ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Правда и они в долгу не остались. Жанну молодую любовь Николай Ивановича в оборот взяли по полной программе. Даже фотокамерой пользоваться обучили! Обязали снимать порнофильмы с ней и Николай Ивановичем в главных ролях. Уже без Жанны они установили ещё две автоматические камеры и три микрофона. На что-то большее знаний и умения не хватило. Не профессионалы! Можно и простить.

Нашим техникам пришлось повозиться. Все камеры и микрофоны работали без вопросов. С одной поправкой. В отснятом этими камерами материале любой человек опознать мог всё, что угодно. Даже инопланетян. Это уже зависело от фантазии и воображения конкретного человека. Человека посмотревшего эти шедевры.

Теперь предстояло самое трудное. Сообщить всё Николай Ивановичу. Убедить его поверить. Во всём этом была большая сложность.

Владелец банка конкурента был братом жены Николай Ивановича. Николай Иванович отдал дань моде. Завёл любовницу. Но был человеком старой формации. Консерватором. Продолжал жить со старой женой. Терпеливо снося сцены ревности. Наверняка боялся парткома.

Своего родственника-конкурента он подобрал ещё в советское время. Когда работал в банковской системе СССР. И всюду тащил его за собой. Помог с деньгами и с организацией банка. Надеялся работать совместно. Так поступали многие. Но планы остались планами. И Николай Иванович махнул на них и своего родственника рукой. Опытный банковский зубр мог перестроиться на ходу. Да и связей хватало. В своей среде он имел вес и репутацию. И вот жизнь столкнула их в борьбе за большой кусок масла. Результат этой борьбы отобразил наш материал.

Тянуть было нельзя. Сняла трубку и позвонила начальнику службы безопасности банка. Бывший генерал. Бывший начальник нашего управления моему звонку не обрадовался.

— Конечно ты с вестями и они не приятные! Угадать не трудно! Ты звонишь и просишь о встрече сама? Это плохой знак! От этой встречи ничего хорошего я не жду. Но куда я старый денусь! Приезжай! Всё равно буду переживать и гадать. Уж лучше сразу. Вжик и помер.

Такую не приветливую тираду выдал он. Едва попросила о встрече. И за что только он меня не любит? Решила не гадать, а спросить при встрече. Такой вопрос в лоб лишает дара речи не хуже удара дубиной по голове. Проверим! Ну и поехала на встречу.

Влетела в его кабинет и сразу выпалила свой вопрос. Но или генералов учат не реагировать на удары дубиной по голове? Или здесь другая тайна? Он удар выдержал и ответил сразу:

— Не люблю! Потому, что люблю хороший коньяк и внуков. А на мою генеральскую пенсию эта любовь будет очень скромной. А о коньяке придётся забыть! Подумаешь ребус! Сама могла ответить!

Здесь лишилась речи и замолчала я. Майоров точно сносить удары дубиной по голове не учили. По себе знаю. Только и выдавила из себя:

— А что, говорить нам младшим офицерам?

Генерал пожал плечами и налил два бокала на пару миллиметров от донышка.

— В наказание?

Кротко осведомилась я. Он промолчал. Думай, как хочешь! Вот так всегда обижают зависимых людей. Не справедливо! Просто я любознательная по своей женской природе.

Надуться не надулась? Решила не думать. Но отомстила. Просто изложила всё вкратце. От души добавила чёрной краски. Он выслушал и сказал:

— Да! Понял! Спокойно получать блага мне не суждено! Да и помереть в достатке не дают. Враги капитала!

Потом нажал кнопку на телефоне.

— Николай Иванович! Зайди! Тут пришла твоя любимая дама! С полным ведром гадостей! Я уже хлебнул! Приглашаю тебя душевно!

Спустя пять минут в кабинет вбежал Николай Иванович. Он был радостный. Видно решил какой-то вопрос положительно.

— Это называется гадость?

Сказал он и показал на бутылку коньяка на столике.

— Вы зажрались! Господин генерал!

Повернулся ко мне и радостно воскликнул:

— О! Моя не видимая прекрасная охрана! Давно вас не видел и не слышал. А вы мадам с нашей последней встречи похорошели и помолодели.

Хотела покраснеть и сделать реверанс. Потом вспомнила! Для этого же нужно встать. Было лень. Поэтому просто махнула рукой и бросила кокетливый взгляд.

— Да ну Вас! Скажите! Помолодела! В мои семнадцать это не нужно!

Николай Иванович радостно рассмеялся. Генерал достал ещё один бокал и щедро до половины наполнил его. Николай Иванович посмотрел на генерала строго:

— Ты же знаешь! В рабочее время я не пью! В отличии от тебя! Тем более такие дозы!

Генерал спокойно посмотрел на него.

— Потерпи немного! Ещё и добавки попросишь! У тебя всё впереди!

Николаю Ивановичу слова генерала не понравились.

— Ты так уверен? Я ведь могу и из принципа не выпить! Что б тебе досадить!

Генерал не ответил. Криво улыбнулся и сел на своё место. Взял бокал и принялся рассматривать коньяк на свет. От разговора отключился. Но Николая Ивановича это не обескуражило. Он переключился на меня.

— С чем пожаловали? Просить добавки? Можем поторговаться. Но на много не надейтесь!

Пикировка мне надоела. Настроение было не игривое. Вот и пробурчала:

— Просить добавки? Торговаться? Делать мне нечего! Сами добавите!

Банкир возмутился:

— Я? Сам добавлю? Где вы такого глупца видели? Покажите мне!

— Зеркала у меня с собой нет! Посмотрите потом!

Выпалила в ответ. Завелась. Лицо его покраснело и налилось злобой. Играться мне не хотелось и до этого. Слушать его крики? Тем более. Достала и подвинула к нему папку. Он мгновенно взял себя в руки. Осторожно тронул объёмную папку. Мгновение подумал и медленно открыл.

Первые три листа содержали краткое изложение всего материала. С указанием страниц рапортов и документов. Готовить оперативное дело разработки для доклада начальству меня научили давно. И эту науку донесла до всех своих сотрудников.

Николай Иванович ознакомился с содержимым папки. Схватил бокал и залпом опрокинул в себя коньяк. Сурово посмотрел на генерала:

— Чего жалеешь? Нормально налить не можешь? Тем более, что за коньяк плачу я! Жалко для "заказанного"? Может это последняя моя доза!

Генерал плеснул ещё коньяка в хозяйский фужер. Обо мне он забыл. Поборола природную застенчивость и скромность. Встала и налила себе сама. Ухаживать за мной не собирались. Ну и ладно! Обойдусь!

Банкир снова выпил. Пил коньяк как воду. Поставил пустой бокал и требовательно посмотрел на генерала:

— Что будем делать? Или я напрасно плачу вам всем?

На моё удивление генерал ответил спокойно:

— Какие проблемы? Снайперы на крыши по пути следования из офиса и дома утром и вечером. Опер группы по всем адресам. Экипажи рейдеров по всем путям проезда. А тебя оденем в защитный скафандр взрывника. Ходить по нужде и есть будешь в бункере на глубине 300 метров. Под землёй. Её к тебе я привёл. Платишь ли ты ей и мне и нашим людям напрасно или нет? Решать тебе. Тебя предупреждают. Оберегают. Предпочитаешь просто получить пулю в голову? Твоё дело! Откажись от нас! Может быть, ты и успеешь немного сэкономить? Бережливый!

Я даже залюбовалась генералом. На мгновение он снова стал генералом могучей службы. А не слугой.

Николай Иванович скис. Он просительно смотрел на генерала. Боевой запал генерала ещё не прошёл и он коротко бросил:

— Перестань хныкать! Что делать? Спроси у неё. Я генерал! Опер она! Мои функции ставить задачи. А её устранять неприятности и решать их. Этим мы и отличаемся от Вас штатских.

В кабинете установилась гнетущая тишина. Банкир смотрел на меня.

— Кто предупреждён! Тот вооружён! Есть такая пословица. Она очень старая и испытана временем. Решение проблемы есть. И не одно. Можно просто замочить их всех. Основных фигурантов не много. За день успеем!

Я просто прикалывалась. Нагоняя жути. Иногда хочется денежным мешкам показать их уязвимость и не защищенность. Все мы люди! Вот и хочется быть гордыми за свою силу. Страшную и не отвратную. Наверняка мои слова вызвали перед глазами банкира страшные картины. Он побледнел и отчаянно закачал головой. Дать приказ развязать бойню не так просто. Страшно. Насладилась его страхом и продолжила:

64
{"b":"133721","o":1}