ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От этих раздумий его отвлёк запах лука и рыбы. В кабинете он был не один. Это было не возможно! Он ведь лично запер дверь на ключ, чтобы ему никто не мешал. Но запах. Лен Павлович окинул взглядом кабинет и вздрогнул. Возле стола для совещаний сидел старик в коричневом плаще, на столе перед ним лежала тряпка. На ней были разложены хлеб, рыба, лук. Старик брал всё руками и ел. Увидев, что на него обратили внимание, он приветливо махнул рукой:

— Присоединяйся! Время позднее, а ты всех слуг отпустил. Голод не "дядя" или не "тётка"? Запамятовал! Ну, ты меня понял? Милости прошу к моему шалашу, то есть к твоему столу. Вот навертел! Даже сам не понял.

И он радостно рассмеялся. Лен Павлович улыбнулся, встал из-за стола, подошёл к старику и присел рядом. Вместе они продолжили трапезу. Хлеб был свежим, рыба прекрасно приготовлена, кроме лука были ещё помидоры и огурцы. Старик ухитрялся, есть и разговаривать.

— Я мог бы накрыть и царский стол, но скромность, это основная черта моего быта. За долгие века привык к ней. Человеку ведь много не надо, если его не обуяла гордыня. Но это согласись, плохое чувство, ибо оно от лукавого. А я того козла знаю! Встречались не однократно. Пахнет от него духом плохим, аппетит сразу пропадает. Хотя и я не без греха. Тоже косяков наделал в долгой жизни много. Но такова суть, заложенная им в человека. Главное осознать и искупить свои грехи. И понятно, соблюдать заповеди. Я это делаю всегда.

Лен Павлович ел и слушал старика, постепенно до него начала доходить вся сложившаяся нереальность происходящего и он вставил свой вопрос:

— Простите, уважаемый старик! Вы как оказались в моём кабинете?

— Как ты сказал? Ты назвал меня стариком? Да на себя посмотри! По людским меркам это ты старик! А я по нашим меркам ещё молодой. Ну, это я может и немного перегнул? Но ты если не хочешь узнать моего гнева, больше так мне не говори. Называй меня при посторонних "Посланник"! Если мы наедине или в кругу близких людей, то можешь ко мне обращаться просто, называй меня "брат". Только помни, я тебе не родня и главное, ничего тебе не должен. Но если хочешь узнать мой гнев? То можешь назвать меня тем словом, которым назвал меня вначале нашей беседы. Хотя помни, я был добр к тебе, отдал половину своего ужина, а ты съем его большую часть. Да ещё обижаешь! В общем, думай и выбирай! У нас тоже демократия.

Возмущённо выпалил старик и замолчал, внимательно смотря на Лен Павловича. Тот понял, правоту старика насчёт ужина и ему стало неловко. Увидев смущение на лице собеседника, старик успокоился:

— Осознал правоту моих слов? Вот и хорошо! Значит, ты не совсем безнадёжен! Я рад, что попался ему по дороге, и он поручил мне помочь тебе в твоих благих делах.

Лен Павлович снова ничего не понял. Старик говорил много и одними загадками, поэтому он решил прояснить хоть что-то.

— Простите брат! Если не трудно, объясните. Кому Вы попались по дороге? Кто Вы? И в чём собрались мне помогать? А за ужин я Вам очень признателен. Извиняюсь, что съел большую его часть. Очень надеюсь, что сумею ответить Вам тем же.

Старик расцвёл.

— За обещание благодарствую! В еде я не прихотлив, но всё подряд не ем. Список потребляемых мной продуктов, я тебе дам. Он будет скромный метра 3–4. Деликатесов я не требую, но и всякую гадость, типа лягушек, устриц, саранчи, кузнечиков и тому подобную живность есть, не буду. Учти! Это самое важное. Остальные твои вопросы мне непонятны. Кому я мог попасться по дороге? Да тому, кого ты просил о помощи. Он ведь один, а Вас просителей много. Вот он и посылает своих ангелов. А те последнее время разленились. Говорят ему, хорошо, будет сделано, а сами на Олимпе за служанками богинь бегают. Вот он и вынужден использовать подручные средства. Типа меня. Кто я? Ну ты даёшь! Точно не узнал или делаешь вид? Смотри в профиль, смотри в фас. Узнал? Нет? Хорошо, подскажу тебе, мучить не буду. Я Харон! Перевозчик душ. Чему Вас только учат в ваших бурсах? Гнать таких учителей нужно. А помогать я тебе буду во всём. Теперь я твоя команда и чистить Ваши конюшни мы будем вместе. Понял? От радости дыханье свело? А ты приседай, руками махай, глядишь и отпустит. Но уже поздно. Пора и домой, спать надо, завтра трудный у нас день. Пошли! Я принимаю твоё предложение квартировать и столоваться у тебя. Ты ведь только что меня пригласил в благодарность за то, что съел мой ужин? Правильно?

Лен Павлович растерянно кивнул. Думая, как объяснить появление этого квартиранта своим домашним. В их квартире места хватало. Четыре комнаты, только недавно ожили. Старшая дочь с внуком вернулась к родителям, муж ей достался нехороший. Раньше вроде парень был нормальный, но занялся бизнесом и понеслось. Дома ночевал не часто. Завёл любовницу и поднимал руку на жену. Дочь страдала, любила его, прощала, а он от безнаказанности потерял голову. Выдержать такое было тяжело, вот она и вернулась к родителям. Лен Павлович вмешиваться в их отношения считал себя не в праве, хотя жена и настаивала. Младшая дочь жила вроде нормально. Двое детей, муж учитель, такой же идеалист, как и она. Жили скромно, но дружно. Понятно, это было не простой задачей объяснить жене появление в их доме старика, но он надеялся управиться. Предстояло ещё добраться до дома. Это было не очень просто. Лен Петрович водителя отпускал, как требовал Трудовой кодекс. Поэтому им предстояло добираться городским транспортом, а это было небольшой проблемой. Не потому, что городской транспорт находился в плачевом состоянии. Лен Петрович подписывал постановления о выделении ему средств постоянно. Но деньги почему-то исчезали, а толку не было. Правда, частные фирмы восполняли этот пробел, их владельцем был министр транспорта областного правительства, им почему-то передавались все новые автобусы, приобретаемые на средства бюджета. Но цены они драли приличные. У Лен Павловича было удостоверение губернатора, проезд для него был бесплатный. Проблема была в том, что он забыл свой кошелёк дома, денег у него не было ни копейки, как оплатить проезд старика? Он не знал. А старик денег, наверное, тоже не имел. Проблема была не решаемая. Лен Павлович растерялся и сказал об этом старику. Они как раз выходили из здания областного правительства. Старик с удивлением посмотрел на него:

— Ты это чего? Я сам могу за себя платить, не нищий. Вот и командировочные получил. Понимаешь, бухгалтер у нас натуральная сквалыга и мегера, отчётность требует и даёт мелкими монетами, старыми, они у них сотни лет лежат без дела. Вот смотри!

Он достал из внутреннего кармана горсть денег. Лен Петрович рассмотрел показанные ему деньги и изумился. Там был полный набор. Бумажные доллары, рубли, марки, франки. Золотые, серебряные, медные монеты, старые, позеленевшие и новые, блестящие. Насладившись изумлением Лена, старик спрятал свои деньги и заявил:

— Я мог бы тебе за постой и питание платить, только мне квитанция нужна с печатью, заверенная другой печатью и подписью. А вот кто должен заверять? Я не знаю! Поэтому платить тебе не буду. Приму просто твоё бескорыстное гостеприимство. А насчёт проезда? Сам решу! Народ у Вас добрый! Ты согласен со мной?

В этот момент они дошли до проезжей части проспекта. Встали…, а дальше началось что-то необычное. Вдоль дороги начали выстраиваться машины, самые крутые иномарки. Их хозяева, забыв о своём имущественном положении и презрении к окружающим людишкам, выскакивали из своих машин, отталкивая друг друга, подбегали к старику, перекрикивая друг друга, они просили разрешения у старика, доставить его куда угодно. Лен Павлович не питал иллюзий. Да они предлагали свои услуги не ему, их губернатору, а странному старику, в этом он не сомневался. Но ни зависти, ни злобы в его сердце не было, он всегда был высшее этого. Бывает ли так? Или это сказка? Вот пусть каждый решит это сам. Для себя, для своих детей, для тех, кто вокруг. Наверное, так будет правильно.

Старик на эту суету внимания не обращал. Он деловито осматривал машины, примерялся к ним. Наконец остановился возле большого джипа "Нисан Патролл", несколько раз влез и вылез из него, удовлетворённо хмыкнув, обратился к стоявшему у дверцы хозяину джипа, владельцу нескольких казино и других игорных заведений:

31
{"b":"133724","o":1}