ЛитМир - Электронная Библиотека

Срань господня, как говаривал Молдер, подхватив выраженьице у хакера Вонючки и таки основательно заразив им Скалли! Срань господня!.. Стиль жизни у агента Скалли таков, что при всем богатстве воображения никак не представить места, которое для нее всегда было исключительно комфортным, исключительно безопасным, исключительно удобным! Разве что в материнской утробе? Может агент Скалли представить себя в материнской утробе?

Где вы, агент Скалли?

Где-где! В материнской утробе! Комфортно, безопасно, удобно… И глухо, как в вате. Не видеть, не слышать, не обонять… Господи, хорошо-то как! Никогда не покину это место, никогда!

Гм! Никогда не говори никогда. Будь ты в материнской утробе или под модифицированным гипнозом. Когда будет нужно, вас извлекут на свет божий — акушерскими щипцами ли, специальным комплексом пассов ли.

— Мисс?

— Где я?!

— Здесь.

— Вы кто?

— Доктор.

— Доктор?

— Доктор Марк Померанц. Узнаете меня?

Мудрено узнать доктора Марка Померанца. С тех пор, как они последний раз виделись, он весьма изменился. Когда же они виделись в последний раз? Мгновение назад? Сто лет назад?.. Полная потеря ощущения времени и пространства. Будто тебя похитили, внезапно накинув на голову мешок с дурманом, а теперь вытряхнули — непонятно где и непонятно когда. Где? Когда? Вы кто?! Сильнейший стресс… Не от самого процесса возвращения к реальности, а от увиденного в этой реальности доктора Марка Померанца.

И вы, доктор, еще будете спрашивать у пациентки, как у нее с щитовидкой?! А у вас как с щитовидкой, доктор?! Давно проверялись?!

Глаза у доктора Марка Померанца действительно того самого… Нет, они изначально были навыкате, что характерно для лиц библейской национальности, но… Но не до такой же степени! Теперь они выпученные, выпученные, выпученные! Более того, вытаращенные! И даже более того.

Вот из-за этих, таких, глаз у Скалли — сильнейший стресс. Нет, ну действительно! Погружаешься в наркоз под колыбельные заверения доктора: дескать, все будет в ажуре, ничего страшного, мы вас вылечим, ваш случай абсолютно тривиальный, проснетесь другим человеком. А приходишь в себя и видишь перед собой лицо все того же доктора, лицо библейской национальности, — но выражение лица у того лица: дескать, ой-е-е, что ж я сделал-то?!

Как пациенту не испытать сильнейший стресс при виде доктора, испытавшего сильнейший стресс?! Никак…

— Простите, доктор, с вами все в порядке?

— М-м…

— А со мной? Все в порядке?

— М-м… Доктор?!

— Простите, мисс… М-м… Ваши ощущения?

— Сейчас?

— Нет. Пока вы были под гипнозом.

— Никаких. Будто меня похитили, внезапно накинув на голову мешок с дурманом, а теперь вытряхнули…

— Вы не помните, что говорили?

— Когда?

— Под гипнозом.

— А я говорила?

— Вы отвечали на мои вопросы.

— Не помню.

— Хотите послушать?

— А можно?

— Нужно!

— Доктор!.. Вы меня пугаете. Что со мной?!

— Это вы меня пугаете. Хотел бы я знать, что с вами!

— Доктор!.. Вы и впрямь считаете наилучшим психотерапевтическим средством заявление клиенту, что он вас пугает?

— Мисс, не желаете все-таки послушать запись?

— Я желаю сначала более внимательно изучить ваш диплом. Не могли бы вы снять его со стенки и подать? А то ноги ватные.

— Простите, мисс, пока нет. У меня у самого ноги ватные. Может, сначала все-таки послушаем запись?

— Вы не оставляете мне выбора.

— Сейчас перемотается… Вот. Стоп… Итак:

— Что вас гнетет, мисс?

— То, чего я не помню.

— Чего вы не помните, мисс?

— Если бы я помнила!

— Вспоминайте, вспоминайте. Вспомнили?

— Нет.

— А так?

— Нет.

— А если так?.. Ваши ощущения?

— Будто меня похитили, внезапно накинув на голову мешок с дурманом…

— Нет, не здесь и сейчас. А там и тогда. Когда вы не помните.

— Помню! Я помню!!!

— Спокойней, мисс, спокойней. Что именно вы помните?

— Меня похитили.

— Там и тогда?

— Там и тогда.

— Где и когда?

— Не помню.

— Ощущения, мисс, ощущения?!

— Время. Оно было, и его не стало. Вырезали кусок, удалили.

— Кусок чего?

— Времени! Исчезло необратимо. Ни ощущений, ни воспоминаний, ничего…

— Помните, что вы чувствовали перед тем, как это произошло?

— Свет. Грохот. Звон в ушах. Страшно.

— Чего именно вы боялись? Смерти?

— Смерти.

— Каждый нормальный человек боится смерти. Чего еще вы боялись в тот момент?

— Не столько смерти, сколько тех, кто меня похитил.

— Сколько их было человек?

— Несколько. Но… не человек. Не совсем человек! Совсем не человек!!!

— Спокойней, мисс, спокойней. Вас похитили не люди?

— Не люди!

— Они были на машине?

— Нет. Я поднялась… Меня подняли в воздух.

— Они были на вертолете? На самолете? На аэростате?

— Нет… Да!.. На аэростате. Нет!.. Похоже, но не то!

— На что еще похоже? Аналог? Видели когда-нибудь что-то подобное?

— Да.

— Где?

— На службе. В кабинете.

— В своем кабинете Федерального Бюро Расследований?

— В кабинете. Не в своем.

— Оно… м-м… это средство перемещения… оно такое миниатюрное? Или у вас на службе такие просторные кабинеты?

— Оно было не в натуре. Оно было на фотографии, на плакате-постере. Доктор! Хочу поверить!!!

— Спокойней, мисс, спокойней. Я тоже хочу вам поверить.

— Нет же, доктор! ХОЧУ ПОВЕРИТЬ! Там было написано: «ХОЧУ ПОВЕРИТЬ!» Сфероид… Тарелка… Тарелка!

— С чем?

— Летающая! Зависшая в воздухе!

— НЛО?

— НЛО!!!

— Почему же тарелка?

— А что?!

— Это я вас спрашиваю: что?! НЛО? Неопознанный?

— Неопознанный.

— Летающий?

— Летающий. — Объект?

— Объект.

— Тогда почему именно тарелка? Ведь неопознанный? Мало ли объектов летает. Почему именно тарелка?

— Я так вижу.

— А те, кто вас похитил, — не люди.

— Не люди.

— Рога? Копыта? Хвост? Чешуя? Особые приметы?

— Не знаю. Не могу сказать. Но — не люди.

— Почему?

— Я так вижу.

— Они вас… они вам… что они с вами делали?

— Не знаю. Не могу сказать. Процедуры. Операция. Как провалилась. Не знаю.

— Испытывали боль при этом?

— Не помню.

— Вспомните!

— Не помню.

— А сейчас?

— Нет.

— А так?

— Нет.

— А если так?

— Тяжелый случай… Попробуем иначе… Вы боялись смерти, но остались живы. Кто-то позаботился о том, чтобы вы остались живы?

— Кто-то, да. Не я сама. Я была абсолютно обессилена. Не могла сопротивляться.

— Кто-то это кто?

— Не вижу.

— У себя на службе в ФБР вы работаете с людьми, которым доверяете свою жизнь. Может, это был один из таких людей?

— Кому-то я ведь должна была довериться. Может быть.

— Хорошо… Вы доверились ему. А он?

— Все перепуталось, все перепуталось, все перепуталось. Вперемешку. Сирена. Полицейская сирена. Опять свет. Опять грохот. Опять звон в ушах… Они улетели. Он подоспел. Со мной все в порядке. Он спрашивает, все ли в порядке со мной. Со мной все порядке!

— Спокойней, мисс, спокойней.

— Я спокойна! Со мной все в порядке! Со мной все в порядке!! Со мной все в порядке!!!

— Стоп!!!

— Вот-с, мисс…

— Это вся запись?

— Это вся запись.

— И это говорила я?

— Вы и я. Больше никого здесь не было.

— И… что теперь, доктор?

— Это я вас хочу спросить, что теперь. Теперь-то вы вспомнили? Прослушав запись?

— Нет. Как бы посторонний человек на пленке. Не я. Со мной такого не было.

— Какого?

— Такого, о чем я говорю на пленке.

— Тогда зачем вы говорите об этом на пленке?

— Не знаю.

— Не знаете или не помните? Будучи под гипнозом, вы вспомнили, а сейчас опять напрочь забыли.

— Не знаю, не помню.

— Может, те самые… кто проводил над вами… процедуры, и постарался, чтобы вы забыли? Время. Оно было, и его не стало. Вырезали кусок, удалили.

10
{"b":"13373","o":1}