ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Путёвка в пансионат была на 21 день. Люба приехала раньше меня на 5 дней. В счастливом угаре время летит быстро. Вот и наступил последний вечер перед окончанием её путёвки. Ещё до этого вечера. Говорил, что мы уедем вместе. Это было само собой разумеющееся и к этому больше не возвращались. В этот последний вечер мы на ужин не пошли. На столе в номере стояла бутылка шампанского. Лежали фрукты и открытая коробка конфет. Налил шампанское в стаканы. Казённую принадлежность моего номера. И провозгласил тост:

— За нас! За нашу любовь! За нашу дальнейшую счастливую жизнь!

Сделал первый глоток. Больше ничего не успел. Люба поставила на стол свой не тронутый стакан и заговорила. С того первого дня после бурной первой ночи она заговорила впервые. Голос её был сух. И без романтики:

— Василий! Стоп! За нас выпить можно. Насчёт любви и совместного отъезда это ты погорячился. Уезжаю я одна домой в Магадан. У меня там дом. Дочь 12 лет и муж начальник прииска. Бросать их? Изменять свою жизнь? Я не собираюсь! Во-первых. Я на восемь лет старше тебя. Во-вторых. Ты для жизни мне не нужен. Что у тебя есть за душой? Мелкая должность. Койка в общежитии. Мне это не нужно! Я хорошо отдохнула! Отвела душу. Кувыркаясь с тобой. И это всё! Прощай! Провожать меня не надо! Свою судьбу доярку Дуню ты ещё встретишь!

С этим она и покинула мой номер. А я остался сидеть раздавленный её словами. Ушат холодной воды она вылила на меня. Остудила мой пыл. Залила костёр любви. Её заменила ненависть и презрение. Конечно к ней! Ругал и обзывал её последними словами. Благо знал их много. Жалел и оплакивал себя своё разбитое сердце. Так и провёл всю ночь до утра. То сидел. Уставившись в одну точку. То как тигр метался по номеру. Её слова больно ранили меня. Перевернули всё в душе.

Провожать её на следующее утро не пошёл. Продолжил ругать её последними словами. Обзывал не лестными именами. В душе копилась злость и обида на всех женщин. Я презирал их и ненавидел. Вечером выпил полстакана водки и пошёл на танцы. Это была месть ей. За растоптанные запоздалые мои чувства.

Мстил ей сурово. За оставшиеся дни переспал с двумя женщинами. Так и не запомнив их лиц и имён. Был с ними груб. Закончился мой отдых. Я уехал домой. Разочарованный и озлобленный. С таким настроением вышёл на работу.

Новый год 1966 встретил сам. Даже не поехал к родителям. Всё переживал случившееся. Затем жизнь завертела. Стало не до переживаний о неудавшейся любви. В этом году оканчивал институт. Дипломный проект. Экзамены. Защита дипломной работы. Стали той отдушиной, куда устремились моя злость и отчаяние. По ночам меня мучили кошмары. Видения жаркого тела Любы преследовало меня. Но шло время и всё забывалось. Уходило в прошлое. Далёкое и не реальное. Так и не заметил, как пришёл в себя и осмотрелся вокруг. Жизнь менялась. Хорошие изменения не обходили меня стороной.

После получения диплома меня назначили прорабом. Шагнул на ступеньку выше. В моём подчинении было два мастера. Работы добавилось. Теперь мне чаще приходилось бывать в конторе ПМК. Было и радостное событие. К концу года получил ордер на однокомнатную квартиру в новом микрорайоне города Рузы.

Хлопоты с новосельем, ремонтом и мебелью целиком захватили меня. Денег хватало. Обставив квартиру. Талоны на мебель, холодильник, телевизор дали в тресте. Мог чувствовать себя человеком. Не рассказать о своём жилье не могу.

Квартира была на четвёртом этаже пятиэтажки. Это была такая же хрущёвская пятиэтажка, как и у родителей. Из железобетонных панелей. Шедевр тех лет. Кухня 5,5 квадратных метров. Комната 15 квадратных метров. Балкон. Маленький коридор и туалет, совмещённый с ванной. Для меня одного было нормально. Конечно! Руза это не Москва. Но природа была богаче, чем в Мытищах. Лес, речка, чистый воздух. О чём ещё мечтать? Было о чём! Но эти мысли гнал прочь. Рана была мне нанесена неудачной любовью глубокая. Она ещё кровоточила и болела. А время летело.

1967 год встретил на работе. В ПМК был новогодний вечер. В те годы праздники было принято встречать в трудовых коллективах. Обычно в актовом зале устанавливали столы. Женщины готовили. Мужчины обеспечивали напитками. Сбрасывались по 10 рублей, остальные деньги добавлял профком и трест. Выделял целевую премию или сумму. Уже не помню таких подробностей. Только само празднование запало в память. Там же в актовом зале оставляли площадку для танцев под проигрыватель. На нём крутили пластинки. Если кто-то помнит. Что это такое? Прогресс ушёл так далеко вперёд, что эти предметы стали глубокой древностью.

На эти отмечания праздников сотрудники приходили с жёнами, мужьями. Если были женаты. Приходили и все остальные холостяки и холостячки. Был и я в числе последних лиц. Засидевшийся жених. Мне шёл 31 год. Посещение этих совместных празднований для ИТР было обязательным. Поэтому и присутствовал на мероприятии.

Начальник нашего ПМК грузный, полный мужчина 48 лет работал в ПМК с момента основания. Начинал бригадиром. Затем окончил институт и начал свою карьеру. Был членом партии и стал начальником ПМК. Женились тогда в основном поздно. Его жена брюнетка 34 лет работала врачом в городской поликлинике. У начальника была слабость. В те годы в основном благодарили не деньгами за различные услуги и содействие. А приглашали в ресторан, где и выпивали. Выпивка стало слабостью начальника.

Выпивали все начальники! Если здоровье позволяло. Но одни знали меру. Другие это делали от души. До состояния полного отключения. Наш начальник и был из вторых. В этот вечер он как обычно хорошо принял на грудь. Так говорят о человеке, выпившем водки до потери связи с окружающим миром.

Я тоже выпил. Но был в норме! Всё понимал, осознавал и держался на ногах. Жена начальника и попросила меня помочь довести мужа до дома. Жили они в новом доме рядом с конторой. Минут пять пути. Отказать? У меня не было оснований. Вот и согласился.

Было 4 часа утра. Народ уже расползался по домам. Кто мог сам. Кого-то транспортировали. Этим занимался и я. Так и довели мы совместными усилиями начальника ПМК до их дома. Затащили в квартиру и уложили в спальне. Жили начальник, его жена и 11 летний сын в большой трёхкомнатной квартире. Тащить крупного мужчину, не имеющего сил идти труд не лёгкий. Устал прилично. Основная работа по транспортировке его тела досталась мне. Предложение жены начальника выпить чая, принял с радостью. Мы расположились на большой кухне. К чаю, хозяйка поставила бутылку армянского коньяка и две рюмки. Выпили, разговорились. Инна Матвеевна была хорошей, доброй женщиной. Муж за работой и выпивкой уделял ей мало внимания. Как и любая женщина от этого она страдала. Я слушателем был хорошим. Молчал и кивал головой. Так за разговором и оглянуться не успели и дружно выпили половину бутылки. А потом Инна оказалась у меня на коленях. Начали с поцелуев. Закончили на диване в гостиной. Сын и муж мирно спали. Справились со всеми вопросами. Затем пришли в себя. Осознали всё сделанное нами. И я оцепенел. Такого приключения мне до полного счастья не хватало. Инна лежала на диване и плакала, спрятавшись лицом в подушку. Я тихо встал. Привёл свою одежду в порядок и покинул их квартиру.

Два дня мучился. Не знал, как поступить. То, что произошло между нами, было неожиданно для меня. Как к этому отнестись? Мы не были знакомы и впервые встретились. О каких либо чувствах речь не шла. Случилось и случилось. Но жили мы в одном городе. Очень не большом. Надо было что-то решать. Ведь хочешь, не хочешь, а встречаться нам придётся. Бежать из городка? Не собирался. Своя квартира держала как якорь. Да и вообще. Что такое случилось? Ну, переспали! Подумаешь трагедия! Она замужняя женщина. Я холостяк. Обязательств никаких. А если вдуматься? То переживать нужно было ей. Это я накручивал себя. Успокаивал. Но что-то грызло душу. Поэтому и решил, что нужно встретиться. Поговорить. Расставить все точки. Прятаться? Смысла нет.

На третий день в обед купил на базаре у горца три розы и пританцовывал около поликлиники. Танцевал не от нетерпения. Причина была в погоде. Был мороз — 19 градусов. Разведку провёл перед этим. Зашёл в поликлинику и в расписании приёма врачей нашёл фамилию Инны. Она была на приёме до 14 часов. Ждать нужно было на улице. Вот и танцевал. Мороз забирался под одежду. Думал даже уйти. Но из открывшейся двери поликлиники вышла Инна. Каракулевые шуба и шапочка на ногах ботинки. Только теперь увидел её со стороны. Но во мне ничего не дрогнуло. Она шла и задумчиво смотрела под ноги. Заступил ей дорогу. Протянул цветы:

12
{"b":"133723","o":1}