ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что этот человек там кричит?

Официант улыбнулся и ответил:

— Это хозяин участка. Он кричит, что он их не нанимал и платить им не собирается. Сейчас вызовёт своего адвоката и полицию. Это самовольное вторжение на его частную собственность.

Но работающие на гневающегося хозяина внимания не обращали. Они ударно продолжали трудиться. Побегав и покричав, хозяин исчез. Видно понял свою выгоду от бесплатных работников. Убрать мусор, сложенный в кучи, было намного дешевле, а расчищенный участок продать можно дороже. В Турции капиталистические отношения были давно. Вот и считать свою выгоду, жители этой страны умели лучше нас. Что делать? Мы ведь только этому учимся. И заметьте проходим всё сами! Расшибая лбы и преодолевая проблемы. Виктору наблюдать за снующим, в трудовом порыве народом надоело. Вот он и перевёл свой взгляд на более приятное зрелище играющих в золотых лучах южного жаркого солнца воды бирюзового моря, на идущие по ним вдалеке корабли. Тихий и пустынный пляж располагал к созерцанию и раздумью. Этим он и занялся, погрузившись в состояние блаженной полудрёмы. Так и блаженствовал всё время, до вечера. Из этого блаженного состояния его извлёк шум. Народ справился с взятой на себя задачей. Участок блистал девственной чистотой, если не смотреть на горы мусора, аккуратно сложенного в начале участка выходившего на дорогу. Теперь все дружной толпой шли, к своим покинутым шезлонгам, радостно переговариваясь. Так толпой и полезли в море. К Виктору подошла Алина и села на стоявший рядом шезлонг. Виктор, повернув голову, обратился к ней:

— Ну, внучка дедушки Ленина, тебе понравился организованный тобой субботник? Только дедушка бревно нёс, а ты обломки бетона, но это спишем на прогресс и прошедшее время. А так всё путём!

Обратился он к ней мысленно, хотя мог бы и кричать во весь голос. Гомон радостных людей забивал всё. Галдели как дети, перебивая друг друга. Алина тут же ответила ему тоже мысленно:

— Слава Богу! Столько лет мучилась мыслью, что у нас ненормальная семья. У меня в садике и в школе за детьми часто приходят другие дедушки и папы, ошибки их бабушек и мам. А у нас все правильные, никаких ошибок. Вот уже и задумывалась, что придётся эти ошибки делать мне. Зачем нам выделяться из народа? А оказалось всё в порядке! Дедушка Ленин это чья ошибка? Какой из бабушек?

Виктор смешался. Во-первых, он не понял, о каких ошибках говорит дочь? То, что он подозревал, знать для дочери, по его мнению, было ещё рано. Во-вторых, объяснять ей историю России, роль в ней Ленина, его субботников? Тоже было, по его мнению, рановато. Поэтому, он решил на эти скользкие вопросы вообще не отвечать. Так было проще. Вот и продолжил свою мысль.

— Этот твоё деяние мы продолжим, используем на благо нашей семьи. Вот приедем с отпуска, до начала школьных занятий, устрою тебя дворником или разнорабочим на стройке. Так поднимем благополучие нашей семьи, увеличим наш бюджет.

Девочка, пожав плечами, покорно ответила:

— Слушаю и повинуюсь мой султан! Восточные женщины это самые послушные и исполнительные в гаремах и публичных домах. Не то, что строптивые европейки. Ты меня не отправил работать девочкой на улице Тверской! Спасибо и на этом. Пока воспользуюсь правом своего счастливого детства, пойду, омоюсь.

Алина убежала, Виктор этому был рад. Знания дочери его поставили в тупик. Он точно знал, что, будучи старше неё, десятой части этих знаний не имел. И здесь его пронзила другая страшная мысль. А что он знал о багаже её знаний? Только то, что она сама сказала! Ёлки-палки…, да её лучше не трогать, спокойней будет. Иногда неведенье это большое благо для родителей.

Вечером ужин и вечерний концерт прошли в дружеской, тёплой обстановке. Все русские туристы держались вместе, смеялись, пили, потом отправив детей спать, полночи пили и громко пели, игнорируя всех. Виктор мучился над вопросами:

"Что это ностальгия за ушедшим прошлым? Или радость от необычного приключения и грязной работы?"

Понять этого не смог. Но до конца отдыха все русские туристы были родными и близкими, целыми днями ходили толпой. Заказывали рестораны, прогулочные катера, эксклюзивные экскурсии. Деньгами сорили дружно. Последнее окружающих не удивляло, удивляло то, что держались не расставаясь. Потом нашли всему этому простое объяснение. Русская "мафия" бессмертна и сейчас они видят один из кланов, отдыхающий в их отеле. С русской "мафией" шутки шутить боялись. Поэтому и обслуживание, и качество питания поражали остальных немногих постояльцев этого отеля. Русским заглядывали в рот, бегали вокруг них и даже не просили чаевые. Администрация была счастлива, когда эта группа уехала. Зато группа уезжала и расставалась друг с другом с грустью. Ведь все были из разных мест, большой России. Они договорились, обязательно собраться ещё не раз и показать этим туркам, что такое чистота и порядок. Тем более что среди них есть хозяйка туристической фирмы, которая всё и организует. Так Лиза получила полсотни верных клиентов, друзей и подруг. География её личных разговоров охватывала всю Россию. Но дружба дорогой не бывает, денег оплаченных за междугородние переговоры было не жалко.

Этот случай Виктор вспомнил, войдя на их большую кухню, вечером этого дня отдыха. Он вернулся с прогулки с Душкой и был не против обеда. Но застал картину, озадачившую его, заставившую застыть на пороге кухни.

За столом сидели три поколения женщин их семейства и ели манную кашу. Алина стояла возле них и ласково приговаривала:

— Ешьте мои солнышки! Наберёте веса, округлите свои попки, вот все мужики и будут ваши! Вы все в мою маму пошли. Красавицы, только худышки, подержаться не за что.

Виктор мысленно задал дочери вопрос:

— Откуда перлы этой мудрости?

Алина отвлеклась от процесса кормления:

— А так говорит старшая бабушка, когда пичкает меня этой противной кашей. Много раз ей говорила, что все мужики меня не интересуют, со своими мужиками не могу разобраться. Вчера Игорь с Виталиком подрались. Решали вопрос, кто будет на мне жениться. Саша в драку не лез. Они крупнее его. Он ждал, кто победит, чтобы уже потом напасть на уставшего победителя. Пока я ещё не решила, с кем из них сойтись. Но нашим девочкам решила помочь с мужиками, раз они им нужны. Вот и кормлю их.

Виктор переваривал услышанное и лихорадочно искал, что ответить дочери. Она, не дождавшись его ответа, продолжила знакомить его со своими знаниями жизни:

— А ты чего всполошился? Боишься, что мужики их утащат? Не переживай! Я тебе подберу новых баб. У меня в классе есть не плохие тёлки. А вообще, где ты был, когда меня кормили, чтобы отдать мужикам? Или думаешь, что я не твоя дочь? Давай сделаем анализ ДНК. Это теперь не проблема.

Виктор даже не успел удивиться всем знаниям, он только поинтересовался:

— Эти перлы тоже от бабушек или мамы?

Алиса, махнув рукой, с сожалением посмотрела на него:

— Ну откуда эти "старухи" могут знать современную жизнь? Это знания из школы, кладезя мудростей. У нас в классе, многие папы, которые старые, но имеют молодых "коз" уже сделали эти анализы своим детям и только в трёх случаях узнали, что они здесь не при делах. То есть выяснили, что они двойные "рогоносцы". Но ты не переживай! Наша мама коза не блудливая. Она на такое не способна, по крайней мере, от одного мужика еле отбилась точно. Сама видела! Правда потом с грустью думала:

"Вот дурра! Зачем отбивалась? Никто из моих подруг такой глупости бы не сделал. Придётся им всё лгать и дальше. Отставать от них стыдно! Ничего переживу! Вот бегают две ошибки, а вдруг будет третья? Вон Ленка уже два аборта сделала. Со стороны залетела. Хотя сейчас это всё проще, но мне пробовать, желания нет. Обойдусь своими фантазиями!"

Виктор с открытым ртом, повернулся и ушёл с кухни. Есть ему, уже перехотелось. С дочерью нужно было что-то делать. Её растущие познания жизни намного превосходили её знания даваемые школьной программой. Такого прогресса Виктор боялся. Но что делать? Не знал. Внушить дочери что-то не мог, она сама уже с этим справлялась по отношению к другим людям. Посоветоваться было не с кем. Ведь всю правду ни кому не расскажешь! Сын рос, как нормальный ребёнок. Был в меру ленив. Учился из-под палки. Постоянно просил купить, то велосипед, то машинку, но железную дорогу. Хотя имел уже два велосипеда и полный парк машин. Это было нормально. Здесь была уместна народная мудрость:

26
{"b":"133724","o":1}