ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Владлен Михайлович делал всё, чтобы этих встреч избегать. Он одно время даже пытался сдать тестя в психиатрическую больницу, объявив его психическим больным. Сделать это было не трудно. Главврач выполнил бы любое распоряжение. Даже вколол бы, старику чего нужно. Но подлый старик откуда-то знал очень много о его делах и говорил, что копии всех этих бумаг хранят его единомышленники и если с ним что-то случиться, то бумаги будут отправлены в органы. Так это? Или нет? Проверять не хотелось. Просто рисковать не хотел, намёки старика были очень точными. Это и сдерживало. Старик жил в доме за городом, избегать встреч с ним, было не сложно. Так и жил.

Предстоящие выборы особо не беспокоили. Были покровители в окружении губернатора и в Москве. Глава местной избирательной комиссии на этом месте сидел долго и своё дело знал. Да и окружение перемен не хотело, всё уже было привычно, места у кормушки разделены, хватало всем. Появление нового объединения, поддержка его быстро вставшим на ноги местным отделением концерна "Империя", встревожило всех. Ведь могли и выдвинуть своих депутатов! Кому это нужно? Попробовали мирно побеседовать с главами этих формирований, предложили им поддерживать себя. Они встали на дыбы, не согласились. Вот тогда на них и спустили всё и всех. Большая часть прессы, местное телевидение, радио были в руках верных сподвижников. Свой скелет в шкафах имели все, других к власти не допускали. Это всегда было опасно. Так учил "отец всех народов" и его прозорливость подтвердилась. Ослабили бдительность и где та мощная держава? Повторять ошибки было глупо. Вот и следовали старым правилам тех старых лет.

Владлен Михайлович сидел в своём кабинете и смотрел по телевизору повтор вчерашнего материала об обысках в офисах строптивых компании и общественном объединении. Всё ему нравилось, после таких репортажей отмыться и выдвигать своих кандидатов на выборах, было не возможно, да и на бизнесе можно поставить крест. Связь с криминалом обвинение очень серьёзное. В этот момент трансляция передачи прервалась. Растерянный диктор объявил о начале учений гражданской обороны. Владлен Михайлович растерялся. Во-первых. Он такого приказа не отдавал. Во-вторых. На память ему пришли старые события в Чернобыле. Там тоже вначале объявили учения гражданской обороны, закрыли город, отключили связь и только через несколько дней начали эвакуировать население. Когда все уже набрались радиации. Успокоило только то, что у них АЭС не было. Но тут же кольнула мысль, а вдруг это утечка какого-то газа или вещества? Спасаться нужно вовремя, а не ждать. Схватив трубку телефона, он попытался связаться с кем-то из военных или МВД. Но телефон молчал. Не было слышно ничего. Не было связи даже с приёмной. Владлен Михайлович встал с кресла и разъярённый направился к двери кабинета. Успел открыть внутреннюю дверь и услышал громкий хлопок выстрела. Вслед за этим первая дверь открылась. За ней была приёмная. У открывшейся двери стоял мужчина в сапогах, широких галифе, кожаной куртке, поверх гимнастёрки с петлицами, в кожаной фуражке с красной звездой. Ещё двое стояли в приёмной. Один из них держал в руках наган, с его ствола вился дымок, а на полу неподвижно лежал его помощник. Возле его головы уже образовывалась лужа крови. Владлен Михайловича едва не стошнило. Ценой огромных усилий он проглотил образовавшийся в горле ком. Трое с садистскими улыбками наблюдали за ним. Один из стоявших, ударил его в ухо:

— Падла! Сдержался. Я из-за тебя пачку папирос проиграл!

Стоявший впереди мужчина, остановил вновь взметнувшуюся для удара руку:

— Сержант! Прекратить! Успеете! Гражданин Марков! Вы арестованы за измену Родине. Следуйте за мной!

Владлен Михайлович ничего не понял. Он крутил головой и с трудом прошептал:

— А…, покажите…, ордер…

Третий мужчина, молчавший до этого момента, окинул его презрительным взглядом:

— Топай мразь за товарищем лейтенантом! А то пристрелю на месте, за оказание сопротивления! Пошёл!

С трудом передвигая негнущиеся ноги, Марков последовал за идущим впереди "лейтенантом". Они шли коридором, толпившиеся в нём люди гневно смотрели на Маркова, а одна бабка зло прошипела:

— Враг народа! От НКВД не спрячешься, ни под какой личиной! Тьфу, на тебя!

Втянув голову в плечи Валерьян Михайлович, семенил в окружении людей в кожаных куртках.

В это время помощник главы администрации открыл глаза и приподнялся с пола, опираясь на руки. Дверь в кабинет главы администрации была широко открыта. В приёмной он был один. Что с ним произошло? Он не помнил. Последнее воспоминание было о том, что он зачем-то встал со своего стула, у него закружилась голова, и он упал. Это было всё! Пожав плечами, он закрыл дверь в кабинет, прошёл и сел на своё место. Проверил свой пульс, потрогал голову и подумал:

"Всё завтра иду к врачам. Пусть обследуют! Со здоровьем не шутят".

Телефоны молчали, и он спокойно обдумывал возможные причины непонятного припадка. Объяснения ему не находил. Главы администрации сегодня на работе не было, это он помнил точно, тем более эти учения по ГО. Закрыв приёмную, он предупредил секретаря, что заболел и идёт к врачу, сдал ключ и ушёл. О своём здоровье он заботился, обращал внимание на любые сигналы своего организма…

.. У подъезда помпезного здания стояла чёрная машина. Марков узнал её. Эмка. Её он видел на фотографиях у тестя. Там тот стоял в такой же одежде, как и арестовавшие его люди, опираясь на капот, он радостно улыбался. От этих знаний, чем занимался тесть, ему легче не стало. Тем более что его грубо втолкнули в её салон. Заработал двигатель и машина тронулась. Внезапно Марков понял, куда его везут. Он ведь читал о сталинских расстрелах. Даже выступал с гневным осуждением. Зачем он лез всем в глаза? Зачем карабкался к этой власти? Льстил, лгал? Зачем? Вот поставят у ямы, выстрелят в затылок и всё! А ведь другие будут жить. О-о…

Из его груди вырвался хрип, и он осел на пол.

Вечером уборщица убирала его кабинет. Она нашла главу администрации в комнате отдыха, пристроенной к кабинету. Он лежал на полу с посиневшим лицом и не дышал. Женщина перекрестилась, а потом закричала. На её крик прибежал охранник, он вызвал скорую помощь и милицию. Сообщил и в местный отдел ФСБ. Дальше начался переполох.

… Валерий Маратович Крижановский, как обычно засиделся на работе, он никогда не уходил домой раньше 20.00. Не смотря на скромную должность в городской администрации и преклонный возраст. Был он начальником отдела по связям со СМИ и советником главы администрации. В прошлом году отметил свой 60-ти летний юбилей, но был ещё крепок и продолжал трудиться на благо народа. Такой себе незначительный чиновник в аппарате городской администрации. Но немногие знали, а многие догадывались, что этот человек в старомодном костюме фактически истинный правитель города, поставленный сюда настоящими правителями их губернии, подчиняющимся настоящим правителям в Москве. Город давал 1/7 часть доходов в бюджет области, не требовал дотаций, поэтому был стратегически важным. Сам губернатор и многие из областного руководства были выходцами из руководства города, так повелось ещё с тех, советских времён. За прошедшие годы изменился герб, знамя, название должностей, название страны, но это так и не изменилось.

Именно Валерий Маратович встречался с руководителями местного отделения корпорации "Империя" и общественно-политического объединения "Новая Россия", он предложил им вступить в их неофициальный альянс, внести соответствующие пожертвования и выполнять все рекомендации. Взамен он гарантировал пару депутатских мандатов и несколько должностей в местной администрации. Те ответили отказом. Пожилой мужчина ушёл, не прощаясь. Вернувшись в здание администрации, он прошёл в свой кабинет, соединившись по прямому телефону с главой администрации, отдал распоряжение. После этого на строптивые организации навалилась машина административного ресурса. Обычно под ней погибали все. Это было известной аксиомой, Валерий Маратович вычеркнул эти организации из своей памяти.

20
{"b":"133724","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия оборотней: нестандартные. Книга 3
Мунк
Тот, кто стоит снаружи
Страшные истории для рассказа в темноте
Учитель поневоле. Курс боевой магии
Каждому своё 4
Расстояние между мной и черешневым деревом
Э(ро)тические нормы
Вербера. Ветер Перемен