ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ваш отец погиб как герой! Он выполнял очень важное задание нашей страны! Мы будем его помнить! Пока живы. Помните и вы! Он был смелым и сильным человеком. И вашим отцом! Счастья вам и удачи!

Девочка внимательно смотрела на меня взглядом взрослого человека:

— Где могила отца? Мы сможем посетить её?

Этим детям предстояло жить с этим знанием. Знанием того, что отец погиб и его могилы нет. Где покоится его прах? Не известно! Но жизнь распорядилась так. Здесь ничего не изменишь и не исправишь. Детей было жаль! И я вновь соврала:

— Он погиб далеко от ваших мест. В другой стране. На другом континенте. Вы уже большие и можете знать. Ваш отец был из секретных бойцов! О них не пишут и не говорят. Их могилы без имён. Он был воином нашей Родины. Воином тайной войны. Это нелегко для жизни и страшно в смерти. Сегодня люди живут мирно, не зная ужасов войны. В этом есть и его заслуга. Помните и любите его. Это всё, что могу тебе сказать! Понимаешь?

Девочка серьёзно кивнула головой. Теперь остальные подробности дорисует её фантазия. Забудутся неприятности и бытовые невзгоды. В памяти останется отец боец не видимой войны. Погибший во имя жизни других людей! Жить с памятью об отце герое легче. А материально он их обеспечил. В их краях выплачиваемое им пособие сумма фантастическая. Ещё и 100 000 долларов! Жить теперь они смогут без нужды. Это было циничное утешение. Но такова жизнь. Сладкой, она не бывает. Недаром говорится:

"Жизнь человеку послана как испытание!"

Наверно так и есть!

Простившись, мы покинули этот дом. Оставили их с горем и с деньгами. Цинично? Думаю, нет! Жизненно? Да!

Доехали до аэропорта и знакомый ЯК- 40 унёс нас в ночь. Совершили две посадки. Наши товарищи уходили нагружённые пакетами подарков их ждали дети и жёны. И прежняя жизнь.

Увидимся ли мы ещё? Сказать трудно. Может да. Может, нет. Но в наших воспоминаниях мы будем вместе. Будем рядом. Как в том бою. А с годами воспоминания становятся всё реальней всё жизненней. Это мне предстояло проверить. Жаль! Что уже так скоро. Жизнь пролетела. Молодость ушла. Даже заметить не успела.

В Москве во "Внуково- 2" приземлились под утро. И самолёт покинула последняя четвёрка. Иван Иванович, его майор и Александр поехали по домам. Их ждали семьи. А я была свободная как птица. Домой к дочери, рассчитывала вылететь сегодня. Что бы убить время проникла в квартиру Вадима на улице Вавилова. Северного человека не было. Слой пыли указывал, что он торчал на своём Севере. Проверила тайники. Кое-чего не хватало. Но основное добро было на месте. Два маячка были нарушены. Отметила это в голове и оставила для размышлений в дороге. Установила везде дополнительные маячки. Покинула квартиру. Прошлась пешком.

В "Трансагенстве" на Ленинском купила билет и поехала в аэропорт "Домодедово". Там позавтракала в ресторане. Успела выпить и кофе. Тянула время. Дождалась! Объявили посадку на мой рейс. Прощай Москва! Здравствуй родной дом природа и тишина провинции. Прилетал бы поскорее Вадим! Было бы с кем поругаться! Всё решено! Заведу себе попугая и обучу его бранным словам. С таким настроением и приехала домой.

Дочь встретила меня подозрительным взглядом. Но я его проигнорировала. Тогда она ехидно сообщила:

— Мама! Звонил Влад. Выдавать тебя я не стала. Сказала ему, что ты уехала по делам в Барнаул и будешь к вечеру. Но покрываю тебя в последний раз! Ты пропадаешь в Москве или где-то в другом месте. Это твоё дело! Но на старости лет уже должны быть мозги. И в голове кроме гулек нужно иметь и другие мысли.

Вот паршивый ребёнок! Обозвала старухой и шляйкой! А я её грудью кормила! Ну, погоди!

Через два дня приехал Влад. Я на обиду на дочь плюнула. Но в долгу не осталась. Часто поглядывала на дочь и восхищалась смуглой, загорелой кожей Влада. Показывала свою белую кожу человека. Давно не видевшего южного солнца. Дочь фыркала яко кобыла. Но присмирела. Загар Влада был очень заметен. Это её убедило. Что и здесь не всё чисто. Так и жили.

Август с "чёрным" четвергом пришёл неожиданно. По всем программам телевизора показывали толпы народа толпившиеся у офисов банков. Люди пытались спасти свои сбережения доверенные ими банкам. А те денег не выдавали. Ссылаясь на "дефолт". Отбивались как от мух. Показывали балансовые отчёты своих банков. И объясняли людям одно обстоятельство. Денег нет! Рушились жизни, разбивались мечты. Люди лишались всего накопленного. Семейные трагедии, инфаркты, инсульты, самоубийства. Были процентами на пропавшие деньги.

Меня это не взволновало. Дефолт так дефолт. Думать о нём и стонать? Ну, его! Особо не печалилась. Толку от денег для меня было не много. Лежат да лежат. Около 400 000 тысяч у меня было спрятано дома. Да и так это было как наличие марок у филателиста. Радует глаз да толку нет. Поэтому инфарктов, инсультов и просто головной боли у меня не было. Пропали и пропали. Даже плакать не собиралась. Позже выяснилось. Спокойной была не напрасно.

Два звонка на мой московский мобильный телефон были от банкиров банков, где лежали мои деньги. Они уверили меня, что мои деньги не пропали! Они находятся на счетах банков респондентов. Мои карточки активированы. Я могу ими пользоваться. За границей.

Издеваются? Кто меня за эту границу вывозит? Да и зачем меня за границу? Мне и здесь в пределах границ хорошо! Хорошо! Верите? А я стою перед фактом. Хорошо! Хорошо! Сказать тысячу раз? Не нужно? Уже верите! Ну, спасибо!

Дочери дала 10 000 долларов спасла её бизнес. Конечно, она поганка…

Но дочь родная! Жалко…

Влад периодически вешал мне на уши лапшу и исчезал. Прочла его записи и узнала. Куда и зачем? Он исчезал. Досталось бедному по полной программе. Но я честно горжусь им! Из всех трудностей он вышёл достойно. Как офицер и как человек. А сегодня это не просто и удаётся не всем.

Год прошёл в отъездах и приездах Влада. О его делах я не знала.

Поэтому сильно не переживала. Была спокойна. С жизнью бизнес-леди смирилась. Хотя временами с души воротило. Лето осень и зима прошли. Страна отходила от дефолта, а я смирялась с новыми условиями жизни.

Но это обманывала себя. На самом деле переживала доставшийся мне боевой опыт. Повторения его не хотела. Свист пуль над головой и светящийся светодиод взведенного взрывателя охладили мой пыл. Я была благодарна Богу, что он сохранил меня.

Из истории других народов знала легендарных амазонок, Орлеанскую деву вот и всё. Русская история более богата. Командиры партизанских отрядов в войну 1812 года, офицеры русской армии элитных гусарских полков. Командиры, комиссары, гражданской войны, офицеры Красной Армии в Отечественной войне, космонавты. Это сотни женщин! Они по духу не уступали мужчинам. Но я к ним не относилась. Наверно это правда, что у каждого своё предназначение и свой путь.

Я была хороша в своей роли. Следить, обыскивать, собирать компромат, вести переговоры, убеждать, то есть в роли оперативника. Но не бойца-боевика. Увы, увы! С этим вопросом определилась окончательно. Как говорят пора переходить на мирные рельсы.

Я и перешла. Честно впряглась в работу. Каждый день с утра приходила в кафе и уходила поздно вечером после закрытия. Моталась, улыбалась, ублажала, пахала как каторжная. Вживалась в образ и в жизнь нормального человека. Без боевого прошлого и четырёх счетов в банках за границей. Даже смиренно платила оброк местным бандитам. Сказали муж, платы! Я всё и выполняла. Настоящая восточная женщина. Гульчатай! Послушная, молчаливая и покорная. Та-та-та.

Время шло. Прошлая жизнь стала далёкой и не реальной. Но в один из дней мне открылась одна истина. Человек может отказаться от всего. Губной помады, духов, кремов. Но не от своей сущности. Второго я. Сформированного его, жизнью. Проснулась я и осмотрелась вокруг. Былая любознательность и азарт снова захватил меня в свои сети. Ну и начала.

Сначала занялась местными бандитами. Завела папку оперативной разработки и прилежно пополняла её. Фотографии крутых парней нашего городка. Связи, адреса, мест обитания, подпольные квартиры. Транспортные средства, распорядок дня. Эти материалы давали полную картину их жизни. Работала добросовестно с азартом. Картину собрала полную. Даже докопалась до связей в Барнауле.

89
{"b":"133721","o":1}