ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Полковник и наш сопровождающий вышли. В кабинете установилась тишина. Стук в дверь прозвучал как удар грома. Дверь открылась. Конвойный отскочил в сторону и в кабинет вошёл…

Я была разочарованна. После рассказа полковника ожидала увидеть двухметрового гиганта с пудовыми кулаками. А порог кабинета переступил худощавый мужчина с остриженной головой и грубыми чертами лица. Он был не много выше меня ростом. Облик этого человека был очень далёк от облика нарисованного моим воображением, что я растерялась. Эта растерянность на моём лице была заметна и ребёнку. Но на меня внимания никто не обращал. Оба мужчины безмолвно смотрели друг на друга.

Первым нарушил молчание Александр. Он сделал шаг навстречу вошедшему человеку. Протянул руку и сказал:

— Здравствуй "Костолом".

Вошедший человек не шевельнулся. Он молчал и продолжал смотреть на Александра. Потом произнёс:

— И тебе не противно подавать руку зеку?

Александр покачал головой:

— Я подаю руку своему товарищу и брату. С ним вместе я делил опасность и последний сухарь. Всё остальное это проза жизни. Она никогда не встанет между нами!

Вошедший мужчина неуверенно пожал протянутую руку. Но Александр не отпустил его. Он притянул его к себе и обнял. Так они постояли несколько мгновений. Потом прошли и сели. Я не мешала. Сидела молча. В том, что связывало этих людей. Мне места не было. В глазах сидевшего мужчины стояли слёзы.

— Анна очень заболела! Ей нужна была операция. Сделать её могли только в Новосибирске. А у нас не было денег на поездку и жизнь там. Эти пообещали мне дать денег. Только нужно было сходить в сберкассу. Я и пошёл с ними. А они открыли стрельбу и начали валить людей. Потом мне было всё равно. Анна умерла. Сын сменил фамилию. Мать старуху жалко!

И он, замолчал. Слеза скатилась по его щеке. Молчал и Александр. Молчание уже угнетало. Александр это понял:

— Есть возможность всё изменить. Как ты на это смотришь?

Мужчина пожал плечами.

— А зачем? Анны не вернуть! А мне? Где помирать всё равно. Значения не имеет.

— Но ведь есть мать! Сын! Есть доброе имя офицера орденоносца. И есть возможность всё исправить. Пошли со мной! Ты мне нужен!

Произнёс Александр и требовательно посмотрел в глаза человека. Тот ответил не раздумывая:

— Я с тобой! Только съезжу на могилу Анны. Её похоронили без меня.

Контракт он подписал не читая. Билеты взял. А на деньги посмотрел и отодвинул. Александр взял их и вложил в его руку.

— Бери! Отдашь матери! Пусть поставят памятник на могиле Анны.

Мужчина кивнул головой и взял. Дальше всё пошло, как и в прошлой зоне. Только полковник всё слушал и кивал. Его счастливое лицо говорило о многом.

А у нас остался ещё один адрес. Мы и направились по нему.

Уральский городок вырос вокруг медеплавильного комбината. На нём работало процентов 60 % всех жителей городка. Но сейчас, как и большинство гигантов индустрии стал не нужен. Работало несколько цехов. Остальные рушились. Растаскивались. Жизнь городка поддерживал большой железнодорожный узел. Да три мелких заводика. Народ выживал кто, как мог. Это было типично для России тех лет. Нас встретили. Машина привезла нас на рабочую окраину. Завод строили в конце 60 годов. Поэтому дома были знаменитыми детищами Генсека Хрущёва шедеврами домостроения тех лет. В своё время они свою задачу выполнили. Приютили миллионы семей. И были памятником той эпохи. Но, уже старым. Они и стояли облезлые с отпавшей заделкой швов между фасадными плитами. У одного такого дома мы и остановились. Наша чёрная блестящая "Волга" была инородным предметом для здешних мест. Мы тоже выглядели пришельцами. Хорошая одежда в этом месте смотрелась дико. Оставили нашего сопровождающего в машине. Провожаемые любопытными взглядами сидевших у подъезда старушек мы вошли в подъезд. Ободранный и загаженный он производил не приятное впечатление. Да и запах был убойный. Понимаю всё! Времена не лёгкие и денег на ремонт домов нет. Это понятно. Но не понятно другое. Ведь в этих домах живут люди! В моём городке тоже стояли такие же облезлые дома. Проблемы были те же. Но в домах, убирали сами жильцы. Было чисто. Многое зависит от людей! Можно жить бедно. Оставаясь человеком, а можно жить и свиньёй. Это моё мнение. Но оно к делу не относится.

На третьем этаже мы обнаружили нужную нам квартиру. Номера на ней не было. Но, нам повезло! На остальных двух квартирах номера были. Вычислили! Александр нажал кнопку звонка. За дверью что-то задребезжало и этим всё закончилось. Никаких других звуков за дверью не раздавалось. Александр нажал кнопку звонка ещё раз. Потрогал ручку двери. Она и открылась. Нашему взору открылся неприглядный вид однокомнатной квартиры.

Через маленькую прихожую мы вошли в комнату. Обстановка была скромной. В углу комнаты лежал матрац. Посредине стоял стол на нём пустой грязный стакан. На единственном стуле сидел человек и гипнотизировал пустой стакан. На нас внимания он не обращал. Просто не замечал. Но тишину он вдруг нарушил. Задумчиво произнёс:

— Звонили в дверь? Странно! Давно уже никто не звонит. Почудилось!

Но вот мы попали в поле его зрения. И он закричал:

— Чего ввалились? Такой толпой! Не видите? Жилплощадь для собраний не подходит! Совсем народ одурел! Прилезли толпой в дюжину человек и ничего хозяину не наливают!

Прикинула. У него в глазах мы не двоились! А были размазанной толпой. Посмотрела на Александра и спросила:

— Зачем нам этот алкаш? Думаешь, он своим дыханием и видом разгонит всех противников?

Александр рассмеялся.

— Алкаш? Это у него оттяжка! Такой он в жизни. Периодически срывается. Но с пулемётом выделывает такое? Что эти его отрывы ему прощали и тогда. Ладно! Подожди! Сейчас приведём его в выходное из штопора состояние. По старой методе.

Человек услышал звуки наших голосов. Смысл ему был не доступен. Он присмотрелся и радостно воскликнул:

— Ой! Командир! Как Вас много и все на одно лицо. А с тобой? Ба! Да это же ангел! Всё кранты! За мной пришли! Слушай командир! В трубу дудеть будешь? Ведь это вызов на суд Божий? Ладно! Понял! Пришла моя очередь. Момент! Сейчас приготовлюсь. Дашь 2 минуты?

Он встал из-за стола и направился к нам точнее к стенке за дверью. Там на гвоздике висел китель с погонами прапорщика и брюки. На ходу мужчина раздевался. Снятую одежду он бросал на пол. С гвоздя снял и натянул на себя брюки. Одел китель. Китель был украшен двумя орденами Красной Звезды справа и десятком медалей слева. Мужчина подошёл к матрацу и улёгся на него. Закрыл глаза. Сложил руки на груди. И при этом не переставал говорить. Говорил сам себе. Но обращался к нам:

— Извини командир! Рубашку, сапоги и ботинки захватили враги. Но главное! Мундир и штаны я сохранил. С трудом. Давай труби! В церкви я видел все святые босые. Босому человеку перед босыми людьми стоять не стыдно. Ой! Погоди не труби! Слушай ангел! А у тебя свечки случайно нет? Ведь положено в руках держать? Нет? Впрочем, не надо! А то накапает на китель! Да и пожар может возникнуть. И у меня будут ожоги. Обойдусь! Труби командир!

Он замер на своём матрасе. Александр улыбнулся. Достал из кармана пиджака бутылку водки и два пластиковых стакана. Скрутил пробку с бутылки и плеснул водки в два стаканчика. Не забыл и стоявший на столе стакан. Лежащий на матрасе человек встрепенулся. Звук льющейся жидкости услышал. Его нос зашевелился. Улавливая запах. Его левый глаз открылся. Он посмотрел в нашу сторону.

Александр взял пластмассовый стаканчик. Указал мне на второй.

— Помянём раба Божьего! Выпьем и я протрублю! Давай ангел!

Выпить мы не успели. С матраца раздался обиженный голос:

— Не правильно это командир! И ты ангел не прав! За мою душу пьёте! В мой стакан налили. Пропадёт добро ведь! Взяли бы меня в компанию! Вот душа бы возрадовалась!

Александр сделал маленький глоток из своего стаканчика.

— Ты чего нас укоряешь? Разлёгся! Бубнишь! Тебе налили? Налили! Хочешь? Пей! Не хочешь? Не пей! В рот тебе заливать никто не будет!

82
{"b":"133721","o":1}