ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

62-ний Константин Федотович своей хватки и интуиции не утратил. Приближались выборы, и руководитель администрации Президента просил данных о возможных партиях и общественных объединениях имеющих шанс обеспечить выборы своих депутатов. Ему требовалось знать расстановку сил. Власть должна была быть не зыблемой. Это было его главной задачей.

Ознакомившись со всеми материалами, Константин Федотович отдал распоряжения, и утром следующего дня в тот город выехало трое сотрудников отдела. Один ехал официально с полномочиями от администрации Президента, а двое ехали по документам журналистов двух столичных газет.

Прибыв на место, они занялись исследованием. Первый работал с руководителями города, а два корреспондента посетили офисы пострадавших фирмы и общественно-политического объединения. Они беседовали с людьми, все разговоры записывались, и всё снималось на скрытые камеры. Через три дня командированные сотрудники вернулись, назад привезя все материалы.

Теперь Константин Федотович знакомился с ними и думал. В этом, что это был обычный административный "наезд" он разобрался быстро. Понял и причину его. Администрация готовилась к выборам и устраняла конкурентов. Это была обычная практика. Свобода выборов всегда была понятием относительным. Уходить с освещённого подиума в тень, не хотели никогда. Уже прижились, обустроились, за это и дрались. Удивили его странные события, последовавшие после хода администрации. Глава администрации умер от инфаркта, хотя на болезни не жаловался и за своим здоровьем следил. Трое из администрации добровольно ушли по собственному желанию. Об отставке попросили и некоторые из руководителей силовых органов, а сотрудников ОМОНА уволили с формулировкой "за превышение служебных полномочий и необоснованное применение силы к гражданским лицам". Это вообще, было из области фантастики. Что за этим стоит? Или кто? Это вопрос Константин Федотович и пытался решить. Он вновь просматривал фотографии и регистрационные документы фирмы и организации. Внимание его привлекла картина, висевшая в фойе обоих офисов. На ней была изображена фигура человека в хламиде, с накинутым на голову капюшоном. Человек стоял в лодке с шестом в руках. Вначале Константин Федотович не понял, почему она привлекла его внимание. Положив эти две фотографии фойе перед собой, он смотрел на них и бездумно перебирал остальные. Внезапно его взгляд зацепился за что-то. Он всмотрелся и рассмеялся. Такие же картины висели во многих кабинетах, такой же образ был на логотипах обоих организаций. Оставив в покое фотографии, он подвинул к себе копии учредительных документов. Фирма входила в корпорацию "Империя", а эта же корпорация была главным спонсором общественно-политической организации, которая являлась отделением московской организации.

Снова получив задания, пять сотрудников его отдела разъехались по Москве. Два дня они напряжённо работали, и вот ворох материалов лежал перед Константином Федотовичем. Но теперь он знал, что нужно искать. Ему потребовался час, чтобы найти общие подтверждения своим предчувствиям. В офисах и кабинетах всех проверенных банков, фирм висела уже знакомая ему картина, логотипы тоже не отличались, даже если эти фирмы не входили в корпорацию "Империя", но они все оказывали помощь общественной организации, одной и той же, а их сотрудники были её членами. К вечеру специальный курьер доставил в администрацию Президента запечатанный пакет. Его он вручил лично помощнику главы администрации Президента. Помощник, не распечатывая его, тут же передал его руководителю администрации. Тот отложил все бумаги, вскрыл его, прочёл и задумчиво застыл, выделив маркером несколько строк:

"… исходя из выше изложенного, можно сделать вывод, что в этих выборах будет принимать участие новый игрок. Его силы определены, но его цели и планы требуют дальнейшего изучения. Пока о его желаниях и целях говорить не возможно. Но ресурс он имеет большой, даже может противостоять административным "наездам". О чём свидетельствуют отставки и увольнения чиновников администрации и руководителей подразделений государственных органов".

Руководитель администрации Президента взял трубку одного из десятка стоявших телефонов прямой связи. На другом конце линии сняли трубку. Обоим собеседникам представляться друг другу нужды не было. Этой связью пользовались только они.

— Константин Федотович! У Вас самые большие полномочия. Действуйте от моего имени. Своего помощника и секретаря я проинформирую об этом. О новом игроке мне нужна любая информация. Надеюсь на Вас!

Положив трубку, руководитель администрации связался со своим помощником и отдал распоряжения. Только после этого он смог вернуться к отложенным бумагам. Дел было много. Но вначале выделил несколько минут обдумать сложившуюся ситуацию. Она была не простой. Работала ещё старая советская аппаратная система. Не вся она была никчемной, такие как Сивцов, были востребованы и нужны, но много было и ржавчины, с трудом крутились шестерни государственного механизма, да и просто стяжательство и жажда денег отдельными чиновниками тормозила всё. Это было то, что нужно или преодолеть, или эта язва разъест всё государство. Так уж сложилась жизнь страны. Выбирать было не из чего. А здесь ещё приближались выборы. За власть, право решать и руководить, готовы были бороться многие. Со старыми конкурентами уже научились договариваться. Уступив им в мелочах, побеждали в главном. Их изучили уже хорошо, знали слабые стороны, болевые точки, скелетов в шкафах, поэтому они были предсказуемы и управляемы. Новый игрок был тёмной лошадкой. Его силы, возможности, слабые стороны, болевые точки и скелеты в шкафах были не известны, он мог преподнести сюрпризы, разрушить установившийся порядок вещей. Вот это было страшно, а времени не оставалось. Хорошо хоть "дед" обнаружил его наличие. Теперь он будет копать добротно, от его взгляда не укроется ничего, да и его выводы пока были всегда безошибочны. Подвинув к себе бумаги, руководитель администрации переключился на них.

Положив трубку, Константин Федотович задумался. Он обдумывал необходимые действия, по старой привычке набрасывая на листе бумаги план мероприятий. Его он начнёт осуществлять завтра с утра. Сегодняшний день уже закончился. Их здание опустело и только он, уборщицы и охранники ещё находились в нём. Ему пора было идти домой. Своего водителя он отпустил. Так поступал часто. Предпочитал окунаться в людскую среду, ездил общественным транспортом, слушал разговоры людей, смотрел на их одежды, лица. Это всё очень многое может сказать знающему человеку об обстановке в стране, настроениях и мыслях простых людей. Массы именуемой властью по мере надобности народом или избирателями. Слушать разговоры людей, читать статьи в газетах, слушать диспуты и интервью он умел, имел талант и огромный опыт понимать скрытый смысл всего того о чём открыто не говорили. Но в чём пытались убедить народ…

… Заехав после возвращения с поля победной битвы в офис, Виктор по привычке поиграл со Стасом. Мысли того веселили его и снимали напряжение. Так разрядившись, он закончил этот день.

Проснувшись утром следующего дня, Виктор решил дать себе день отпуска. Впереди предстояла напряжённая работа. Уже началась компания по выдвижению депутатов в органы власти разных уровней, предстояло ещё раз обдумать свои дальнейшие действия и цели, наметить планы и мобилизовать средства, для их исполнения. Ввязавшись в эти выборы, нужно было идти до конца. Виктор понимал, что государство есть государство. Оно создаёт законы и диктует правила поведения всем людям, живущим в нём. Эти законы могут быть хорошими или плохими, по мнению разных людей. Нет одинаковых людей, нет одинаковых мнений. Хотя людям и пытаются доказать, что существуют такие объективные понятия, как средняя зарплата, средний доход и другие средние показатели жизни и благосостояния. Но тогда нужно согласиться и с утверждением, что есть средняя температура по всем больницам страны. Но не об этом думал Виктор, он просто хотел, чтобы депутаты и чиновники соблюдали законы государства и чтобы эти законы были обязательны для исполнения самими депутатами, чиновниками. Ему казалось, что избрав достойных, народ изменит свою жизнь. Мечтатель? Но его так никто не называл. Да и кто посмел бы назвать так Императора? Все просто выполняли его распоряжения, не обсуждая и не раздумывая. Вот Виктор и жил своей мечтой, не делясь ей даже с домашними. Всё равно семья жила своей непростой жизнью.

24
{"b":"133724","o":1}