ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В этот день губернатор и старик возвращались домой городским транспортом вместе с окончившим трудовой день народом. Их взорам представились происходящие перемены. На городских маршрутах сновали новые автобусы, ходили они часто, обычной давки в них не было. Министр транспорта выполнил первую часть полученных указаний. Вернул незаконно изъятые автобусы. Вдвоём, ходоки в народ, зашли и в магазины. Народ в них толпился, как обычно после работы, но всех удивляли понизившиеся цены. Министр торговли и общественного питания самостоятельно упразднил своих перекупщиков. Губернатор удивлялся проснувшейся совести чиновников, но старался не показывать своего удивления. Старик всё воспринимал, как само собой разумеющееся. Он даже перекусил, купив два пирожка и объяснив губернатору, что это делает с целью проверки качества продукции. Губернатор рассеяно кивнул. Так они и добрались до квартиры губернатора.

Дома их встретили жена губернатора и внук. Жена сказала, что дочь звонила и сообщила, что муж заберёт её с работы, и они идут в театр. Зять уговаривал дочь вернуться в их квартиру, но она пока колебалась. Ещё свежи были воспоминания о тех радостях, которые ей доставались там. Настаивать зять опасался, но встречаться со стариком, боялся ещё больше, вот и водил жену по театрам, кинотеатрам, ресторанам.

Едва войдя в квартиру, старик бросился в ванну. Вернулся через секунду и сказал:

— Так, я руки помыл, можно и ужинать. Наша кормилица готова?

Губернатор удивлённо посмотрел на него. Старик был худым и не высоким, но ел, как три богатыря. От ужина губернатор отказался, попросив жену принести ему чай в кабинет. Старик его решение приветствовал добрыми словами, которые не удивили губернатора. Он уже понял, почему старика отослали с поручением. Тот был прожорлив и ненасытен. Поэтому и был отослан в их мир. На слова старика:

— Правильно поступаешь! Пей чай, есть вечером вредно!

Ответил в полголоса:

— Смотри не лопни! Дорогой брат!

Старик сделал вид, что ничего не слышит и устремился на кухню, ведя под руку жену губернатора и расспрашивая её о меню. Когда он, переваливаясь, вышёл из кухни, его поймал внук и мобилизовал играть с ним в шашки. Жена губернатора возилась по дому. В силу своей занятости они не включали телевизор и пропустили всё, от чего бурлил весь город. Новости узнали утром в кабинете губернатора из утренней прессы.

Первые полосы всех газет, белой, красной, розовой и жёлтой пресс занимала одна только новость.

Губернатор начал с белой прессы. Газеты сдержанно сообщали о заседании Думы, о принятых ей исторических решениях. Не комментируя и ничего не обсуждая. Просто излагая факты.

Следующая была областная газета "Правда". Здесь вся передовица была посвящена старику. Большие фотографии, полное изложение его речи и комментарии редакции. Везде старика именовали полным титулом "Посланник Харон. Представитель народного контроля, контролёр за деятельностью народных депутатов". Заглавия были громкие:

"Народ проснулся!", "Власть под контролем народа", "Заслон олигархам" и ещё много в таком же духе.

Розовая пресса в основном задавала вопросы:

"Коммунисты вернулись?", "Президент вступил в сговор с коммунистами?", "Снова в СССР?".

Но более объёмно разошлась жёлтая пресса. Уж она постаралась, весь выпуск газеты был посвящён вчерашним событиям. А уж заглавия статей! Это были шедевры:

"Когда начнутся расстрелы?", "Ветераны НКВД! В строй!", "Пора строить тюрьмы?", "Новые рабочие места, по старым специальностям", "Посланник Харон. Кто Вы?".

Но самой замечательной статьёй была статья под названием:

"Тайна народного контроля нами раскрыта!"

Вот её губернатор прочёл вслух. Это была бомба!

"Сегодня наш корреспондент встретился с опальным исследователем сталинских репрессий Саввой Перемётчиком вот, что он поведал ему в эксклюзивном интервью. Предлагаем вниманию уважаемых читателей его рассказ:

… Я уже много лет тайно исследую период сталинских репрессий. Там скрыто много тайн. Удалось мне узнать и одну из них, имеющую отношение к возникновению организации народного контроля и объяснению, почему такой вид имеет её представитель, Посланник Харон. Вы обратили внимание на его одежду? Это одежда монаха! Правда не нашего русского монаха, но и это имеет объяснение. Если Вы помните? Коричневые рясы носили католические монахи, но Вы также знаете, что их носили инквизиторы, представители кровавой организации средневековья. Они сожгли на своих кострах около 12 723 человек. Хотя сразу хочу сказать, что эта приводимая мной цифра вызывает нападки на меня моих оппонентов. Они, бездарные глупцы, жаждут славы и признания. Сами ничего не говорят конкретно, а меня поносят, за якобы взятые из воздуха цифры. Да я не жил в то время! Но недавно общался с духом Великого инквизитора из Монголии, он подтвердил мне эту цифру. Но это не важно. Просто пользуясь, этим случаем пытаюсь сказать, что провожу спиритические сеансы по вызову любых духов, за умеренную плату. Если нужно? Мой телефон в конце статьи. Жду Вас в любое время. Приходите.

Но вернусь к нашим баранам. Напомните мне, о чём мы говорили? Ах да! Не нужно, сам вспомнил. Так вот этот посланник Харон, является точной копией Великого инквизитора. По одежде. Внешне они не похожи. Ибо…., простите, отвлекаюсь.

Вернусь к тем репрессиям. Тогда в лагеря бросали тысячи людей. Интеллигенцию, старых большевиков, служителей церкви. По моим предположениям именно там и была создана организация народный контроль, в которую вошли все, указанные мной люди. Они сидели вместе, вот и организовались. А дальше проникли во власть. Их представителя все Вы знаете. Это Суслов! Он и возглавил народный контроль в нашей стране. Когда наша страна поставила свой старый паровоз на новые рельсы и начала строить новую экономику, коммунистов от власти убрали, народный контроль в нашей стране ушёл в подполье. А теперь американцы дали им денег, как немцы большевикам, и международный народный контроль прислал к нам своего посланника Харона. Позор наёмникам мирового капитализма! Вот ставшая известной мне тайна народного контроля…

Уважаемые читатели! Это полное, правдивое интервью нашего корреспондента. Наша газета единственная независимая газета, которая всегда всё публикует без правок. Да здравствует демократия! Да здравствует свобода слова!

Журналист, редактор и спецкор газеты И.Б. Мышкин.

Губернатор отложил газету и посмотрел на старика. Тот ответил ему удивлённым взглядом и спросил:

— У Вас что, всех психов выпустили? Да ещё и газеты издавать им дали?

Лен Павлович пожал плечами. Ответа на этот вопрос он не знал, но то, что бюджет на содержание больниц очень скромный, знал точно. Он подвинул старику остальные газеты, но тот от них отодвинулся.

— Извини! Я очки не взял.

А затем тихо добавил.

— Делать мне нечего. Иди, знай, вдруг эта инфекция передаётся через слова? Два дня назад сам по ящику слышал, что есть болезни, которые передаются капельно-воздушным путём. Зараза она и есть зараза.

Лен Павлович не успел рассмеяться, вошёл помощник и положил перед ним договор о кредитно-кассовом обслуживании счёта областной администрации в новом банке. Банк был дочерним предприятием Московского банка БНД входившего в корпорацию "Империя". Договор был нормальным. Банк обязывался начислять процент на поступающие на его счета суммы и предоставлять льготные кредиты. Были и другие льготы для клиента. Лен Павлович подписал договор, он был нужен срочно. Все ждали номера счёта, куда нужно было перечислить деньги, как им рекомендовал сделать новый помощник губернатора Посланник Харон. Срок он дал до сегодняшнего вечера, вот все и спешили. В 18.00 было заседание областного правительства и на нём нужно было доложить о выполнении. Это был последний срок, после которого следовало наказание. Его почему-то избежать хотелось всем. Лен Павлович подписав договор, отдал его помощнику. Только здесь заметил, что старика в кабинете не было. Вздохнув, он подвинул к себе кучу бумаг и погрузился в работу. Старик в это время занимался своим обычным делом. Ходил по этажам, заглядывал в кабинеты, справлялся о здоровье хозяев кабинета и членов их семей, интересовался, есть ли трудности в работе и личной жизни каждого. Результатом его внимания стала паника в аптечном киоске, мгновенно был разобран валидол, валокордин и все имеющиеся лекарства от стрессов. Водку и коньяк, самое эффективное лекарство пить боялись. Трудовой кодекс употреблять это на работе, даже в лечебных целях запрещал, но боялись не кодекса. Боялись, что старик от имени избирателей и народа заставит пройти тест на наличие алкоголя в организмах, от него можно было ждать чего угодно. Напугав всех чиновников, старик отправился на заседание Думы. В зале все места были заняты, многие депутаты встретились впервые, но ходить по залу и знакомиться они воздерживались. О новой пропускной системе все знали, но подозревали, что скрытые камеры могут быть и в коридорах, и в зале заседания. Представитель народного контроля о них не говорил, но кто о таком скажет? Поставить камеры везде было по человеческим понятиям правильно и разумно. По крайней мере, любой из них сделал бы так и понятно ничего не сказал бы другим.

37
{"b":"133724","o":1}