ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Следующий день эти репортажи, нагнетаясь, пугали зрителей до обеда, а потом как, отрезало. Нигде ни слова, ни строчки, как будто тот город исчез. К вечеру этого дня Стас стоял перед портретом старика и вслух просил прощения за напрасную обиду на Императора. Великодушного и доброго правителя, который любил и оберегал честь своего капитана преторианцев. Стас понял! Что "усатый" был убийцей, потопившим в крови тот город. Ведь о том городе уже никто и не вспоминал! Старик сберёг его честь, не дал ему замарать свои руки невинной кровью. Ведь многие из людей были просто не виноваты! Они выполняли приказ и наверно очень переживали, творя зло. Но лес рубят, щепки летят, вот и пришлось уничтожать всех поголовно. Мужчин, женщин, детей. Времени на разбирательства с каждым не было. Нет! Прикажи император ему сделать это, Стас выполнил бы приказ без размышлений. Его душа наверно страдала бы, сердце обливалось кровью, совесть, может быть, мучила бы его. Но он убивал бы, всех подряд, не задумываясь! Мудрый Император всё это понял и оградил его от этого! Пусть свой отказ он выразил неприличным жестом. Всё равно кроме старика и Стаса этого жеста никто не видел. Вот и крикнем:

"Хвала Императору! Великому и мудрому старику. Хвала! Хвала! Хвала!"

Увы, здесь Стас ошибался. Город не был утоплен в реках крови его жителей. Все за исключением тех, кто умер своей смертью, были живы и здоровы. Они ходили на работу, кто её имел, в магазины и просто гуляли по улицам. Многие газет не читали, пресса была недешёвым удовольствием, ужасов в телевизионных новостях не смотрели. Вот и жили спокойно. Пока, ибо…

… В город Виктор приехал рано утром. Гигантомания советской власти выражалась в помпезных зданиях и заводах-гигантах. Первыми вырастали заводы, их огромные территории занимали пустыри возле провинциальных городов, а затем эти города разрастались вокруг этих заводов. Строили их по не очень понятному для Виктора принципу. Случайно ему попалась брошюра, где какой-то западный экономист обосновывал принцип размещения предприятий. Главными критериями были наличие дорог, базовых ресурсов необходимых для работы, водных ресурсов и человеческого контингента. При этом он рекомендовал гиганты не строить, а строить гибкие небольшие производства. У нас всё это тогда игнорировали. Заводы строили в поле, изводили земли, но у нас их было много, строили инженерные сети, дороги, инфраструктуру. Материалы необходимые для работы завода везли с разных концов огромной страны. Но тогда это были мелочи, на которые внимания не обращали. Вокруг этих заводов вырастали города. Теперь изменились размеры страны, многие предприятия растеряли своих смежников. У этих заводов появились хозяева. Денег тратить на реконструкцию и обновление предприятий они не хотели, да и вначале их особо не имели. Поэтому выжимали всё, что досталось от старого времени, попутно сдавая свободные площади заводов или забрасывая их. Это и был именно такой город вокруг завода-гиганта, но ему повезло в одном. Он лежал на пересечении шоссейных и железнодорожных путей этих артерий жизни. Именно поэтому его не постигла судьба других аналогичных городов вокруг ненужных заводов гигантов. Территорию завода разобрали на склады и небольшие предприятия, которые занимались сборкой, фасовкой доставляемых из-за границы товаров приобретённых без фасовки и сборки. Это было дешевле. Вот этим и жил, процветающий город. В нём Виктор бывал неоднократно, здесь находились предприятия Империи, их оргтехнику обслуживала фирма, в которой работал инженер Божко. Эти предприятия и попали под административный пресс местной власти, которая, не ожидая выборов, подминала под себя всех теоретических оппонентов. Вчера вечером Виктор насмотрелся по телевизору на местные маски-шоу, которые устраивались в офисах фирм. Обо всём предшествовавшему этому докладывали императору. Список лиц, инициировавших это, он имел. Действовать начал незамедлительно. У концерна "Империя" здесь было две служебные квартиры для приезжающих в командировку сотрудников с других городов. Заведовала ими пожилая женщина баба Валя, которая жила здесь же, в соседнем доме. Виктора она знала, но проверила командировку и записала её в книгу, после этого дала ему ключ от комнаты в трёхкомнатной квартире, где останавливались прибывавший в командировку рядовой персонал.

Виктор в этот раз спешил и командировку взять не успел. Поэтому баба Валя добросовестно проверяла и записывала данные с чистого клочка бумаги, но всё видела, как положено и ключ выдала. Далее у Виктора было одно срочное дело. Вскоре его старенькая машина "ВАЗ-2108" остановилась возле ворот въезда на территорию, где стояла местная телевышка. Она была не Останкинская башня, но охранялась бдительным 62 летним охранником. Он придирчиво проверил пропуск, сравнил его с имеющейся заявкой, образцами печатей и подписей. Вышку использовали много организаций радиосвязи. Через десять минут он пропустил Виктора с машиной на территорию. Дело было в том, что этот инженер местного радиоцентра привёз на замену блок от какого-то устройства, так указывалось в письме, приложенном к пропуску с соответствующими подписями и печатями. Письмо и пропуск он вернул мужчине. Виктор получил назад клочок и лист чистой бумаги, которые десять минут проверял и сверял бдительный охранник. Можно было и не терять времени. Ворота были широко распахнуты, судя по их техническому состоянию, уже давно не закрывались, народ и транспорт проезжали без задержки, но Виктор просто не хотел лишать старика иллюзии своей нужности. Местный техник-смотритель провёл Виктора в нужное ему помещение и ушёл. Нарушив имеющуюся инструкцию, но у него была для этого веская причина. Через полчаса начинался обед, а имеющуюся у него пищу нужно было ещё разогреть. От Виктора не потребовалось никаких усилий, чтобы убрать его, он ушёл сам. Установить принесенный с собой блок, подключить питание к нему и его выход к фидеру передающей антенны заняло те же десять минут. В это же время вошло и время, когда он нажал кнопку включения подачи питания на схемы принесенного блока. Загорелся зелёный светодиод и в город пришёл…

… Это можно назвать разными словами. О том, что это был ответ Империи на нападение, знали только граждане Империи, но они никому ничего не сказали, ибо ожидали чего-то подобного. Император не мог не вмешаться в творимое местными властями беззаконие, в это они свято верили все. В городе начались учения гражданской обороны. Условный противник нанёс по городу атомный удар. Никто даже не вспомнил, что управления гражданской обороны давно уже нет, как нет и того условного противника, и уже некому проводить этих учений. Всё это ушло с той страной, в которой это было догмой. Но об этом все поголовно забыли и играли добросовестно. Город окружили имеющиеся войска и милиция. Ограничили междугородную связь, попросту отключили, как и телецентр. Поезда через город проходили без остановок, а машины отправлялись в объезд города. Народ сидел в бомбоубежищах, а по городу проносились "эмки" и ходили патрули из солдат НКВД, в своей старой форме с забытыми знаками различия в петлицах. Тех, кто пытался нарушать порядок, задерживали люди в кожаных куртках и читали нотации. Некоторые потом утверждали, что они лично видели, как эти в кожаных куртках расстреливали нарушителей прямо на месте. Разные люди внушению поддаются в разной степени, строение мозга не бывает одинаковым, как и его возможности. Но то, что пережило руководство города не шло ни в какое сравнение с тем, что видели остальные горожане.

Марков Владлен Михайлович, глава городской администрации, мер города, его бессменный правитель, своей жизнью был доволен. Немного досаждал тесть, который задержался в этой жизни. Судите сами, основной его гордостью была служба в должности старшего сержанта в 3-ем управлении наркомата НКВД. Подробностей он не рассказывал, но последние десять лет, после того, как зять порвал свой партбилет, одновременно с новым президентом, говорил ему одну и туже, фразу при встрече:

— Переметнулся, говнюк? Погоди, мои коллеги ещё придут за тобой! Поставят к стенке. Жди!

19
{"b":"133724","o":1}