирами, жвачками и сигаретами. Группа насчитывала 32 человека. А шумели они как сотня. Галдели не стесняясь. Заходили друг к другу. Сидели до упора в ресторане. Заказав бутылку вина на десять человек. На весь вечер. Официанты их не любили. В отличие от наших граждан они деньгами не бросались. А их чаевые были смешными. Только то, что они дарили пару пачек сигарет, жвачку или ручки, как-то мирило с ними. Эти сувениры охотно покупали у официантов крутившиеся у гостиницы дельцы. Тогда они звались "фарсовщики". За пачку сигарет давали 1–2 рубля. За ручку 1.5–2 рубля. За жвачку рубль. Что бы было понятно, приведу пример. В то время 120–140 рублей были нормальной зарплатой инженера. За смену таких сувениров набиралось на 8-12 рублей как минимум. У каждого из официантов. Это кроме остальных чаевых. Такие милые и добрые иностранные туристы.

И вот наша руководитель дала команду проверить эту группу. Осмотреть вещи и всё остальное. Согласно инструкции. Для меня это был первый раз. Причины были уважительные. То я ходила беременная. То рожала. То сидела с ребёнком. Начальница сама мать и бабушка меня жалела и не трогала. Так по мелочам использовала. Послушать разговоры за столом. Посмотреть за встречами в ресторане. И вот боевое крещение!

Сердце колотилось. Было страшно. Хотя и понимала. В случае даже если бы меня застали за работой. Ничего не было бы страшного. Перед человеком извинились бы. Меня при нём крепко отругали. Без него просто бы вздохнули и…

Перевели бы в другую гостиницу.

Всё это знала. Понимала. Но боялась.

Группа уехала на экскурсию. Время их возвращения мы знали. Туристы у нас передвигались только группами. Их постоянно пересчитывали. Объясняли просто. Можете отстать и потеряться. Туристы твёрдо верили. Медведи у нас не бродят только там, где их возят и водят. Чуть в сторону отойдёшь и съедят. Верили или притворялись, что верят. Только твёрдо знали они в стране дикарей-людоедов. Что такое дикари-людоеды тоже знали. Это те, кто съел мореплавателя и путешественника Кука. В прошлом веке. Вот и не рисковали. Работать можно было спокойно.

Дежурную по этажу под каким-то предлогом убрали. Её место заняла одна из горничных. Сотрудник нашей группы. Выход на лестницу запасного хода перекрыл и контролировал электрик. Телефонист усовершенствовал телефоны в номерах. Снимая "жучки" в одних комнатах и переставлял их в другие. Остальные члены команды разделили комнаты и занялись осмотром вещей. Меня пожалели. Дали комнат для осмотра меньше всех. И команда приступила к делу.

Я вошла в первую комнату. Вспомнила всё, чему учили на курсах. Надела тонкие хирургические перчатки и приступила. Сердце колотилось в груди. Кровь стучала в висках. Страшно боялась что-то сделать не так или пропустить. Пожалела, что у меня нет конспекта тех лекций. А потом вспомнила, что с курсов ничего выносить было нельзя и все исписанные тетради и листочки мы сдавали. А жаль! Сейчас бы мне это пригодилось. Но на нет и суда нет. Вперёд! Так подбодрила себя. На дверь в номер ещё раньше повесила табличку. "Извините, уборка номера". На русском и английском языках и начала создавать натюрморт уборки. Повесила новые полотенца в ванной. Старые полотенца бросила на пол посреди номера. И начала работать. Двигалась слева на право. Как учили по ходу часовой стрелки. Трудилась старательно. Каждый предмет осматривала на наличие сигнальных "маячков". Любую пылинку, ворсинку старалась положить чётко на место. Старательно сохраняла порядок расположения вещей и предметов. Увлеклась. Успокоилась. В себя пришла, когда услышала шаги в коридоре. Они приближались к двери номера. Мгновенье и я заметалась по номеру. Куда спрятаться?

12
{"b":"133721","o":1}