ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я пристроилась на заднем сидении джипа. Дремала и думала.

"Теперь если мне придётся заполнять анкету с чистой совестью смогу в ней писать "да" в двух строках.

Семейное положение замужем "да".

Были ли Вы за границей "да". А в следующем вопросе этого же пункта "где?" буду писать " в Польше" и рядом приписку "20 часов, с дорогой". Вот прогресс!"

С такими радостными мыслями и позвонила Николаю Ивановичу. Была ночь. Но его это не испугало. Встретились. Он забрал девушку. Мы договорились о встрече после обеда в его офисе. Было 06 часов 24 минуты. Уже нового дня.

За всё время пути девушка не проронила ни звука. Её никто не беспокоил. С вопросами не приставали. Думаю и образ её жизни и понятия изменяться. Жестокий урок получен. А не поймёт? Туда ей и дорога.

Отпустила охранников отдыхать. Сама поехала в двухкомнатную квартиру владений дочери. Сын уже встал. За стенкой грохотала музыка. Но мне она не мешала. Приняла душ. Упала на кровать и уснула. Тяжело девушке без нормальных условий. Вот и устала.

Проснулась в 13.30. Душ и кофе взбодрили меня. Оделась и поехала на встречу. С собой взяла дипломат.

Николай Иванович и магнат уже были на месте. Обычное приветствие. Коньяк и кофе. И разговор о делах наших скорбных.

Возле каждого из присутствующих стоял дипломат. На встречу высокие стороны прибыли во всеоружии. Первой свой дипломат открыла я. Толстая папка со всеми материалами легла на стол. Туда же положила и листок с перечнем должных мне сумм. Всего просила 200 000 долларов минус 20 000 аванса.

Николай Иванович подвинул всё к себе. Папку даже не открыл. Просмотрел листок и сказал:

— Так ясно. Двадцать тысяч давал я. Значит с меня 80 000, а с тебя 100 000.

Обратился он к магнату. Два дипломата легли на стол. Николай Иванович достал 8 пачек 100 долларовых купюр. Магнат достал банковскую упаковку. 10 пачек. Они перекочевали ко мне. Мой дипломат их приютил. Успела заметить, что в дипломатах обоих мужчин ещё осталось достаточно пачек.

"Плохой из меня коммерсант!"

Промелькнула мысль. Меня это очень не расстроило. Настроение испортил магнат. Кроме денег он достал из своего дипломата свежий номер газеты "Московский комсомолец". Протянул мне:

— Прочтите! Там обведено! Очень интересно!

Я и прочла. В разделе происшествий была обведена заметка.

" По сообщению из полицейского департамента возле городка Х не далеко от польско-украинской границы произошла криминальная разборка. Прибывшие на место полицейские обнаружили 23 тела молодых людей с огнестрельными ранениями. При погибших были обнаружены паспорта граждан России, Украины, Молдавии. Рядом с телами лежали пистолеты и автоматы. В 500 метрах от места этого побоища найдены два легковых автомобиля и один микроавтобус. В них были ещё три трупа. Так же с огнестрельными ранениями. Следов лиц совершивших это преступление не обнаружено. Свидетелей данного происшествия нет. Ведётся расследование".

Дата в заметке была такая же. Как и в отметке в моём паспорте о пересечении польско-украинской границы. Отодвинула газету. Кричать, что это не мы! Быть себя в грудь? Рвать волосы на голове? Не собиралась. Давать клятвы? Что мы тут не при делах. Что это просто случайно совпали обстоятельства. Было глупо. Поэтому и молчала. Хранить молчание продолжала и тогда, когда магнат задал вопрос:

— За эту бойню тоже заплатили мы? Или это бесплатный подарок?

На помощь пришёл Николай Иванович. Он подвинул к себе газету. Прочёл статью и подвинул газету магнату.

— Ты чего пристал к Виктории Андреевне? Прочёл газету и привязался. Это о твоих родственниках или работниках пишут? Здесь написано, что это сделала она? Написано, что ты это заказал и оплатил? Жалко этих бандитов?

Окажи помощь их семьям тысяч по 100 долларов. Благодетель! Начинаешь здесь нюни распускать. Она не она! Меня этот вопрос не интересует. Нашла нужным? Покрошила! Главное она решила проблему и наша выгода налицо. Слова обоих братцев ты слышал. Все условия она выполнила. Благодари её, а не разыгрывай из себя благородного рыцаря!

Отвернулся от магната. Обратился ко мне:

— Виктория Андреевна! Извините моего товарища! Он вырос и живёт на островке в океане. Не обитаемом. Поэтому его иногда и заносит. Когда-то в юности его избрали народным заседателем в суд. Вот его и заклинило. Ещё раз извините! Спасибо Вам за работу! Всё выполнено! С моей стороны вопросов нет. Я перевёл на Ваш счёт 30 000. Это премия от меня лично. Спасибо! Был рад встречи с Вами! Всегда к Вашим услугам!

Галантный кавалер поцеловал мне руку. И я упорхнула.

Так впервые столкнулась с торговлей людьми. Сейчас об этом говорят открыто. Тогда или замалчивали. Или не знали. Куда ушёл собранный нами материал? Приняли ли по нему меры? Не знаю! Это дело проводила как частное лицо. Сдала материалы "заказчику". Получила деньги и забыла. Таковы условия этого жанра.

В прессе сообщений не было. Дотошные журналисты так ничего и не узнали. Братья продолжали занимать свои посты. На этом и закончилась эта история. А моя продолжалась.

Покинула место встречи. Поехала в наш офис. Из полученных денег забрала свои кровные двадцать тысяч. Для оплаты нашему добровольному помощнику в Польше. Брала свои. Забрала ещё 20 000 мой гонорар. Остальные отдала правой руке директора. Приказала выдать всем задействованным в этом деле премию по 2 000 каждому. Оставила джип. И покинула офис.

Поймала частника и поехала на дачу к родителям. По дороге купила билет на самолёт на Барнаул. Посидела с родителями. Оставила им денег. Вообще они не нуждались. Отцовской пенсии хватало. Но было приятно помочь родителям. Они вырастили и воспитали такую умную и красивую дочь!

Вечером поймала сына. Дала ему 5 000 долларов. Это я почти вырастила и воспитала такого сына! Он был счастлив. Решил купить машину как у всех. Товарищей и подруг по учёбе. Решить решил, а денег нет! И вот добрая и красивая мама. На деньги сынок! Ни в чём себе не отказывай милый! Вот так!

Утром улетела в Барнаул. К обеду была дома. Здесь и ждал меня подарок от дочери. Родной частичке моего тела и души!

Когда она вошла в дом. На столе лежала кучу подарков ей. Не забыла и 4 000 долларов. Обняла и прижала к сердцу дитя. Чуть не всплакнула. Помешало одно. Показалось мне что ли? Дочь принюхивалась ко мне! Ослабила объятия. Понюхала себя. Потом и алкоголем не пахло. И в этот момент пропустила вопрос дочери:

— Мам! Как ты Владу в глаза смотреть будешь?

Ответила честно, Вы ведь помните? В анкетах решила писать правду!

— Не знаю! Наверно прямо. Когда явится!

Ну и получила ответ.

— Никогда не подумала б! Что тебя на старости лет на блуд потянет! В твои годы это стыдно!

Здравствуйте! Приехали. Ну, блуд это бог с ним. Но обозвать меня старухой? Это уж знаете перебор! Обиделась страшно. Родное дитя бить не будешь! Гордо повернулась и ушла в спальню. Повернула ключ в замке. Сбросила одежду. 25 минут вертелась перед зеркалом. Изъянов сильных не нашла. Так мелочи! Но в комплекте девушка ещё ничего. Так лет 30. Не больше! Обида мучила меня. Из комнаты не выходила. Почти. Не угадали! Не в туалет. Душ и туалет были за отдельной дверью в самой спальне. Выходила за едой. Я же не птичка! Так и просидела до утра в комнате. Благо еда и туалет были под боком. Вечером дочь что-то пищала. Стучала в двери спальни. Но я сохраняла лицо. Обиделась! Так и не отозвалась. О чём ей говорить со старухой?

Утром встала и пошла в ресторане. На каторгу. Целый день изображала упорный труд. К вечеру мы помирились. Так и прошёл месяц. В трудах и заботах. А потом приехал Влад.

Пробыл не долго. Снова уехал. А я опять осталась ждать. Дни тянулись. Но всё равно проходили. Бизнес под руководством дочери шёл хорошо. Посетителей хватало. Народ тянулся к веселью. Где-то в большом мире громыхала первая чеченская война. Она разделила народ на русских и лиц "кавказской" национальности. Приносила смерти и горе. А у нас была тишина. Спокойный провинциальный быт. В замершем времени.

75
{"b":"133721","o":1}