ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ноги шли. Мозг всё осознавал. Я уже дошёл до набережной Яузы и укрылся от ноябрьской непогоды под мостом. Здесь задумался в поисках выхода. Как быть дальше? Как выжить? Где искать укрытия?

" Зима уже наступила и нужен не только кусок хлеба. Нужен и угол. Где можно укрыться от снега и мороза. Память о терактах 1996 года ещё свежа в памяти властей. Чердаки, подвалы домов закрываются на замки и постоянно проверяются. Там спокойно жить не дадут. Хотя зачем это? Я ведь неплохо устроился на вокзале. Опыт уже есть! Как пристроиться и добыть пропитание знаю! Так почему бы не пристроиться на вокзал снова? Ведь кроме Курского вокзала в Москве их есть достаточно. Нужно только определиться и выбрать!"

Времени прошло достаточно. Холод давал себя знать. Захотелось есть. Одежда была одета на меня. Это уменьшило мой багаж. Хотя надетая одежда и делала меня упитанней. Чем был на самом деле. Всё это делал без задней мысли. Но видно мной и моими действиями руководило проведение. В этот день оно спасло меня. Знать срок тот, что был отведен мне для жизни и мучений ещё не вышёл. Но это понял позже. Не буду забегать вперёд. Остановился на том, что ощутил голод. Открыл пакет с захваченной добычей последнего вечера работы по уборке в кафе.

Достал пирожок и две сосиски. Вздохнул. Вспомнил, каким всё это было вкусным подогретое и с горячим чаем. Но что делать? Спасибо хоть жив и могу вспоминать и думать. Перестал капризничать. Начал есть и снова думать.

"Ленинградский, Ярославский и Казанский вокзалы отпадают. Там бог знает, что творилось ещё во времена моей человеческой жизни. Этот треугольник притягивал бездомных и нищих отовсюду. Тогда имел квартиру. Хорошую работу. Был обеспеченным и счастливым человеком. Жизни обочины и нравов не знал. Но видел множество нищих и бездомных они обитали там тогда. Думаю, к лучшему не изменилось ничего. При той конкуренции, которая имеет место там мне там делать нечего. Даже счастливый случай не поможет вписаться и пристроиться. Вот и отбросил. Стал рассматривать другие варианты.

Рижский вокзал. С того времени как появились независимые демократические государства Прибалтики своё назначение утратил. Новые государства прекратили всякую связь с ненавистной Россией. Говорили, что устали от её гнёта. Хотели национальной самобытности. Вот и наставили препятствий. Прекратили связь, в том числе и железнодорожную. Этот вокзал и перестал быть вокзалом.

Белорусский вокзал в центре города и очень хорошо охраняется властью. Да и небольшой. Вариант не очень. Так же как и пригородные вокзалы.

Но есть один железнодорожный вокзал! Он подходил идеально. Киевский. Сам не маленький. Да и рядом оптовый и продуктовый рынки. Идеальный простор. Идеальные условия. Там и пристроиться не сложно. Дешёвые руки для работы в большой цене. Ведь мне нужно не много. Только иметь деньги для оброка! В том, что приятели или коллеги "Кента" его обложили данью? Не сомневался. На оброк был готов и согласен. Это не обсуждалось. О том, как прожить? Не переживал. Объедков на пропитание там найти не сложно. Так, как я не собираюсь просить милостыню или собирать бутылки то и конкуренции местным аборигенам-нищим составлять не буду. В общем решено! Иду на Киевский вокзал!"

Собрал свои вещи. Вышёл из-под моста. Спустился на набережную и побрёл в сторону Киевского вокзала. У меня были деньги. Была одежда более или менее приличная. По крайней мере, моя одежда была чистой. Можно было доехать до вокзала метро и транспортом. Но рисковать не хотелось, Был шанс нарваться на проверку документов. Вот их у меня не было. Идти пешком было безопасней. Знал точно! В плохую погоду наши доблестные стражи порядка в такую рань на улицу не выйдут. Им не так много платят. Да и сколько бы им не платили. Это ничего не меняло бы. Себя они берегли. Не перетруждались.

К обеду добрёл до Киевского вокзала. Ходил вокруг. Два часа наблюдал за вокзалом и его обитателями. Выбирал к кому подойти со своей просьбой. После раздумий остановил свой выбор на худом мужчине. Чисто одетый он сидел на ступеньках центрального входа в вокзал рядом с выходом из метро. В руках держал картонку с письменной просьбой о помощи. У его ног стояла коробка из-под обуви. В неё народ бросал мелочь и мелкие бумажные купюры. Когда поток людей прекращался мужчина быстро убирал из коробки крупные монеты и бумажки. Оставлял мелочь. Народ старательно бросал в коробку новую порцию милостыни.

Дождался спада движения людей. Подошёл к нему и бросил в коробку десяти рублёвую бумажку. Опустился на корточки. Посмотрел ему в лицо и проникновенно сказал:

— Товарищ! Помоги! Я в беде! Нет жилья и не за что жить! Сведи меня с Вашим старшим и замолви слово. Отблагодарю тебя! Только немного раскручусь! Помоги!

Человек посмотрел на меня. Окинул взглядом мою одежду и мои пакеты. Задумался. Принял решение. Встал. Всё это истолковал как добрый знак. Обрадовался. Его ответ меня обрадовал ещё больше:

— Ладно! Помогу! Поищу старшего. Да и словечко за тебя перед ним замолвлю. А там сочтёмся! Ты пока тут за меня поработай. Прояви себя!

С этим он и ушёл. Вернулся через час. С собой привёл мужика лет 40 с испитым лицом в замусоленной одежде. Я встал. Уступил место работы своему благодетелю. Пришедший с ним мужчина осмотрел меня, мои пакеты. Потом посмотрел на коробку. И похвалил меня:

— Смотрю, ты в нашем деле толк знаешь. Да и мужик честный. Такие работники нам нужны. Ищешь встречи со старшим? Тебе повидать его надо? Ну ладно! Пошли! Отведу тебя к самому старшему.

Этот посланник махнул мне рукой и пошёл в сторону платформ. Я шёл за ним. Мой провожатый, а вслед за ним и я спустились по широким ступеням лестницы главного входа. Свернули направо. Пошли вдоль здания вокзала. Слева суетилась вокзальная площадь. Таксисты, "бомбилы", носильщики охотились за пассажирами. Каждому нужны были свои. Одним люди, приезжавшие в Москву. Другими люди, покидавшие столицу. Гомон споров и торгов висел в воздухе. Забивал объявления по радио.

Счастье распирало меня. Мне повезло! Я снова пристроился! Уже хозяйским взглядом осматривал всё вокруг. Намечая точки. Где мог попытаться пристроиться. Ещё до этой встречи со своим проводником обошёл вокзал слева. Осмотрел продуктовый и оптовый рынки. Они бурлили. Толпы народа, покупатели и продавцы с тележками и сумками сновали взад и вперёд. Другие посетители этого шумного скопления народа тоже не оставались без дела. Они пили пиво, кофе, водку и вино. Закусывали не хитрой закуской. Салатами, пирожками, бутербродами, сосисками. Заметил и самое важное. Для себя. Много этого добра оставляли не доеденным.

Встречались мои собратья. Нищие и бездомные. Они на нас внимания не обращали. Занимались своим обычным делом. Просили подаяния. Собирали бутылки. Посматривал на них свысока. Составлять конкуренцию им не собирался. Мой опыт из жизни на Курском вокзале давал мне ценное знание. Как можно зарабатывать на жизнь. Никому, не мешая. Его и собирался воплотить в жизнь.

Здание вокзала закончилось не длинным забором из кирпичных столбов. Железные прутья были окрашены серой краской. Они изображали прозрачную преграду. Между двумя столбами были ворота из таких же металлических прутьев. Они были закрыты на массивный замок. Зато рядом была распахнутая калитка шириной в метр. Возле неё толпился народ. Одни старались выйти. Другие войти. Этим путём пользовались многие. Он вёл прямо на платформы. Не нужно было тащиться через весь вокзал. С грузом вещей. Тот, кто придумал закрыть ворота и заставить народ толкаться через узкую калитку был человеком с чёрным юмором. И явно начальником.

Мой проводник и я с руганью протиснулись через эту дыру. И вздохнули с облегчением. Слева вдоль забора параллельно зданию вокзала шёл плотный ряд киосков. Одни светились разноцветными огнями. Из других гремела музыка. Всё блестело и сверкало. Завораживало взгляд. Народ сновал. Что-то покупал. Ругался и матерился. Если успевал обнаружить, что купил что-то с дефектом. Здесь был широкий проход. Можно было идти не толкаясь. Между двумя крайними к платформам киоскам мой проводник свернул в проход между ними. Прошёл вслед за ним и оказался на хозяйственном дворе вокзала. Осматриваться было не когда. Проводник шёл дальше. Ещё один проход между зданиями прошли мы и оказались на площадке у мусорных контейнеров. Там нас ждали двое. Один здоровый бык. Другой поменьше. Но тоже не хрупкий. Он и повёл разговор. Перед этим осмотрел меня и пакеты в моих руках. Но обратился не ко мне:

51
{"b":"133723","o":1}