ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь и появилась власть. Глава сельской администрации, так теперь назывался председатель сельсовета, поймал Николая на дороге и начал разговор:

— Николай Андреевич, поздравляю! Твоя фирма уже работает и денег это всё, думаю, стоит не малых? Нужды ты не знаешь! Это хорошо. Но пора помогать и местной власти. У нас много проблем и мало денег. А работаем мы для тебя. Помогаем тебе богатеть, вот и поделись. Власть заботится о людях, а люди о власти. Ну, так как!

Николай, занятый организационно-производственными проблемами, растерялся:

— Ну, я здесь только наёмный работник. Со своими вопросами Вам нужно обратиться к руководству фирмы. Я…

Глава его перебил:

— А причём здесь руководство твоей фирмы? Они далеко, а ты здесь. Вот и решай сам. Выкручивайся! Мне какое до твоих проблем дело? В общем, жду твоего понимания.

Сев в свою "Ниву" он уехал. Николай, пожав плечами, решил об этом забыть. Но ему не дали.

Через два дня приехали проверяющие с района. Покрутившись полдня, они составили акт, что всё построено самовольно без согласования, с нарушениями, опечатали все здания с уже завезенными животными, выписали штраф и уехали. Расстроенный Николай сообщил об этом на фирму. Фирма подкармливала областную власть, иначе работать было невозможно, власть умела брать себе. Уже к вечеру примчалась с райцентра новая комиссия, ещё более важная. Она аннулировала акт, отменила штраф, сняла все печати и отругала главу сельской администрации за неверную информацию. Всё это время село бурлило. Люди боялись потерять работу, этот страх и толкнул их на необычные действия. Они собрали сельский сход и оформили решение схода об отстранении от должности главы сельской администрации. Припомнили все его грехи, ещё с того времёни, когда он пребывал на посту парторга колхоза. Один экземпляр решения схода отправили в район, второй в область. Обещали отправить в газеты и президенту. Местные выборы были на носу, шум никому был не нужен. Не потому, что кто-то боялся наказания сверху, этого не было, просто боялись стихийного бунта. Народ к власти относился не очень дружелюбно, да и противников, метивших на занимаемые сегодня ими места, хватало. Они могли раздуть из этого дела скандал. Вот тогда могли полететь головы, точнее их части тела с насиженных мест. Решили просто. Главу сельской администрации уволили, не такой уж он был им и нужный. Богом и властью забытое село ничего им не приносило. Вот и уважили решение схода. Новым главой сельской администрации был избран 45 летний учитель школы. Ему досталось власть без денег, всё уже успели потратить и множество проблем. Но неожиданно пришла помощь. Недавно зарегистрированное объединение граждан "Новая Россия", прислало в село своего агитатора. Он золотых гор не обещал, но вместе с ним приехали представитель благотворительного фонда и концерна "Империя". Они обошли дома пенсионеров, многодетных семей, всех переписали, выяснили проблемы. Поговорили с новым главой и уехали. Все поговорили и решили, что уехали до выборов. Но через две недели в село прибыли автобус и две грузовые "Газели". Вместе с ними приехали две немолодые женщины из благотворительного фонда и двое парней из объединения "Новая Россия". По домам стариков развезли продуктовые пайки, домашнюю утварь. На счет сельской администрации поступили деньги от концерна "Империя" прибывшие были уполномочены посмотреть, на что их тратили. Оказалось это не разовая акция, а так стало каждый месяц. К следующей весне уже работал сельскохозяйственный комплекс, а всё село вступило в общественно-политическое объединение "Новая Россия".

Указания императора были выполнены без вопросов и требования объяснений в указанных им местах и в указанные сроки. Ещё в четырёх отдалённых районах работали такие же сельскохозяйственные комплексы. Заброшенные села оживали, в них начала возвращаться молодёжь. Общественно-политическое объединение граждан "Новая Россия" имела в этих сёлах своих представителей, ибо все селяне вступили в его ряды. Осенью этого года намечались выборы в муниципальные, городские и областные органы власти. Возникновение новой влиятельной организации чиновники пропустить не могли, тем более что молва о преобразованиях в заброшенных сёлах распространялась очень быстро.

Виктор ещё раз проехал по возрождённым сёлам. Они радовали глаз. Строились новые дома, народ трудился, был весел, везде звучали детские голоса. Газеты районные, городские и областные часто упоминали об объединении, корпорации Империя. В некоторых газетах выражалось сожаление, что в их местах нет такой корпорации и такого объединения. Они о людях заботятся, в отличие от местных властей. Эти статьи не прошли не замеченными местными руководителями и депутатами. Заручиться поддержкой такой организации и такого спонсора было бы не плохо. Так думали многие, вот и начали искать пути подходов к этому ресурсу. Пока кандидатов на избрание в разные структуры ещё не выдвигали, но готовиться начали заранее. В отделения корпорации и общественно-политического объединения зачастили депутаты, мэры, главы администраций, различные политические деятели. Их встречали вежливо, но перед представителями власти не заискивали, ничего не обещали, на просьбы-намёки не реагировали. Такого ещё не было. Это вызывало недоумение и обиду. Все эти не хорошие чувства выливались в действия, в зависимости от ранга и положения обиженного. Одна за другой приходили различные проверки и душили, душили, душили…

Когда сил бороться с этим на местах не стало, доложили в главный офис корпорации. Оттуда все собранные материалы передали в канцелярию императора и доложили самому императору. Слух о реакции императора разнёсся быстро. Спектакли Стаса под названием "Император здесь и он в гневе!", были детской забавой по сравнению с тем, что произошло.

Вначале в кабинете была тишина. Те, кто присутствовал в нём в этот момент, видели растерянное лицо старика. Он что-то лепетал о Конституции, законах и чиновничьей наглости, безнаказанности. На жалобы в высшие инстанции никто не реагировал, их все присылали тому, на кого жаловались для разбирательства и ответа. Понятно, никто себя в угол не ставил и розгами не сёк. Ответ был в ужесточении проверок и наложении штрафов. Работать было не возможно. Старик всё это слушал, хмурился, пыхтел, а затем взорвался. Его крики и брань, вымели всех из его кабинета. Даже бесстрашный капитан преторианцев вылетел вместе со всеми. Стоявшие у дверей преторианцы превратились в каменные статуи командора из произведения великого Шекспира. Стас бежал со всеми, но затем мужественно вернулся и стоял с включённым диктофоном. Это его мужество и позволило сохранить часть высказываний старика для истории. Вот они:

"…, баи, нет на вас "усатого"! Тараканы! Вши тифозные! Забыли историю? Хорошо, ждите! Вы меня разозлили, бегемоты однополые! Я вам напомню историю. Всё! Игры закончились!"

Это была короткая, причёсанная запись. Стас не понял, кто такой "усатый", поэтому это слово оставил. Остальные слова, произносившиеся в течение двух часов он стёр, ибо даже самый старый боцман флота, приглашённый Стасом в качестве консультанта, опознал только восьмую часть этих слов. Попросив координаты этого человека для консультаций у него. Стас понятно не дал.

Мысли Стаса и его не знание "усатого отца народа" не удивительно. Он ведь искренне считал Старика истинным Хароном, рыбаком из греческой мифологии наделённым властью и силой тех древних Богов, волею случая попавшим в его время. Участвуя вместе со стариком в войнах Империи, он, как и все видел спецназ, вертолёты своего времени и ужасных чудищ, порождения непонятно чего и откуда. Поэтому Стас и думал, что говоря об "усатом" старик имел в виду, какой-то ужас из своего времени, а не ужас из нашей истории. Стасу очень хотелось выяснить хоть что-то об этом "усатом". Он попросил Старика, взять его с собой, но Старик показал ему…, ну в общем, сделал не культурный жест, так отказал ему в просьбе. Без слов. Сначала Стас обиделся, но обижался только этот и следующий день. В эти два дня телевиденье, газеты были полны материалов, репортажей из города с большим градообразующим комбинатом. Там правоохранительные органы разоблачили фирму, которая уклонялась от налогов, значит, она была чисто криминальной и спонсировала одно народно-патриотическое движение, которое способствовало проникновению криминала во власть в грядущих выборах. Фотографии, сюжеты решительных действий правоохранительных органов, демонстрировались везде. Около полусотни людей в камуфляже, в масках, с автоматами ставили вдоль стен, клали на пол два-три десятка мужчин и женщин. Действовали представители органов решительно и жёстко! Правда у задержанных и ножиков перочинных не было и они сопротивления не оказывали, даже не спорили. Наверно, благодаря тому, что им помогали осознать бесполезность этого сопротивления чувствительные подталкивания стволами и прикладами этих автоматов по разным частям тела. Молниеносно сломив "сопротивление", люди в камуфляже начали вскрывать "болгарками" и другими техническими приспособлениями сейфы. Вскрывали все подряд, даже если в замочной скважине сейфа торчали ключи. Стас так и не понял, толи эти кадры с торчащими в замочной скважине вскрываемого сейфа ключами показали случайно, просмотрев в суете, толи намеренно? Среди операторов, корреспондентов и режиссеров люди встречались разные. Редко, но попадались и честные люди. Открыто выступить они не могли. Свобода слова была, но были и "волчьи, билеты", а жить и кормить семьи, было нужно всем. Вот и делали такие ляпы. Умный человек поймёт, а…, не обратит внимания. Это был вопрос, с которым Стас разобрался. Разобрался и зачем превосходящее количество людей с автоматами трясли безоружных людей, в большинстве женщин. Не понял только одного, зачем всё это творили? Ибо узнал офис фирмы. Одного из подразделений концерна Империи. На все творимые безобразия с портретов взирал человек в хламиде, стоящий в лодке с шестом в руках. Взирал спокойно и безмятежно, только Стас знал, что это не так. Старик уже помчался к полю этой битвы, только взял в помощники вместо него, этого таинственного "усатого". Это и было обидно.

18
{"b":"133724","o":1}