ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вол кивнул и рассмеялся. Он понял! Поэтому продолжил за меня.

— А когда он войдёт ко мне, я поменяю наших носителей, поместив разум гор профессора в носителя-калеку! Да ради этого мгновения я готов на всё! Увидеть его выражение, когда он осознает, что у него новый носитель-калека. Ха-ха! Не хотел бы быть твоим врагом, это очень опасно!

— А ты и не становись им! Ведь это зависит от тебя.

Ответил ему. Он посмотрел в глаза моего носителя и ответил:

— Не сомневайся! Я это понял и запомнил. Искать приключений на свою…, не собираюсь!

Обсуждение деталей много времени не заняло. Я снял кобуру с пистолетом и запасными обоймами. Из оружейного шкафа достал свой свёрток с автоматом, вторым пистолетом и патронами. Взял прибор, скотч. Мы оделись. Выйдя из квартиры, мы пошли к джипу, стоявшему на площадке возле дома. Из багажника достал ружьё и патроны. Всё упаковал в свёрток. Сверху положил прибор и обмотал свёрток скотчем. Прибор поверх свёртка прикрепил так, чтобы его кнопки были свободны. Вол осмотрел свёрток и кивнул головой.

Джип завёлся легко. Ехать нужно было не далеко. Киевское шоссе в районе 19–22 километра проходило через старое кладбище. Само кладбище снесли, когда прокладывали дорогу. Снесли так, как сносили в те времена и погосты, и церкви, просто сравняв оставленные могилы с землёй. Проложили шоссе, а на обочинах насадили деревья и кустарники, получив лесозащитную полосу. По указанию Вола я остановил джип, прижав его к обочине. Мы вышли. Достав свёрток, вслед за Волом перелез через кювет. Для проезжающих людей наши действия подозрительными не были. Любой путешествующий на автомобиле понимает, зачем люди идут в лесопосадку?

За густо разросшимся кустарником из земли торчал камень. Вол указал мне на него и кивнул головой. Положив на камень свёрток, я заволновался.

— Вол! Может, ты и не знаешь? Но в этом мире мимо свёртков не проходят. Даже если положить в него мину или…., и написать сверху свёртка об этом содержимом. Можно быть уверенным на 100 %, что всё равно проверят! Таков менталитет. В общем, оставлять свёрток здесь безумие!

Вол рассмеялся.

— Это я за время пребывания в этом пире усвоил. Но не спеши! Я тебе говорил, что портал слабый. Смотри!

Я замолчал и с недоверием смотрел на свёрток. Он лежал, как лежал. Уже собрался указать на это Волу. Даже открыл рот, но так и застыл с открытым ртом. Контуры свёртка становились зыбкими. Вскоре он весь поплыл и исчез. С трудом захлопнул рот, и мы вернулись к джипу. Игорь ещё не звонил. Было 15.49. Проехал вперёд по Киевскому шоссе в направлении МКАД, на развязке развернулся, и мы вернулись к дому моего носителя. Только переступил порог, как зазвонил мобильник. Это был Игорь.

— Ну, всё! С бумагами закончили. Розыск "Тимина" отменил. Трупы убрали. Дело закрыли. Алексей в морге оформляет бумаги. Жаль Славу! Погиб глупо, но так всегда и бывает. Понимаю, всё закончено?

— Да, всё закончено. Спасибо за помощь. Без вас я бы не справился. Знаешь, мы с Волом решили сегодня ночью вернуться в тот мир. Хотелось бы проститься с вами и помянуть Славу. Давай вечером часов в семь соберёмся в нашем ресторане. Алексею я позвоню, а ты, если не трудно, заскочи за Сашей. Сделаешь?

Игорь ответил утвердительно и отключился. Перезвонил Алексею, попросил его приехать без машины. С этими делами было покончено. Вол слышал все мои переговоры. Всё это мы уже обсудили, поэтому вопросов он не задавал. Время до встречи оставалось не очень много, а дел ещё хватало. Оставил Вола на кухне, возле бутербродов и кофе, а сам занялся приготовлениями к встрече.

В кейс положил все оставшиеся у меня деньги, доллары и рубли, выгреб всё и из тайников. С носителем я уже рассчитался. Больше ему было не положено. И так за прокат тела заплатил ему хорошую цену! Сверху денег положил файл с документами на джип, генеральной доверенностью на Алексея, страховки, запасные ключи от него. Закрыл кейс и поставил его возле стола. Из оружейного ящика достал все документы и ключи от "АУДИ". В туже папку положил протокол о ДТП, справку и выписку из больницы, договор и акт о сдаче, попавшей в аварию машины носителя. Всё проверил и занялся уборкой в квартире. Так и провозился до времени отъезда на назначенную в ресторане встречу.

Прощальный ужин? Звучит не очень?

Я и Волом приехали в ресторан первыми. Заказал столик, попросил накрыть его салатами, нарезками. Взрослая бутылка, 0.7 литра бренда "Русский стандарт", украсила стол, два графина с томатным соком составили её фон. Стол накрыли быстро. О кризисе в ресторане знали, но посетителей особо это слово не испугало, просто было ещё рано. Народ подтягивался позже. Поэтому вокруг нашего стола сновали две официантки и один официант. Привыкли к моим обильным чаевым. Тем понятиям, которыми все жили до кризиса.

Вскоре появились Игорь и Саша. Я уже как-то забыл, что свою шапку он не снимает. Вспомнил о шапке на голове Вола и с трудом сдержал смех. Игорь тоже отметил двух шапочников, но он собой владел лучше меня. Улыбка скользнула по его лицу и исчезла. Две шапки были представлены друг другу. Они церемонно пожали руки, завершая обряд знакомства. При этом Вол подозрительно смотрел на Сашу. Сам Саша оценив, что его шапка круче, надулся от гордости. Появление Алексея спасло всех от вопросов.

На правах хозяина наполовину наполнил четыре фужера. Алексею налил в 25 граммовую стопочку.

— Извини! Ты сегодня за водителя джипа. Остальное объясню позже.

Ответил на его немой вопрос. Он кивнул головой, с завистью посмотрев на наши бокалы. В этот момент и поймал взгляд Вола, направленный на свой бокал. Сразу понял, что за время жизни в этом мире, он не постиг его основных законов. А именно закона пить, так пить. Исправлять этот пропуск ему придётся самому.

Первый тост выпили, не сдвигая бокалов и стопки Алексея за погибшего Славу. Нужно было налить фужер и накрыть его хлебом, но я не знал, уместно так делать или нет? Выпили, молча, закусывать не спешили. В этот момент с ужасом понял, что почти неделю был рядом со Славой и Алексеем, а практически не знал о них ничего. Обратился к Алексею.

— Слушай Лёша! У Славы семья осталась?

Алексей показал головой.

— Нет. Он сам из Крёкшина, есть такое село в Подмосковье по Киевскому шоссе. Там живут его родители и сестра со своей семьёй. Он так и не женился. Не нашлось желающей выйти замуж, составить семью с простым опером. Зарплата смешная, за честность много не платят. Рабочий день с утра и до ночи, иногда несколько суток. Уходит утром и не знает не только, когда вернётся, но и вернётся ли? Кому такая жизнь нужна? Это я пришёл в милицию после срочной, сверхсрочной и контрактной службы в ВДВ. Успел обзавестись женой и дочерью, но она от меня сбежала. Так что теперь и я такой, как и он. Плакать за нами, кроме родителей у кого они есть, в общем, некому. Слушай! Налей в нормальную посуду. От такого количества я не охмелею. Мучиться неохота!

Я налил ему в фужер и повторил всем. Вол и первую порцию выпил с трудом, давясь и кривясь. Пожалел его и плеснул чуть-чуть. Он благодарно посмотрел на меня. Явно человек не из этого мира. Разве можно от водки отказываться? Нет, он бы здесь не прижился точно! Второй тост выпили за то, что бы всех где-то, кто-то ждал. Занялись закусками. Ели молча, говорить не хотелось. Смерть Славы, наше убытие в свой мир, нерадостные события сложились в одну кучу. На душе было тяжко и паршиво.

Водка закончилась. Заказали горячее и ещё одну бутылку. От десерта все отказались. Мы, я с Волом, хоть днём перекусили. Саша отсутствием аппетита не страдал никогда, а Игорь с Алексеем целый день носились, улаживая формальности. Благодаря их усердию на тарелках не оставалось ничего, с нашего стола официанты убирали их опустевшими, съели всё. Время летело. В десять начали закругляться. Выпили на дорожку. Традиционный прощальный тост. Простились с Игорем. Вол пожал ему руку, а я обнял друга детства. Прощались навсегда. Игорь проводил нас до джипа. Ещё раз обнялись. Игорь, обнимая меня, пошутил:

26
{"b":"133725","o":1}