ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отец написал какой-то учебник по топографии. Занимался заочно. Защитил кандидатскую диссертацию по военной топографии. Мать стала завучем в местной школе. А я стала членом сборной команды Московского округа. По стрельбе.

Друзей у меня не было. С девочками было скучно. Они постоянно шептались о мальчиках. Читали и обсуждали книги. О любви и переживаниях. Интересовались вопросами полов и отношений. Парни от девочек не отставали. Плюс курили и выпивали. Ну и мерялись. У кого больше. И рассказывали об отношениях с девочками. Это мне было не интересно. Причину понимаете?

Мама говорила, что я уже начала оформляться. На слово ей не верила. Придирчиво рассматривала себя в зеркало. Но этого не замечала. Лифчик стал в пору. Нулевой размер моя грудь заполняла! А так! Голенастый, долговязый подросток. Одевалась соответственно изыскано. Брюки, рубашка, куртка. На ногах сандалии или ботинки. И короткая стрижка. Длинный волос я не ношу и сейчас. Не нравится. Хотя моя мама носит косу до сих пор. И без причёски не выйдет из спальни. Может меня подменили в роддоме? Или я подкидыш? Ладно! Устрою допрос родителям. Пытать не буду! Вырастили всё-таки!

В силу отсутствия обожателей и женственности продолжала упорно увлекаться стрельбой и рукопашным боем. Добавилось только ещё увлечение техникой. В шестнадцать лет уже прилично водила машину. Но только на площадке. На дорогу не выпускали. Боялись за прохожих.

Когда я оканчивала школу, отец из зависти поступил в Академию Генштаба. Позже узнала. В своей профессии он считается крупным авторитетом. Но я отомстила ему. Подала документы в институт иностранных языков. И готовилась к экзаменам.

К своему удивлению и удивлению родителей в институт поступила легко. И началась моя студенческая жизнь. Получила койку в общежитии. С соседками толком и не познакомилась. Тогда у студентов первый семестр был трудовой. Мы поднимали сельское хозяйство и начинали взрослую жизнь. Сельское хозяйство я поднимала усердно. Мёрзла. Ходила грязная. Всё как положено. В фильме "Золушка" могла сниматься легко. Гримёр был не нужен. А взрослую жизнь начинать не спешила. Хотя многие наши девочки и начали. Они откровенно делились подробностями и хихикали. Мне было стыдно. Даже слушать. Но интересно! Поэтому слушала тихо. Притворяясь спящей. Узнала много нового. И поучительного.

Месяц прошёл. Мы подняли сельское хозяйство. Обеспечили страну корнеплодами и вернулись в Москву. В институте начались занятия. Институт у нас был девичий. Ребят было мало. Зато девочки наши были от и до. Увидела их бельё и бюсты и поняла. Дремучая я дремучая. Но с этим приходилось жить.

В комнате вместе со мной жили три девушки. Две с третьего курса и одна с четвёртого. Они имели своих ухажёров. И не по одному. Как томно говорили:

— Невозможно определиться! Вот смешать бы их вместе! Это был бы класс!

Вот и определялись. Приводя своих любимых на ночь. Я подсматривала. А утром с трудом встала и шла на занятия. Кончала сразу два института. Было нелегко. Или точнее сказать. Очень трудно! Но я справлялась.

Первый семестр закончила только с двумя четвёрками. Об остальных оценках догадайтесь сами. Тренировок я не пропускала. На спортивной вузовской олимпиаде заняла третье место. По стрельбе из малокалиберной винтовки и пистолета Марголина. Два первых места заняли парни. Один мастер спорта международного класса. Второй мастер спорта. Призёр первенства Европы. Соперники именитые. Рукопашный бой был предметом боевым, а не спортивным. Этот мой талант для мирной жизни не годился. А войну не объявляли.

Каникулы провела у родителей. Мама сказала мне комплимент:

— Ходишь доченька ты не как девушка-лебёдушка! А как строевая лошадь! Или как солдат на плацу.

Конечно, снова обратилась к зеркалу. Долго ходила перед ним. Но так и не поняла. Права мама или нет. Посуда в серванте звенела. Не сильно. Всё дело было в моей неопытности. Как ходят солдаты на плацу знала. А как ходит строевая лошадь? И как ходит девушка-лебёдушка? Увы! Нет! Пробел в образовании. Вот и осталась без ответа на свой вопрос. Тогда и решила оставить поиск ответа на более позднее время. Когда восполню пробел.

Наша часть относилась к внутренним войскам. Не далеко от нас стояло учебное подразделение КГБ. Между двумя этими частями существовало постоянное соперничество. Соревновались они по военно-прикладным дисциплинам. По состоянию на тот момент чекисты постоянно побеждали соперников. То есть нас. А наши рвали и метали. Из кожи лезли. Хотели победы. Начальник стрельбища меня хорошо знал. С его подачи командир части и попросил меня выступить за них. Было одно препятствие. В соревновании могли участвовать только служащие и работники части. Что бы всё было по правилам. Меня сделали вольнонаёмной и включили в список команды стрелков. Своё согласие я дала. Но не просто так. А выставила своё условие. Меня включат в команду по рукопашному бою! Уж очень хотелось! То ли набить лицо кому-нибудь. То ли получить по своему лицу. Ещё один вопрос снова решила отложить на более позднее время. Хотя их было два.

Может я не правильная? И получать по лицу моё хобби?

Пока думала. Товарищи начальники совещались. Победило желание побить чекистов. Согласились. Так я стала членом команды по двум видам. Соревнование состоялось через два дня. Отстрелялась я нормально. Результат показала очень высокий. До первого места меня не допустил член команды чекистов. Но в командном зачёте мы чекистов победили. С борьбой я тоже не оплошала. И сама дала. И получила. В общем успокоилась. Наверно я настоящая русская женщина.

"Без побоев как без соли. Жизнь пресная и не нужна".

Впервые за последние четыре года чекисты уезжали не победителями. А побеждёнными! Ну и праздник закатили в части. Если бы пила! Точно упилась бы. А так обошлось. Как мама говорит:

— Девичий стыд не потеряла!

Так и прошли мои первые каникулы. А потом началась зима. Настоящая зима с морозами и начался второй семестр моей учёбы в институте. В общежитии девчонки обнаглели. В комнате у нас теперь постоянно жили две иногда три пары. И я! Представьте. Как мне было тяжело? Вставать утром. Сразу подсматривать за всеми. Раздваиваться. Косить глаза. Мне это всё надоело. Я и сказала им об этом. А они мне ответили:

— Помочь тебе мы не можем! На твои прелести. Грудь и худосочный зад. Желающих нет! Так что прости. Не простаивать же нам красавицам без дела.

С их оценкой моих прелестей была согласна. И то, что они красавицы понимала тоже. Сами посудите. Груди 3 и 4 размера! Округлые попки! Да они были правы! Но всё равно обидно!

Здесь и поступила не красиво. Осудить себя решила потом. А пока легонько отлупила красавиц. Вернее намеривалась легонько. Получилось душевно. Чуть-чуть перестаралась. Красивые и богатые во всех местах пищали и визжали от души. Не знаю как им. А мне воспитывать их понравилось! Соседки оказались злые и коварные. Да я поступила с ними не красиво! А они? Чем ответили?

Со мной они тоже поступили не красиво. Пожаловались своим кавалерам. Те лишённые блаженства от своих подруг решили меня наказать. Отшлёпать по попке. Объяснили мне свои благие намерения:

— Это для тебя будет двойным благом. Во-первых. Воспитанием уважения к жизни окружающих. Во-вторых. Твоя попка от их процедур только выиграет. Станет больше и аппетитней.

Разговор этот происходил в нашей комнате. Подруги поддерживали моих карателей одобрительными выкриками. Доводы парней меня не убедили. Уважать я их не собиралась. Может я старомодная дева! И свободный секс не воспринимаю. В отношении массажа моей попки. Массажа могущего дать мне такие сногсшибательные результаты тоже сильно сомневалась. Поэтому поступила снова не красиво. Отлупила всю компанию. Досталось всем. И карателям. И многострадальным соседкам. Жаловаться они не стали. Людей смешить не хотели. А меня просто опасались. И одни. И другие. Что они говорили обо мне? Представляю. Но я этого не слышала. Жила и спала спокойно.

Так и прошёл второй семестр. Его я закончила лучше первого. Экзамены за первый курс сдала на 4 и только на одну 3. Всего их было целых два! Наверно взрослею.

3
{"b":"133721","o":1}