ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так в трудах и мучениях прошли два года. За это время одно радостное событие произошло в нашей семье. Отцу как передовику производства в феврале 1961 году выделили новую двухкомнатную квартиру в пятиэтажном доме на третьем этаже. Новый жилой микрорайон вырастал на месте старых бараков времён строительства завода. Эти новые шикарные дома были презираемые теперь хрущёвскими пятиэтажками. Тогда эти дома были раем. Пределом мечты. Нашу старую квартиру с туалетом во дворе и печным отоплением описал раньше.

Опишу и новое жильё. Две комнаты, туалет, ванная, кухня с газовой плитой. Батареи отопления, балкон, горячая вода. Пусть и не большая квартира, но зато всё есть. Было для меня одно неудобство. Лишился своей комнаты. Своего угла. Пусть эта комнатёнка и была переделана из кладовки. Но это был мой угол. Об этом не горевал. Разместились и так.

Родители заняли меньшую комнату под спальню. Я разместился в большой комнате. Там спал на раскладном диване. Занимался на кухне. Она была маленькой 6 метров квадратных. Но мне хватало.

В новую квартиру мы купили новую мебель. Талоны на неё дали на заводе. Так же по талонам купили холодильник "ЗИЛ" и телевизор "Луч" с радиолой. Тогда это называли "комбайн". Почему? Кто придумал это? Народ или производители? Не помню!

Кур и поросят уже не держали. Лишились сарая и погреба. Было не привычно. Но пережили это. Нашли во всём и хорошее начало. Теперь не нужно было запасаться углём и дровами! Выход с хранением припасов тоже нашли. Отец на заводе заказал ящик. Это сооружение установили в коридоре возле квартиры и там хранили картошку. Так делали все наши соседи. Одно время в коридоре держали небольшую бочку с соленьями. Но запах солений к весне был не очень приятный и от этого отказались. Решили все проблемы с припасами. И были счастливы. Безмерно! Квартиру мы получили одни из первых. Многие ещё продолжали жить в старых домах. Рады были своему углу и крыше над головой. Счастье было иметь квартиру. Пусть и такую убогую как наше старое жильё. Оно тоже было не у всех. Дефицит жилья в стране был огромный.

Сказать, что мне нравилась моя жизнь? Не могу. Однообразная работа. Собирал все годы один и тот же узел. Пять гаек. Семь болтов. И так всю смену. Каждый день. По шесть таких операций за час это была норма. Но как сознательный коммунист я её должен был перевыполнять. Вот и собирал на один узел в смену больше. Нудно и скучно.

В воскресенье был выходной. В виде отдыха уезжал побродить по Москве. Она завораживала меня. Правда, летом делать это не получалось. Вместо огорода у нас теперь был дачный участок. 6 соток. Там мы с отцом построили деревянный домик. Осталось место под огород и несколько яблонь. Вот летом и трудился на земле. Вернувшись к своим истокам.

Так однообразно и протекала моя жизнь.

Но однажды гулял по Москве зимним днём и встретил Диму Злобина. Моего армейского сослуживца. В армии мы жили в одной казарме. Работали и мёрзли. Особой дружбы у нас не было. А здесь встретились как родные. От радости даже обнялись. В кафе возле площади Пушкина взяли по бокалу пива. Просидели часа четыре. Периодически заказывали новые бокалы пива.

Говорили беспрерывно. Вспомнили службу и сослуживцев. Не забыли и разные курьёзные случаи. Плохое и тяжёлое забылось и осталось только радостное общее единение сослуживцев. Людей три года проживших под одной крышей. Человек так устроен! Мы не были исключением.

В разговоре выяснили всё друг о друге. Не обошли вниманием и работу. Дима работал в дорожно-строительном управлении и учился в Московском автодорожном институте. Он с упоением рассказывал о прелестях своей работы. Целый день на свежем воздухе. Сам себе хозяин. Рассказал и о своих заработках и перспективах. Мне стало интересно. Его работа отличалась от моей работы. Однообразной и монотонной. Раздумывал не долго. Решение принял быстро.

Осенью перевёлся в автодорожный институт на заочное отделение. Проучился год. Познакомился с сокурсниками. Народ на заочном отделении учился разный. В основном это были взрослые люди. Они работали в организациях занимавшихся дорожным строительством. Один из них Лотков Андрей Иванович работал прорабом в ПМК-18 треста МОСОБЛСТРОЙ. Он и уговорил меня пойти к ним на работу. Рабочие руки требовались везде. Плановое хозяйство заставляло раздувать штаты. Это делали старательно и усердно.

Летом 1963 года окончил третий курс автодорожного института. Перед положенным по графику отпуском написал заявление на увольнение. С родного завода. Родители восприняли этот мой поступок как предательство.

Отец очень обиделся. Его мечта о заводской династии рухнула. Но я уже пообтесался в реалиях жизни. И обставил всё красиво. В духе времени. Повторил всё сделанное отцом для побега с села. На партийном собрании заявил:

— Место члена партии на переднем фронте борьбы за подъём сельского хозяйства! Отсиживаться не для коммуниста! Мы все должны внести свою лепту и поддержать Генерального секретаря КПСС!

Тогда была такая установка ЦК КПСС. Конечно, меня поддержали. Даже дали рекомендацию и направление от партийного собрания цеха. Этим отчитались в горкоме партии. Лицемерил не только я. Уволили без отработки положенного при увольнении месяца. В протоколе партийного собрания так и записали:

"Направить члена КПСС Савельева Василия Семёновича от партийной организации машиностроительного завода в помощь строителям села".

Отец тоже проголосовал "За". Против партии не пойдёшь. Поэтому он дулся на меня. Но молчал. Просто не разговаривал со мной. И с гордым видом рассуждал о месте молодых коммунистов в жизни страны.

Так и началась моя новая жизнь в роли мастера дорожно-строительного участка ПМК-18. Стоял август месяц. Погода была чудесной тёплой и сухой. Мой участок работал в Рузском районе Подмосковья. Управление ПМК находилось в городе Руза в 120 километрах от Москвы. Строили мы сельские дороги. Жили в вагончиках. В Рузе в общежитии мне выделили койку. В комнате кроме меня жили ещё трое. Но встречались мы редко. Мои соседи по комнате тоже работали на дорожном строительстве. Они тоже пропадали на своих участках. Один сосед мастером участка. Второй работал водителем катка. О третьем не помню. Скажу сразу главное. Работа мне понравилась. С однообразной работой на заводе сравнить было нельзя.

Эта работа состояла из творчества. Наряды приходилось рисовать. Рабочие работали сдельно. Денег хотели получать больше. Но при этом особо не перетруждались. Цену себе знали. Тогда рабочие требовались везде. И у меня выбора не было. Не нарисуешь хорошей зарплаты? Разбегутся. Начальство за такое по голове не погладит. Этой премудрости меня научили сразу. Я и старался. Рисовал и придумывал много. Используя всю свою фантазию. Но скажу правду! Делалось всё не бескорыстно. Были и обязательные платежи наверх руководству. Делалось это по схеме сложившейся до меня. В моём подчинении был бригадир. С ним и решались все вопросы. За мои художества бригадир собирал с рабочих по 5 рублей. Пару червонцев перепадало мне. 30 рублей каждый месяц отдавал прорабу. Он делился с остальным руководством. Иначе было нельзя. Не отдашь денег? Наряды не пропустят. Порежут. Да и материалы необходимые для работы вовремя не подвезут. Щебень, песок, битум, асфальт, дизельное топливо ждать будешь долго. Без всего этого не обойтись. Одно дело пририсовать в нарядах к сделанной работе. Совсем другое дело работу не выполнить. Выполнять и перевыполнять план дело святое! Найдут, как наказать правдолюбца. Перевоспитается или сбежит быстро.

Кроме этого ещё вёл материальный отчёт. Списание материалов. Приписки делала вся страна. Плюс нормированные потери. При нормальном раскладе материалов должно было быть достаточно. Но кое-что продавалось налево. В сельской местности все наши материалы были ходовым товаром. Вот и приходилось приписывать высоту подушки под асфальт. И саму толщину асфальта. Об этом знали все. Иногда планово ловили. Клеймили позором и наказывали стрелочников. Таких рядовых исполнителей как я. Но иначе жить и работать не давали. Вот и приходилось платить и изворачиваться. Я старался от души! И ходил в передовиках.

9
{"b":"133723","o":1}