ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если Вам приходилось видеть труп самого страшного безжалостного убийцы. То Вы меня поймёте. Лежит он такой, жалкий и открытый, что если душа не очерствела смотреть жалко. У меня и моих товарищей души были обычных людей. Да и воспитание было другим. Эти мысли были не только у меня. Лица остальных выражали те же чувства и мысли. Мы ждали. Надеясь на лучшее.

И дождались!

В 13.02 в полуразрушенный цех влетели три машины. Первой шла "девятка" за ней "шестёрка". Последняя "пятёрка" остановилась при въезде. Блокируя его. Из неё вышли двое. Водитель остался за рулём. В руках вышедших были охотничьи ружья.

Александр и его напарник стояли ближе к левому углу здания. Возле них был провал в цементном полу. Достаточно глубокий и широкий он позволял укрыться, от пуль. Если возникнет стрельба.

"Девятка" и "шестёрка" подъехали к ним. Встали в 10 метрах от них. Из открывшихся дверей машин вышли соответственно трое и четверо парней. В машинах никого не осталось. У двоих были автоматы. Остальные имели пистолеты разных систем. По рации быстро распределила роли засады.

Один наш автоматчик взял на прицел "пятёрку" и вышедших из неё. Второй наш снайпер взял автоматчика с "шестёрки". Я занималась пассажирами "девятки". Среди них был автоматчик и главарь. Второй наш автоматчик должен был страховать нас и не подпустить бандитов к Александру с напарником. Получила подтверждения всех и принялась вести свои цели.

Это заняло секунду. Бандиты выходили из машин. Мне очень не понравилось их построение. Они стояли растянувшись. Сектор для их огня был свободен.

Александр это заметил тоже. Я уловила его сигнал напарнику. Тот тут же подобрался. Он был готов к любому развитию событий. И к огню в упор. И к нырку в провал пола.

Главарь оправдывал свою кличку. Он завизжал:

— Дождался? Поговорить хочешь? Не угадал! Я с козлами не говорю! Вали их!

Его истерика лишила меня едва теплившейся надежды. Больше не колебалась. Товарищей подвергать опасности было глупо.

Мои три выстрела слились вместе.

Первую пулю получил парень с автоматом. Он выронил его. Начал клонился вперёд. Вторая пуля уже достала главаря. Его руки повисли. Он падал назад. Третьим рухнул водитель. К моему удивлению упавшие тела ещё шевелились. Это было странно! Промахнуться не могла. Но на всякий случай выстрелила ещё трижды. Добавила каждому по пуле. Обойма имеет пять патронов. Но я всегда знала, что так считает и противник. Шестой патрон всегда загоняла в ствол. Так надёжней!

Со своими противниками разобралась и теперь смогла осмотреться.

Бандиты лежали возле своих машин. Александр и его напарник уже выбрались из своего укрытия. По их спокойствию поняла. Пули не зацепили их. Другие участники операции подтягивались к ним. Все были вроде целы. Оружия из рук никто не выпускал. Держались настороже. Покинула место своей засады и подошла к Александру. Он стоял у машины. В ней приехал главарь и двое подручных. Я встала рядом. Хотела что-то сказать. А мой взгляд не произвольно оббегал лежавшие тела. Уже открыла рот и вдруг…

Подскочила на месте и отпрянула в сторону. Все мысли вылетели из головы. Карабин в моих руках взлетел к плечу. Сухо щёлкнул боёк.

С ужасом поняла, что расстреляла все патроны и не перезарядила оружие. Мозг работал напряжённо. Дыхание перехватило.

Руки уже чисто на уровне рефлексов разжались. Карабин выпал из них. Он ещё не стукнулся об пол, а я уже перекатом уходила в сторону. В движении выхватив пистолет. Передёрнула затвор. Послала патрон в патронник и взвела курок. Так и замерла в готовности открыть огонь по врагам. Так и не смогла поверить своим глазам. Это было страшно и ужасно.

Причин прийти в ужас было достаточно.

Мои глаза видели отметины пуль поразивших тела. Опыт подсказывал. С такими ранениями не живут. Одна пуля ударила в переносицу. Вторая в грудь в области сердца. Остроконечные пули калибра 7.62 с расстояния в 70–90 метров разносят всё! О черепе и говорить нечего. Задней его части практически не было. Это было видно. Но труп шевелился! Такое было выше моего понимания. Волна ужаса накатилась на меня. Она заставляла жать на курок. Открыть огонь не успела. Стоявший рядом Александр резко подбил мою руку. Выбил пистолет. Боль в руке отрезвила меня.

Александр поступил правильно. Я не подумала. Стрелять с такого близкого расстояния в бетонный пол дел могла натворить прилично. Пули рикошетом могли задеть наших людей стоящих рядом.

Александр поднял мой пистолет. Выщелкнул патрон из ствола. Вынул обойму. Поднял и вставил патрон. И после этого посмотрел на меня.

— Ты чего? Перешла на сторону врага? Все целы! Вот и решила исправить?

Его насмешливый тон не доходил до меня. Потирала ушибленную руку и с ужасом смотрела на лежащие тела. Выдавила из себя:

— Они шевелятся!

Александр проследил за моим взглядом и всё понял. Он обнял меня и отвёл в сторону.

— Ясно! Не смотри! Они были обкуренные и обколотые! Вот мышцы и сокращаются.

Объяснение Александра успокоило меня. Начала приходить в себя.

Способность думать вернулась. Дрожь из тела ушла. Оглянулась вокруг и успокоилась. Произнесла уже нормальным спокойным голосом:

— Нужно собрать наши гильзы! Светить стволы лишнее.

Александр покачал головой.

— Стволы придётся бросить. Собрать гильзы не успеем. Стрельбу могли услышать и позвонить в милицию. Уходить нужно быстрее. Обработать руки и одежду. И уходить. Меня волнует другой вопрос. В списке у нас десять человек. А здесь лежит 9. Нужно найти десятого. На какую фирму они наехали? Он знает. Что поехали на стрелку? Тоже для него не секрет. Даже наркоман сумеет свести концы с концами. Следы приведут к нам. Сделаем так! Я, возьму одного бойца. Поищем отсутствующего. А вы уходите!

В словах Александра был смысл. Я кивнула. Напарник Александра уже шёл от наших машин. В руках он держал брезентовую сумку. Из неё доставал баллончики и раздавал остальным. Народ опылял руки, одежду и обувь. Дал и нам с Александром по баллончику и занялся собой. Мы тоже занялись делом.

Это было не лишним. В криминалистике существует один тест. На порох. Дело в том, что при стрельбе частички пороха выбрасываются газами при перезарядке оружия. Они попадают всюду. На одежду, руки и лицо. Выявить их даже через несколько дней не сложно. Перчатки тоже не спасают. Есть один способ защитить руки. Нанести специальный состав на них. Он затвердевал и обволакивал руки. Образовывая перчатки. При необходимости они легко снимаются. Но одежду, обувь и остальные участки кожи это не предохраняет. Методов есть два. Один это опрыскаться специальным аэрозолем, что мы и делали. Второй это протереть всё ацетоном или бензином. Воняет душевно! Но шанс даёт.

Опрыскались аэрозолем. Аккуратно собрали баллончики. У аэрозоля было и ещё одно свойство. После его распыления ни одна собака след не возьмёт. Бросили свое оружие. Свои отпечатки на нём уничтожили. И покинули место неудавшейся "стрелки". Отморозки они и есть отморозки. Их не любит и не воспринимает никто.

По дороге в офис с телефона-автомата позвонила в милицию. Истерическим голосом прокричала:

— Ой! Скорее приезжайте! На территории брошенного ремонтного цеха Савёловского вокзала стрельба. Страшная стрельба! Убивают людей! Спасайте!

И бросила трубку. Сделала это на всякий случай. А вдруг никто не позвонил? Оружия там осталось не мало. Найдут, валяться не оставят! Приватизируют. И пойдёт оно гулять дальше. Сея смерть. Такого не хотелось. Вот и приняла меры. Хотя перестаралась. После такого сообщения милиция появится не скоро.

Александр на связь не выходил. Поиски десятого члена группировки продолжались. Поковырялась в бумагах. С правой рукой директора решила финансовые вопросы. Всем участникам операции выплатили премию по 2 000 долларов. Пусть не много. Но мы на службе. А она не балует. Все это знают. Напряжение уже спало.

Убивать пусть и отморозков дело не благодарное. Осадок всё равно остаётся и на душе нелегко. Наверное, есть люди кому это занятие нравиться. Но считаю, что это просто больные люди. Со сдвинутой психикой. Свой путь мы избрали сознательно. Хотелось жить лучше, чем это можно обычным трудом. Реалии жизни были такими как были. И мы жили в них. Наша деятельность не могла идти гладко. Криминал он и есть криминал. Видит Бог! Если придётся стрелять, то я это сделаю. Но по необходимости. Без удовольствия и радости. От жизни не спрятаться.

50
{"b":"133721","o":1}