ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В таком настроении и пришла домой. Была мрачнее тучи. Досталось всем. Мне плохо, а вам будет хорошо? Сейчас! Ждите! И все дождались. Сами виноваты! По очереди, задают один и тот же вопрос:

— Сдала? Тебя приняли?

— А тебе какое дело? Интересно?

На ответ я не скупилась. Отвечала каждому. Даже дочери. Хотя она не спрашивала. И плюс скандал. Получили все! Скандала избежала только дочь. Говорить могла только элементарное. Понимала ещё меньше. Вот и проскочила.

На следующий день её в ясли не повела. Домашние разбежались по своим работам. И я осталась с дочерью вдвоём. Сели на кухне. Я кормила ребёнка и честно рассказала ей обо всех допущенных мной ошибках. Она поддерживала меня. Что-то лепетала и мазала меня кашей. Кашу она рукой черпала из тарелки. За год отвыкла кормить ребёнка. Стало обидно. Расплакалась. Пришедшая с работы мама забрала дочь. А я мылась от каши и плакала. Хотя воды из крана лилось и так достаточно. Обижена была на весь свет. Решила лечиться. От хандры лекарство одно. Сон. Им и лечилась до утра. Утром следующего дня пошла по указанному адресу. В бюро пропусков предъявила свой паспорт. Мне выдали пропуск. Предъявила его постовому вместе с паспортом. И вошла в новую жизнь.

Она началась с фотографирования. Мне дали защитную рубашку такой же галстук с заколкой и китель с погонами младшего лейтенанта. Вернее так на оба, погона прикололи по одной маленькой звёздочке.

Китель был великоват. Но фотографировавший меня парень с погонами старшего лейтенанта на рубашке меня успокоил. На фотографии этого заметно не будет. Затем в отделе кадров мне выписали удостоверение. Моё личное дело было уже здесь. Расспросили о жилищных условиях. О моей семье. Я написала заявление. Просьбу поставить мою семью в очередь на получение квартиры. Ещё разные бумаги. Наконец мне вручили направление в агентурный отдел, управления по оперативно-агентурной работе КГБ по городу Москве и Московской области. Адрес мне дали. Удостоверение получала ну и потопала. Шла и расстроено думала.

"Вот тебе и разведка! Даже не в связные и не в радистки определили!"

В лаборатории пока парень готовил фотоаппарат и форму для меня. Я успела подсмотреть лежавшие на столе фотографии. Год учёбы не прошёл даром! На одной узнала парня с моей группы. Погоны на его плечах имели по две звезды! Лейтенант! "Наверняка своего приговоренного зарезал без раздумий. И теперь в разведке!"

С завистью подумала и чуть не заплакала. Не знаю как кто? А я утрату своих иллюзий переживала тяжело. Но жизнь продолжалась. Приходилось жить!

Предъявила своё удостоверение постовому и поднялась на нужный мне этаж. На лестничной клетке этажа висела красная табличка. На ней золотыми буквами было написаны наименования находившихся на этаже отделов. Нашла свой отдел. Стрелка указывала вправо. Остальное даже не читала. Расстраиваться не хотела. Вот и пошла направо. Нашла нужную комнату. Постучала и вошла.

Комната 25–30 метров квадратных. Два окна с бархатными шторами золотисто-кофейного цвета. Большой стол со стоящими вокруг него стульями упирался в массивный письменный стол. На стене за спиной, сидящего за столом мужчины лет 50 в форме с погонами полковника вернее над ним висели два портрета. Один нашего широкобрового Генсека при звёздах на груди. Второй был портрет отца всех чекистов. В гимнастёрке, фуражке и с бородкой. Слева от стола стоял приставной столик с кучей разноцветных телефонов. Впереди всех стоял чёрный телефон с двумя десятками белых кнопок. Справа в углу большой сейф коричневого цвета.

Попросила разрешения войти. Получив кивок. Закрыла за собой дверь. Подошла к приставному столу.

— Товарищ полковник! Младший лейтенант Лазарева прибыла для дальнейшего прохождения службы!

Держа руки прижатыми к бокам. Бодро доложила я.

Вообще нужно сказать "держа руки по швам". Но сказать так не могу. Как все женщины слово "шов" понимаю буквально. Как шов на чулках. А он у нас девушек с ровными и стройными ногами. Где? Правильно сзади. И ниже чего? Опять угадали. Точно! Вы мужчина!

Полковник поманил меня пальцем и указал на стул ближайший к письменному столу. Я села плотно сжала ноги. Выпрямила спину и положила руки на свою сумку. Её пристроила на колени. Полковник смотрел на меня. Вздохнул и сказал:

— Младший лейтенант Лазарева! Давайте договоримся сразу. Медкомиссию я прошёл. Со слухом всё нормально. Поэтому можете не кричать, а говорить нормально. И вообще уясните для себя. Наша работа специфична. Мы это серая мышка, которая сидит в уголке. Всё видит и слышит. Иногда шарит по всем щёлкам. Не в поисках сыра. А в поисках информации. Я понимаю! Это не очень интересно и не романтично. Моя дочь до сих пор считает меня водопроводчиком. А кем будет считать внук? Не знаю. Он ещё мал. Но наша работа нужна Родине. И мы её делаем. Это наш долг! Это вы должны знать и помнить.

В течение его монолога я сидела с дежурным выражением внимания на лице. А сама думала.

"Расскажи ещё про необходимость для жизни мусорщиков, дворников, уборщиц. Сама понимаю. Отбросы убирать тоже кому-то надо. Обидно, что эта честь досталось мне!"

Но полковник толи прочёл мои мысли. Толи мыслил так же. Но эту тему оставил. Взял положенное мной на стол направление отдела кадров. Встал и направился к сейфу. Когда он сидел то выглядел внушительным. Сейчас встал и оказался кругленьким не высокого роста человеком.

"Точно мышка. Только располневшая".

Подумала я. Сдерживая улыбку. Полковник вернулся к столу. В руках держал коричневую папку. Сел на своё место. Развязал тесёмки и открыл её. За тем начал доставать из неё бумаги и передавать их мне. Попутно комментируя каждую бумагу и объясняя.

— Так! Это свидетельство об окончании курсов при институте народного хозяйства. Это направление с городского управления ресторанами Мосгорисполкома в ресторан гостиницы "Москва". На стажировку. Три месяца попрактикуешься. Потом тебя определим. Стажироваться будешь у нашей сотрудницы. Она тебе объяснит и покажет всю специфику работы. И первой. И второй. Пока имеешь 30 суток отпуска. Трудовое законодательство на твоей стороне. Отпускные получишь в бухгалтерии. В направлении всё указано. Найдёшь там число начала стажировки. Читать умеешь? Поздравляю! Служи! Младший лейтенант Лазарева! Желаю удачи!

Он встал и протянул мне руку. Я тоже встала. С радостью отметила. Он был на полголовы ниже меня! Пожала протянутую руку. И здесь была озадачена. Его рука была пухленькой. Но цепкой и сильной.

"Чекист! Мышиный король! И я твоя новая мышка!"

Промелькнуло в голове. Вышла из кабинета. Спустилась по лестнице. Зашла в бухгалтерию. Получила деньги. Продолжила свой путь по лестнице и покинула здание. Облицованное серым гранитом. С безобидной вывеской. Метро было рядом. Но захотелось пройтись. Я направилась к Чистым прудам. Шла и думала.

"Радуйся! Тебе повезло! Тебя направили в ресторан, а могли направить и общественные туалеты убирать. Считай, повезло! Вперёд, разведчица! Твои подвиги ждут тебя в своих щелях. Сама виновата. Струсила! Не убила. Вот и живи! Со своей радостью. Мышка навозная!"

Казнила себя долгие годы. Всегда чувствовала себя виноватой. Что не смогла осуществить свою мечту. И только через полтора десятка лет узнала правду. Даже не знаю! Хорошо это или плохо? А правду узнала случайно. Произошло это так.

Я и моя группа уже работали на себя. Вольными стрелками. Нашими заказчиками-работодателями были бывшие наши начальники ставшие владельцами частных детективных агентств, юридических контор, начальниками служб безопасности, банков и фирм. Мы выполняли работы для них. Все таксы были установлены. В зависимости от работы. Но об этом позже.

В этот день у меня была встреча с одним, таким работодателем. Полковник в отставке бывший начальник оперативного отдела нашего управления.

Внешне встреча выглядела безобидной. Как нас и учили. В ушедшей молодости. Работали, шифруясь по привычке.

Одинокая девушка красавица лет около 30. Об оценках возраста уже говорила. Сидела за столиком кафе и что-то ела. Из остановившегося джипа вышёл мужчина. В дорогом костюме. Наверно "новый русский"! Небрежно оглянувшись вокруг. Заметил кафе и вспомнил, что хочет кофе и грамм 150 коньяка. Ну и вошёл в кафе. Вы знаете! Если мужчина хочет! Он сметёт все препятствия. Но выпьет. Как и всякий мужчина в жизни. Этот был не оригинален. Вошёл в кафе и окинул взглядом. Всё и всех. Столиков свободных хватало. Но он увидел! Девушку-красавицу! И здесь тоже поступил стандартно. Как и всякий настоящий мужчина! Кроме кофе и коньяка захотел клубнички. А она сидела одна! Солнце меркло от её красоты! И вот этот не молодой кобель ринулся к ней. Девушка была в возрасте под тридцать. Что уже говорила? Ладно, проехали. Не придирайтесь! Иначе не буду рассказывать! Вы должны знать! Мы девушки обидчивы. Легко ранимы. Понятно? Извиняетесь? Всё! Простила. Пошли дальше. Дорогой костюм мужчины хоть и подтоптанного оценила сразу. И так, как девушкам жить не просто. А внимание всегда приятно. Тем более имелась надежда приобрести спонсора. Она на его просьбу присесть за его столик ответила разрешением. С томной улыбкой на лице. Мужчина присел. Подозвал официанта. Заказал себе кофе и коньяк. При этом поинтересовался у девушки-красавицы:

9
{"b":"133721","o":1}