ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уже позже мать с грустью, а отец с гордостью рассказывали, что им пришлось хлебнуть. Попытаюсь вкратце повторить рассказ матери он ближе к жизни. Ибо рассказы отца наполнены патетикой типа:

— Вот смотрите! Что пережило наше поколение? Укрепляя нашу родную страну СССР. Лишения и трудности мы преодолели. Построили и создали сильную и богатую мировую державу!

Особенно эта гордость сквозила в его речах уже в преклонном возрасте. Думаю это и есть его счастье, что он умер и не дожил до бескровной демократической революции уничтожившей его государство кумир. СССР. Он до самой смерти получал пенсию в 132рубля 50копеек, льготы и поддержку того государства для которого работал и жил. Умер как человек! В своей квартире легко и быстро. Во сне остановилось сердце. Ветерана труда. Труженика тыла. Отдавшего всего себя родному заводу похоронили с почестями. Как героя! Но это было потом. Когда прошли годы страна и народ преодолели и пережили все трудности и лишения строительства социалистического государства под руководством КПСС. Нашего рулевого.

А в начале этого пути они приехали на стройку и жили в палатках. Девушки и парни отдельно. Семейных палаток не было. С утра до вечера тяжёлая работа. Техники тогда было мало. Лопата, носилки и тачка были основным техническим оснащением. Простите! Забыл лом и кирку. Вот этим и строили, соревновались, устанавливали рекорды, не досыпали, не доедали.

Мать говорила о трудностях и о той горечи жившей в ней за то, что она бросила детей. Взялась за этот каторжный труд. Но сглатывала слёзы и продолжала таскать огромную тяжеленную тачку. Так продолжалось почти год. Этот труд и надорвал мать. Она простудилась и заболела. Врач вынес приговор. Больше иметь детей она не будет! А отец об этом и не думал. Другие цели и идеалы затмили всё семью, жену, детей. Он напролом шёл к своей мечте жить в городе.

Новый 1939 год отец и мать встретили в комнате 3х3 метра барака рабочего общежития. Общая кухня. Туалет во дворе. Эти достижения сменили палатки и жизнь в них. По словам матери, она была счастлива. Свой угол это был предел мечты тех дней. Изменилось и их положение. Мать из чернорабочих поднялась вверх. Не отстал и отец. Они стали специалистами. Обрели специальности. Мать работала штукатуром. Отец бригадиром каменщиков. Хотя тяжёлый труд не стал легче. Рабочий день по закону был 8 часов. В субботу 7 часов. Это нормально. Но это было официально. Так писали в газетах. Говорили с трибун. Как об огромном завоевании народа. В жизни партия призывала к подвигу и все трудились иначе. Сознательные комсомольцы не были исключением. Они работали по 10–11 часов. Лозунг партии: "Вперёд к мировой победе коммунизма!" заставлял не считаться ни с чем. Работать до потери пульса. Такое было время. Так все и работали.

Завод рос и ему тоже нужны были рабочие руки. Выходили из этой ситуации, просто. Брали грамотных селян из числа рабочих работающих на строительстве завода. Обещали им определённые блага. В перспективе. И обучали рабочим специальностям.

В нашем селе с безграмотностью покончили вначале 30 годов. Не на словах, а на деле. В селе была построена школа. Семилетка. Показатель очень для села того времени высокий. Были и учителя. Учиться в школе были обязаны все дети. Не зависимо от возраста. За этим следили строго. Отец и мать и все их сверстники закончили её. Это было очень приличное образование. По меркам тех лет. Их взяли работать на завод.

Осенью 1939 года отец и мать поступили на рабфак. Для поступления экзамены тогда не сдавали. Просто нужно было иметь рекомендацию комсомольской организации и документ об окончании семилетки. Они это имели вот и поступили. Как это правильно называлось тогда? Забыл. Но это было что-то наподобие техникума.

1940 год родители встретили в коммунальной квартире в собственной комнате 12 квадратных метров. Здесь же в этой квартире жили ещё четыре семьи. Мать работала табельщицей в цехе. Отец был помощником мастера участка сборки.

В конце 1940 года они закончили свою учёбу. Передовик производства мой отец стал кандидатом в члены партии. Семья стояла в очереди на квартиру. Дом должны были сдать к 7 ноября 1941 года. В СССР всё сдавали к каким-либо датам. В этом доме родителям была выделена 2-х комнатная квартира. Они и планировали забрать сестру и меня к себе.

Часть этих событий знал из писем матери. Два раза в месяц они приходили нам. Тётя Дарья читала их всей родне. Мы с сестрой со страхом и радостью ожидали переезда к родителям. Большой город манил и пугал. Собирались с детьми остальной родни и слушали их страшные рассказы об ужасах жизни большого города. Большие дома. Много людей. Ещё там ездят большие машины по улицам. Даже есть автобусы! Что это такое? Не знал никто. В селе машин было две и семь тракторов. Остальным транспортом были кони. Их запрягали в телеги или использовали для верховой езды. Вот и рассказывали страхи. Как умеют выдумывать дети? Вы наверняка знаете.

Но 22 июня 1941 года перечеркнуло все планы и мечты всех. Этот день разделил жизнь всех людей, страны СССР на две части. Жизнь и смерть. Началась Великая Отечественная война.

Долгие дни и ночи она перемалывала судьбы людей. Только по учётам официальной статистики двадцать миллионов человеческих жизней наших сограждан унесла она. Но мы знаем, что такое статистика! Сколько жизней оборвалось на самом деле? Даже гадать бесполезно и страшно.

Для меня мальчугана 4 лет 10 месяцев и 4 дней живущего в селе далеко от войны она выразилась в одном. Начались шумные проводы. Народ уходил на войну. Сначала провожали с песнями и танцами. Затем со слезами и воем баб.

Всё меньше мужчин оставалось в селе. И пришёл страх. Со страхом люди ждали стука в калитку почтальона. Он мог принести и письмо, а мог и извещение. Оно имело два содержания. Первое было горькое лишавшее надежды:

"Ваш муж (отец, сын) геройски погиб, защищая нашу Родину от немецко-фашистских захватчиков"

Второе тоже не радостное. Но оно оставляло для семьи надежду:

"В ходе боёв у реки Н, Ваш муж (отец, сын) пропал без вести".

В первом случае это был вдовий платок и определённость. Во втором случае была робкая надежда и неизвестность. Кто знает? Что лучше?

Для нас детей понятие смерти было общим. Чем-то размытым и не осознанным. Мы умирали и оживали по десятку раз в день. Ибо играли только в войну. Даже не замечали, как менялась жизнь. Места мужчин занимали женщины, старики, подростки, привлекали и нас детей. Продовольствие нужно было фронту и стране. Вот все и работали изо всех сил.

Останавливались трактора. Не было запчастей. Но это ничего не меняло. Пахали на быках и коровах. Лошадей давно забрали для фронта. Их забирали, как и людей молодых и здоровых. Оставляли старых и больных.

Горе не способствует жизни и счастью. Похороны в селе были частым явлением. Умирали старики и старухи. Умирали и молодые. Не было ни лекарств, ни врачей. Страна всё отдавала фронту. Люди лечились, как могли и умирали. Народ возвращался к истокам знаний и мудрости ушедших поколений. Старухи вспоминали забытые знания предков. Собирали травы и готовили настойки. Как ни странно часто это помогало. Так и жило село. Да и вся страна жила не лучше. Тяжело было всем!

Ещё хуже было там, где война проходила по сёлам и городам. Там было ещё страшнее. Людей убивали. Увозили в рабство. Но народ выживал, как выживал и до этого. Опыт был. Часто попадали в ужасные условия.

К концу 1941 года мои сверстники забыли об играх. Мы как муравьи трудились в личном хозяйстве на наших плечах лежали взрослые заботы. Жили взрослой жизнью. Кормили свиней, коров, гусей и кур. Были полноправными работниками в семьях. Детские руки покрывали мозоли следы взрослого труда. Вот и были мы без скидки на детский возраст, взрослыми. Знали и боль, и горе, и жизнь. Насупленные и серьёзные очень редко радовались и смеялись. Таким и было моё поколение. Поколение детей войны. Она отобрала у нас детство. Состарила сразу и навсегда.

Так и проходили военные годы.

2
{"b":"133723","o":1}