ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пришедшее руководство заняло свои места. Секретарь парторганизации взял руководство вечером на себя. Встал. Обвёл всех строгим взглядом. Народ шумел и не отреагировал. Тогда он постучал вилкой по стакану. Призывал всех к тишине. Шум утих. Он предоставил слово начальнику СУ. Тот встал. Достал из кармана пиджака блокнот и начал доклад. Полчаса рассказывал о наших успехах и достижениях в уходящем году. Пять минут говорил об упущениях и недоработках. 10 минут рассказывал о предстоящих задачах в Новом году. Все слушали его молча. Бдительный парторг следил за тишиной в зале. Периодически стучал вилкой по своему пустому стакану. Народ скучал. Изображая внимание. Начальник говорил самозабвенно. Забыл, что он не на собрании. Наконец доклад окончился! Зал разразился бурными овациями. Я надеялся, что теперь перейдём к еде. Причина моего нетерпения имела основания. До того как идти на вечер поздравил своих прорабов и мастеров. Поздравления на сухую не принимались. Поэтому выпил с ними стакан самогонки и стакан бражки. Закусил куском рыбы. У них на столе больше ничего не было. Понятно! Люди пришли с работы. Поужинали в столовой и теперь просто легко закусывали. Я в столовую не ходил. Других забот хватало. Вот и страдал от запахов витавших здесь.

Обильный стол вызывал желание отведать всего. Но, увы! Слово взял парторг. Он вкратце повторил доклад начальника. Ещё едва он начал говорить понял, это займёт минут 15. И подозрительно ёрзал на своём стуле председатель профкома. Он что-то писал на бумажке. Явно готовил речь. Есть хотелось отчаянно! Потихоньку брал из тарелок, что стояли близко всё подряд. Прикрывал рот руками и осторожно жевал. Заметил, это делал не я один. Другие тоже не отставали.

Как и предполагал парторг говорил 20 минут. Затем слово получил председатель профкома. Он, в течение 10 минут сокращённо повторил то, что говорили до него начальник и парторг. В 23.20 руководство закончило свои речи. Потом встал сидевший за общим столом зам секретаря парткома. В течение 5 минут он от имени всех работников СУ заверил руководство, что коллектив нашего управления выполнит все поставленные в Новом году задачи и перевыполнит их.

Каждое выступление заканчивалось под овации. Я тоже хлопал в ладоши. Не переставая жевать. Близко стоявшие ко мне тарелки утратили свою нарядность. Сверкали опустошенными местами. Но это состояние тарелок было не только передо мной. Народ за столами собрался толковый. Кое-кто даже ухитрился раскупорить бутылки с водкой или наливал под столом из принесенных с собой бутылок. Доклады и обещания закончились. Овации стихли. Слово получил распорядитель праздника зам председателя профкома. Его речь была короткой, и встретили её одобрительными выкриками. Он сказал:

— А теперь наполним наши стаканы и выпьем за уходящий год! За наши трудовые успехи и достижения!

Налить и наложить еды за эту короткую речь успели все. Вот и выпили дружно. Тут же застучали вилками по тарелкам. Несколько минут в зале стояла тишина. Все дружно ели. Потом возник шум и гомон. Он не прекращался уже всё время. За оставшееся до Нового года время мы встретили Новый год по местному времени. На столах стояли пустые бутылки. Водку выпили всю. Женщины в этом вопросе от мужчин в наших краях не отставали. Менталитет был такой. Суровый Север равнял всех!

Здесь нам повезло. Звук записанных на магнитофонную плёнку бьющих курантов раздался очень скоро. Мы и выпили за один присест всё шампанское. А дальше жили за счёт принесенных с собой напитков местного изготовления. Самогонки и бражки. Процесс стирания граней и образования всеобщего братства протекал быстро. К часу ночи, первому часу Нового года, все уже любили друг друга. Сначала в общем глобальном смысле. Потом углубился и перешёл в личную любовь.

Но в этом процессе участвовали не все. Были и первые жертвы. Они были безнадёжно сражены спиртным и их оттранспортировали по местам обитания. Среди оттранспортированных мужчин были и мужья. Их жены вернулись к месту празднования. Они душевно участвовали в танцах и дальнейшем празднике. Уходили они позже. Уже с другими мужчинами. Тоже местный менталитет! Здесь всё понятно! Коли женщин дефицит за ними нужен глаз и глаз. Иначе уведут. Такие нравы были на наших комсомольских стройках. Они были более открытые, чем подпольная любовная жизнь в остальной стране. Коллективные отмечания рождали новые семьи и новые пары. Любовные треугольники и другие фигуры из геометрии.

Утром в своей кровати обнаружил соседку. Остаток Новогоднего празднования помнил смутно. Некоторые моменты вообще выпали из памяти. Напрягаться и вспоминать не стал. Это было бесполезно. Разве можно вспомнить что-то после всего выпитого? Знал, что это пустая трата времени! Просто лежал и пытался решить вопрос. Кто моя соседка? Чем мне этот Новогодний сюрприз грозит. Твёрдо знал одно. По партийной линии и по производственной линии это не грозило ничем. Успел разобраться в главном. Лежащая рядом женщина не была женой ни начальника СУ, ни секретаря парторганизации, ни председателя профкома. Остальные создать неприятности не могли. Разве устроить бой самцов? Но схватки не боялся. Был в расцвете лет. Постоять за себя мог. Здесь обнаружил одну интересную вещь. Опознать человека одетого легко. Тем более, что всех ИТР нашего СУ знал. Лежащее рядом голое тело опознавать сложно.

На вечере были только работники нашего управления. Это облегчало мою задачу. Но не намного. Смотрел в лицо женщины и пытался идти в процессе опознания методом исключения. Лихорадочно вспоминал всех ИТР по отделам. Процессу мешала гудящая голова, сухость и неприятное ощущение в полости рта. Оно и понятно! Пил всё, что наливали самогонку, бражку. Разного качества и вкуса. Выбирать и не приходилось. Вот теперь и понял выражение:

"Ощущение во рту было такое, как будто там кошки нагадили!"

Когда читал это выражение в книгах, не понимал. Теперь знал твёрдо, что автор испытал это состояние на себе. После этого писателям не завидовал. Ведь правду жизни они познавали лично! На себе! Бр-р!

Эти отвлечённые мысли мешали, сбивали с поиска и я выбросил их из головы. Сосредоточился на основном вопросе. Это и помогло. В соседке опознал заведующую складом сыпучих материалов! Гравия и песка. Вспомнил эту женщину и тяжело вздохнул. Было от чего.

Перед моими глазами предстала часто виденная фигура. Она не вызывала во мне никаких мужских эмоций. Приземистая, полная женщина в ватных брюках и валенках. Зимой в тулупе. Всё остальное время в фуфайке она бегала по своему складу. Он был расположен под открытым небом. Желание заглядывать под одеяло у меня пропало. Вместо этого вспоминал всё, что знал о ней.

Жила она в каком-то селе под Рязанью. Её муж худой, щуплый мужичок работал бульдозеристом на одном из участков. Работал вахтовым методом. Жену оставлять не боялся. Понимал главное. Как бы она не изворачивалась, охотников на неё много не найдётся. Даже учитывая женский дефицит в наших краях. И вот я вляпался! Да горячительные напитки до добра не доводят! Тут же дал себе слово. Быть с ними на коллективных отмечаниях очень осторожным. Что и сыграло со мной злую шутку позже. Об этом пока не подозревал. Потихоньку встал и сбежал из комнаты. Глупо надеялся, что вопрос решится сам собой. Хотя подозревал, что ошибаюсь. Мои подозрения подтвердились. Оказался прав.

Женщина, скрытно, но упорно преследовала меня. Часто под дверью своей комнаты находил кастрюли с разной едой. Тарелки с жареной рыбой. Добро бросать было жалко! Вот и брал. Оставляя взамен чистые кастрюли и тарелки с плитками шоколада или конфетами.

Наверно поступал не правильно. Не нужно было брать! Оставляя ей надежду. Но так делал. Преследование прекратилось с мая. Она уехала в северный отпуск. Он был долгим. Надеялся, она образумится. В июле в свой первый отпуск уехал и я. Вернулся в сентябре.

Четыре месяца разлуки к моей радости и облегчению охладили её пыл. Но ещё года два к складу сыпучих материалов не приближался. Боялся.

Мой первый северный отпуск прошёл прекрасно! Мне дали путёвку в дом отдыха в Крым. Успел побывать и дома. Пожил и у родителей. За год работы на сберкнижке собралось около 8 000 рублей. По тем временам деньги большие. Отпускных и зарплаты за июнь ждать не стал. Снял со сберкнижки 7 000 рублей. Собрал в картонный ящик копчёной рыбы килограмм 10, две нельмы, кусок мороженого лосося. В другой ящик меньших размеров уложил семь литровых банок с грибами и улетел в Москву. Путёвка в дом отдыха в Крым была со второго августа на 21 день.

20
{"b":"133723","o":1}