ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для моих воинов, кроме непонятного чуда это ничего не значило. Чтобы занять их, мы отослали воинов сопровождать ассистентов и лаборантов, отправивших обследовать расположенные недалеко дома. У них тоже были с собой камеры и на дисплее отображалась картинка внутренностей домов. Дома были пустыми. Причину этого пока не понимали, поиск объяснения оставили на более позднее время.

Информация с транспортных средств позволила создать карту этого мира. Она напоминала плоскую решётку строения атома вещества. Большой город в центре соединялся с десятками меньших городов. Они занимали центр этого мира. Их окружала зелень лесов, полей с разбросанными поместьями. Гор не было, а озёра и реки просвечивались голубыми нитками и овалами, в зелёном ковре. Весь этот остров зелени и жизни окружали пустынные степи, лишённые растительности с редкими холмами.

Мы находились в южной части, а в северо-восточной было большое строительство, там копошились люди. Возле строительства находилась промышленная зона, там тоже было людно. В остальных городах жизнь теснилась ближе к центру, окраины были безлюдны. С картой этого мира определились. Перешли к изображениям, получаемым из домов. Верхние этажи представляли коридоры со множеством дверей. Посланные на разведку зашли в два помещения, скрывавшиеся за этими дверями. Все двери были открыты. За ними скрывались комнаты с одним окном, кроватью, шкафом. Туалеты и душевые были на этаже. После этих двух комнат заглянули ещё в несколько, но они были одинаковы и так же убоги. Мне это напоминало общежия моего мира. Весь, второй этаж здания занимала большая комната со столами и стульями возле них. В центре стоял синтизатор. Он работал без карточки, но выдавал только густую серую массу и галеты. Понял, что это столовая для жильцов этого муравейника. Вол рассказал, что когда он жил в этом мире в таких зданиях жили те, кто не имел специальности и выполнял подсобные общественные работы. Если правильно его понял, здесь жили нищие люди, не востребованные обществом. Типа бездомных в моём старом мире, но имеющие крышу над головой и какую-то пищу. Куда они делись? Было очередной загадкой. Кровати с тюфяком, подушкой и одеялом белья не имели. Были разворошены, в шкафах нашлись убогие тряпки. Это было всё, что осталось от пребывавших здесь людей.

Эти крайние дома, стояли на расстоянии от других и были обнесены забором из цельных бетонных плит. В высокоразвитом мире Вола тоже было гетто для обездоленных. Получается без жёсткого расслоения общества никакая цивилизация существовать не может? Везде есть ненужные люди?

Отогнал эти крамольные мысли и вернулся к нашим делам. День бесконечным не бывает, даже если у них здесь "белые ночи", любому телу требуется отдых. Телу носителя тоже. Нужно было решать насчёт ночлега. Особо большого выбора не было.

Возвращаться в лабораторию? Это тратить много времени на переход через шлюз. Обосноваться в пустых домах для отверженных? Может и неприятно, но для моих воинов это безразницы, а интелигенты Вола перетопчутся. Позже осмотримся и перенесём базу в другое, более комфортное место. Это решение и озвучил. Мотивировал это тем, что крыша над головой это лучше, чем ночевать на неизвестной природе. Кроме того к этому замененому синтезатору идти было близко. Питаться массой из синтезатора установленного в этих домах? Ни меня, ни кого другого не тянуло. От одного вида этой массы пропадало желание есть.

Возражений не было. Разведка, воздушная и пешая, вернулась и мы всей толпой двинулись к домам для изгоев. По дороге решил задать Волу мучивший меня вопрос:

— Слушай! Вот я не понимаю? Неужели здесь такой законопослушный народ? Возле домов, где обитают нищие, спокойно ставят транспортные средства, столы, стулья, синтезаторы. Это ведь нонсес! Забор для них это ведь декорация, а не помеха на пути к дорогим вещам.

Мы уже подходили к домам. Вол остановился, обернулся ко мне и усмехнувшись посоветовал:

— А ты обернись!

Я последовал его совету и остановившись, обернулся.

Сзади меня был обрывистый склон холма, у его подножия плескалось заросшее тиной озерцо, больше напоминающее болото. Вол дал мне время насладиться картиной девственной природы и продолжил:

— Под этим полем иллюзии, есть второе защитное поле. Изнутри, защитное поле, пропустит любое тело или предмет, а если попытаться проникнуть через него снаружи? То на выходе этого поля окажутся только молекулы того, кто или что, пыталось его преодолеть. Понятно, что эти молекулы говорить не умеют, но ведь никто и собрать их вместе не сможет. Теперь подумай, много ли желающих будет лезть в это гиблое место? Ведь из него никто не возвращается.

С этим не согласится было трудно. Дурная слава отпугивает всех любопытных. Такие охранные барьеры заствят всех обходить эти места десятой дорогой. Даже тяжёлую, никчемную жизнь, прерывать никто не стремиться. Это знал хорошо. Был и личный опыт. Да и примеров известно мне было немало. Отвернувшись пошёл догонять остальных.

Мы заняли два этажа крайнего дома. Ночь прошла спокойно. Пустые дома отверженных были невостребованы. Утром сходили на завтрак в кафе, где сменили синтезатор. После завтрака, разделили своих людей на группы и продолжили разведку. Семь групп на транспортных аппаратах отправили к местам интенсивных работ. Полтора десятка ассистентов и лаборантов отправились в город. Они должны были ходить и слушать. Мои воины для разведки не годились. Их можно было переодеть, замаскировать, но они были из мира совсем другой культуры и в местной жизни совершенно не разбирались. Им досталось очень трудное задание.

Лежать на траве, травить байки, спать и периодически загружать работой синтезатор пищи. Естественно, они очень страдали от выпавшей им участи, но предавались всему этому деянию усердно. До меня доносился даже храп. Бедолаги! Увы! Мне такая участь не досталась. Вместе с Волом и тремя ассистентами не отрывался от экранов дисплеев. И улетевшие на разведку, и ушедшие с этой же целью в город, имели передающие устройства. На дисплеях были картинки и звуки всего, что видели и слышали они. Так и прошёл этот день.

Вечером, вернувшиеся с разведки сотрудники Вола и мои воины отдыхали. Одни это заслужили, намаявшись за весь день, а другие просто продолжали отдыхать, радуясь свой непригодности для разведки. Зато я и Вол работали. Обобщали все собранные данные и намечали следующие шаги. Кроме этого Вол нашёл себе работу. В занятом нами здании стоял терминал регистратора. Он имел выход в общую регистрационно-учётную систему этого мира. Взломать её защиту для Вола было делом нескольких минут. Компьютерный гений или супер-хакер, думаю так определили бы его знания и умения в моём старом мире. Он влез в базы и легализовал себя, своих коллег в этом мире. Они были медиками, ими и остались. Полученные за сотни лет знания и опыт давали им преводсходство над медиками этого мира. Но Вол так и оставил их работниками медицынского центра гор профессора Вола. Всё это он проделал в свободное время, ибо дел насущных и так было много. В таком же режиме прошли ещё два дня.

Вырисовалась следующая картина. Все лаги и умы располагались в местах строительства и в промышленной зоне. В местах строительства они осуществляли функции охранников и надзирателей за ударным трудом согнаных туда людей. Работы велись круглосуточно. Спешка была понятна, строили новый лабораторный корпус. Удалось разобраться и в работах кипевших в промышленной зоне. Там собиралось оборудование. Нашли и ответ, куда делись обитатели окраин, отверженные.

Лаги и умы сгоняли их партиями к одному из зданий в промышленной зоне. Там их заставляли раздеваться и загоняли в здание. На выходе его стояли большие ёмкости. Удалось проверить содержимое одной из них. Это была биомасса, которую использовали для создания тел носителей лагов и уми. Стало понятно, что ненужных людей использовали, как материал, для будущего создания новых носителей исскуственного разума. Профессор Рут воплощал в жизнь свою идею преображения этого мира.

14
{"b":"133725","o":1}