ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это хорошо, что там мины нет. Ты вскрывал пакет в перчатках? А то ты же знаешь, что в Америке яд и споры "сибирской язвы" в письмах пересылают? Вот и тебе могли в этот пакет сыпануть. Но ты ведь был осторожен?

Саша внимательно слушал меня, отодвинув на расстояние вскрытый пакет. Едва я закончил он осторожно спросил.

— Слушай, ты же знаешь, что перчаток у меня никогда не было. Значит, я мог заразиться? А противоядие где взять?

Его побледневшее лицо, заставило меня сжалиться над ним.

— Пошли ко мне в машину. У меня там противоядие от всех ядов и микробов. Нам выдают на всякий случай.

Обогнав меня Саша юркнул в мою машину. Залез вслед за ним. Из кармашка в спинке переднего сидения достал бутылку "Русского стандарта" и стакан. Глаза Саши при виде "противоядия" радостно блеснули. Он засмеялся. Скрутил пробку, налил полстака и протянул ему. Он выпил и вернул мне стакан.

— Теперь рассказывай попорядку. Кто принёс пакет? Как ты узнал, что он от Володи?

Сказал ему, наливая немного водки в стакан и опорожняя его. Саша смотрел за моими действиями. Убедился, что я выпил и в бутылке ещё осталось, начал свой рассказ.

… Я сегодня с работы пришёл раньше. Последние полгода мы работаем по 4–5 часов. Кризис. Так нам говорят. Валентина бухтит, а что я могу сделать? Меня разве спрашивают? Уже объяснял ей. Она всё равно бухтит. А извени! Это к делу не относиться. В общем, пришёл домой. Только успел раздеться, загудел переговорник. Снял трубку. Мне говорят:

— Это Александр Николаевич? Вам пакет.

Нажал кнопку открытия замка двери подъезда и начал думать. Что за пакет? От кого? Гадал, гадал, а тут звонок в дверь. Открыл и едва не сомлел. В дверях стоит парень. Ну помнишь? Тот, что с Володей был в ресторане, в последнюю нашу встречу. Володя ещё говорил, что он тоже из другого мира. Ну тот с бандитской рожей? Тогда с ним знакомились и даже общались, а сейчас он меня не узнаёт, говорит мне:

— Извините! Вы Александр Николаевич? Мы с Вами не знакомы, но мне поручили передать Вам пакет от Вашего друга Владимира Миленького. Вот он, берите. Досвидания!

Я взял пакет, а он сразу ушёл. Здесь меня и осенило. Как мог Володя прислать пакет? Почта с их миром не работает. Да и этот сделал вид, что меня не знает. Понял мгновенно! Это пришельцы из того мира убирают всех свидетелей. Начать решили с меня. Ты же знаешь? Мне всегда везёт только на плохое. Ну и запаниковал. Потом вспомнил, что ты тоже их видел, понял, что следующий будешь ты. Вот и позвонил тебе. Решил ценой своей жизни предупредить тебя. Дальше действовал по твоим инструкциям. Возле мусорника вскрыл пакет и заглянул в него. Ты плесни мне ещё противоядия и я побегу. Надо успеть пообедать, пока Валентина не пришла и не унюхала. Она и так ругается, что последнее время стал меньше приносить денег, а заначки делаю. Ты уж разбирайся дальше сам. Если будет нужна моя помощь? Звони! Я завсегда готов помочь!

Выполнил его просьбу. Налил ему ещё водки. Он смакуя, выпил её и высков из машины, побежал домой. Я проводил его взглядом, спрятал бутылку и стакан в кармашек. Водитель понял это как сигнал продолжать путь, он тронул машину, повёз меня домой.

Дома жены не было. Как обычно она после работы зашла к дочери, проведать их и заодно навести свой порядок в их квартире. Переоделся, самостоятельно разогрел ужин. Поел, вымыл посуду и забрав пакет сел за письменный стол в своём кабинете. Включил настольную лампу и достал из него стопку бумаг, исписанную аккуратным почерком.

Первый лист сверху был письмом.

Здравствуйте Игорь, Саша, Алексей!

Как Владыка своего мира, я объязан вседа выполнять своё слово. Вы просили писать, я обещал. Вот и выполняю своё обещание. В моём мире прошло уже три года с того момента, как мы простились. Сейчас у нас лето. Сижу на террасе своего дворца и пишу это письмо. Мой путь домой несколько удлинился, пришлось задержаться и повоевать. Хотя по времени моего мира я вернулся через четыре недели, как и планировал, как и обещал домашним. К сожалению из ушедших со мной людей 7 воинов сначала погибли, а потом они к счастью, оказались живыми. Нам пришлось перемещаться во времени, но мы выполнили всё. Теперь ни Вашему, ни моему миру не грозит ничего. Воровать разумы из Вашего мира и использовать людей моего мира в качестве носителей чужого разума больше не будут. Гор профессор уничтожил себя, в носителе-калеке Вола. Профессор Рут погиб, я взорвал его лабораторию вместе со всеми сотрудниками. Это получилось со второго раза, а в первый раз они потрепали нас и практически победили. Теперь все переходы между нашими мирами блокированы. Оборудование для переноса разумов уничтожено. Гор профессор Вол, теперь он руководит их миром, завтра отправит моё письмо Вам и мы заблокируем этот последний проход между нашими мирами, через лабораторию. Я подробно описал всё, что произошло за это время со мной в прилагаемых листах. Этим коротким письмом просто передаю Вам привет и желаю Всем счастья и здоровья. Всегда буду помнить о Вас, о нашей жизни, о наших отношениях. Эта память не умрёт с моим телом, она останется в вечно живущем моём разуме. Обнимаю Вас.

Ваш друг Володя Миленький, так меня звали Вы в том нашем мире.

Я отложил письмо, подвинул к себе стопку листов и углубился в их чтение. Чужая жизнь всегда завораживает.

… Постепенно темнота отступила. Зрение вернулось ко мне и я увидел, что сижу на кровати в комнате, куда меня в своё время привёл гор профессор. Мой разум вернулся в тело моего носителя, барона Гепарда. Первое ощущение осознаное моим разумом было чувство голода. Это ощущение голода моим носителем, подтверждало слова Вола о правдивости обещаний гор профессора. Он обещал мне накормить моего носителя немедленно, а выполнить своё обещание забыл. Для меня это говорило о том, что судьба моего носителя была предопределена. Осознание этого не радовало. Мириться с этим, мой разум не хотел. Синтезатор находился на столе. Пользоваться им умел, вот и воспользовался. Для меня очень важно было, как сработает наш с Волом план от этого зависило всё, в том числе и существование моего разума. Ожидание тяжёлым грузом давило на меня. Минуты казались часами. Занять себя было нечем. Поэтому ел, точнее кормил изголодавшего своего носителя даже не чувствуя вкуса того, что он ел.

Щелкнул замок двери моей комнаты-камеры. Хотя ждал этого мига всё это время, еле сдержался, чтобы не броситься к двери. Что хотел сделать? Вступить в бой с гор профессором, если наш план провалился? Это было бесполезно и глупо. Но сдаваться без боя не хотел. Жизнь в этом мире сделала меня бойцом. Научила вести даже безнадёжный бой до конца. С голыми руками кидаться на врага было глупо. Из движущейся мебели был только стул. Встал возле него поудобней ухватив его рукой. К последнему бою был готов.

Дверь медленно наполовину открылась. На пороге стоял гор профессор, он был насторожен, загородившись частью приоткрытой двери настороженно следил за моими движениями, готовый мгновенно захлопнуть дверь и укрыться за ней. Я был как сжатая пружина. Гор профессор это почувствовал и немного прикрыл дверь.

— Стратег ты хороший. Но не учёл главного. Как ты узнаешь меня? Даже я чувствую, что ты готов метнуть в меня стул и вцепиться в горло. Надо было придумать какой-нибудь знак или слово. Слушай! Придумал! Вот твой свёрток. Этого доказательства тебе будет достаточно? Убивать этого носителя не будешь?

Всё также прячась за дверью гор профессор положил на пол мой свёрток с оружием и патронами, а затем толкнул его ногой в мою сторону. Я намгновение расслабился, но потом снова подобрался. Промелькнувшая мысль была не радостной. Гор профессор мог допросить разум Вола и узнать о свёртке. Да и для меня этот свёрток был бесполезен. Расспаковать, зарядить оружие требуется время, а у меня его нет. Даже получив свой свёрток, я только мог заменить им стул, использовать для броска в гор профессора. Мы так и продолжали стоять настороженно следя друг за другом. Гор профессор первым не выдержал это напряжения.

3
{"b":"133725","o":1}