ЛитМир - Электронная Библиотека

Как там они ободряли друг друга черным юморком?

— Ты поступаешь правильно. Нас повесят.

— Я бы предпочла электрический стул. Более эстетично. И не повредит прическу.

— Может, тогда лучше газовую камеру? Или инъекцию? Леди?

— О, вы так любезны, сэр.

— Я стараюсь, леди… Но, кроме шуток, Дэйна, при всем богатстве выбора другой альтернативы нет.

— Что ж, на нет и суда нет, напарник.

— Суда действительно не будет, Дэйна.

Суда действительно не было. А негласный приговор приведен в исполнение. Виселица, электрический стул, газовая камера, инъекция — ну-ну! А пригоршню праха не хотите? Гори ты, Фокс Молдер, синим пламенем!

И костер в тумане светит, искры гаснут на лету. Скалли, Молдер вас не встретит. Вы проститесь… Вы даже не проститесь с ним, Скалли, — он… дематериализован. Пригоршня праха. Пеплом по ветру.

Ветер, ветер, ты могуч… И возможно, покружив серые хлопья в поднебесье, опустишь их на голову Скалли. Оно и есть — посыпание головы пеплом. В знак скорби.

Ни-ког-да больше она не увидит Молде-ра… наяву.

А сны — что ж, сны…

Партнер Скалли, вас не мучают эротические сны?

— Ну почему сразу мучают, партнер Молдер!..

Давняя присказка промеж партне… все-таки напарников. На грани допустимого. Вернее, допускаемого промеж партне… все-таки напарников. Подавляющая основной инстинкт, когда симпатия прорастает влечением.

Но-но, агент Скалли, мы же на работе!

Так точно, агент Молдер, наша служба и опасна, и трудна!.. А скажи мне, агент Молдер, как насчет внеслужебного времени и не на работе?

Я всегда на службе, агент Скалли, я всегда на работе… Погоди, ты серьезно?

Ну что ты! Я, как и ты, всегда на службе, агент Молдер, я всегда на работе.

Даже когда спишь?

Так я тебе и сказала!

Скажи…

Ты первый скажи.

А я не сплю. У меня хроническая бессонница. Знаешь ведь.

Вывернулся! Ну и мучайся дальше!

Чем?

Как чем? Бессонницей. А вы что подумали, агент Молдер?

Ну-ну. Того же и вам желаю, агент Скалли.

Бессонницы?

Мучаться. Во сне. Или ты что предпочитаешь, партнер?

Желательно, конечно, помучиться… Напарник.

…Сны снами, но теперь только они и остаются. И никогда наяву. Молдер — никогда. Со своими завиральными идеями. Со своим несносным характером. Со своими «качелями» темперамента — от депрессии до истерики. Со своими несуществующими икс-файлами. Со своим…

Ни-ког-да. Точка. Всё. Живем дальше, агент Скалли. Живем, «дирол» с ксилитом жуем. Иногда лучше жевать, чем говорить. Особенно про несуществующие икс-файлы, не так ли, агент Скалли? Один вот тут всё говорил про икс-файлы, говорил — дали ему хорошенько прикурить, так он теперь и не говорит. Не так ли, агент Молдер? Дали тебе прикурить! Огня, кричал, огня! Память — огонь лучистый и негасимый. Что ж, пришли с огнем…

Всё, сказала! Точка. Следи за дорогой, Скалли. Слезами горю ни поможешь, ни помешаешь. Да и какие слезы! Просто дождь взбесился, лобовое стекло заливает — «дворники» не справляются. Так что это не она, Скалли, — в два ручья. Это дождь, если на нее, на Скалли, мельком глянуть сквозь лобовое стекло — а хоть бы из встречной машины.

Нет никаких встречных машин. Пустынно. Как… в пустыне… О, нет! Договор же — о пустыне ни слова! Ни слова, ни мысли, ни ассоциации! Проехали!

…Сколь угодно убедительно можно талдычить самой себе: проехали! Но…

…не доехали. Потому что — приехали! Стоп — машина!

А ну, кому говорят — стоп?!

Наверное, ей, Скалли. Больше некому. Ни встречных, ни поперечных машин на трассе не видать. Тебе говорят, стоп!

А позвольте полюбопытствовать, кто говорит?

Говорит Вашингтон, сукина дочь! Вашингтонское время — два часа сорок минут пополуночи!

Вашингтон — воплощение властных структур. Властные структуры здесь и сейчас — в обличье военного вертолета.

И он, вертолет, поймав машину Скалли в луч прожектора, будто расплошного зайца вел ее по трассе, громкоговоряще командуя: «Стоп — машина!»

Как?! Неподчинение властным структурам?! Ну, сестренка, ответить придется! По полной программе! Даже если слова не проронишь, все равно ответишь!

А сбежать у тебя не получится, сестренка. Бежать некуда. Некуда бежать. Вертолет, по определению, догонит и перегонит любой автомобиль, будь тот и с форсированным двигателем.

Летели, сестренка, — вот и догнали! Вот и перегнали! Вот и сели, перегородив трассу! И куда ты денешься, на что надеешься… с-сукина дочь! Зайчик ты наш, попрыгайчик-убегайчик! Ну, погоди! Из вертолета сейчас — такие волки, такие волки! Полярные… Командос!

— Живо из машины!!! Кому говорят?!

— Я агент ФБР Дэйна Скалли!

— А я папа римский! Молись, дочь моя!.. Живо из машины, ну!!!

— Ваши документы?!

— Вот мой документ! Поняла?!

Чего ж не понять? Направленный ствол автомата в трех дюймах от лица… а учитывая побелевший от бессильного бешенства нос агента ФБР Дэйны Скалли — и вовсе в одном дюйме! Очень внушительный… документ.

И ведь не гопники, а действительно властные структуры. Судя по оснащению и беспардонности. Почему властные структуры, когда у них законно требуешь удостоверяющий документ, всегда впадают в ярость и тычут автоматом в нос — дескать, вот наш документ! Издержки воспитания, не иначе. И ведь так, наверное, только в Америке! Обреченная страна! Боже, храни нас, граждан этой страны, от властных структур при исполнении!

Исполнение — звериный рык:

— Р-руки на капот! Ноги р-расставить!

— Ноги? Расставить? Вы беседуете с леди, хам!

— Я не беседую! Я при исполнении!

— При исполнении чего?!

— Ма-алчать!.. Где агент Молдер?!

— Ну?! Где?!

— Вы приказали молчать. Вынуждена подчиниться.

— Не умничай, ты!

— Что вы, молодые люди! Я — дура дурой. По сравнению с вами.

— Дать ей по почкам?

— Отставить!.. Ну?! Где?! Слышала, а то ведь по почкам!

— В багажнике. Где же еще!

— Так! Ты и ты — открывайте! — А ключ?

— Ка-акой ключ, к чертовой матери! Вскрывайте, к чертовой матери!.. А ты стой, не рыпайся! И не строй мне тут из себя целку, к чертовой матери!

Очень трудно агенту Скалли строить из себя целку в позе, никак не характерной для целки, — уткнувшись носом в машину, упершись руками в капот, расставив ноги, волей-неволей выпятив задницу.

Очень трудно искать агента Моддера в темном багажнике. Особенно если его там нет.

— Его здесь нет!

— А где?!

Трудитесь, волчары, трудитесь. Счастье в труде!

— Ну, ты! Где агент Молдер?!

— Я же сказала.

— Его там нет!

— А вы поверили, что он там?

— Соврала?!

— Ну когда женщина отвечала за свои слова! Какой милый мальчик!

— Ты тоже! С-сукина дочь!

— Здравствуй, братец!

— Может, теперь дать ей по почкам?!

— Отставить!.. Ну, ты! Где документы?! И не вздумай соврать!

— В багажнике.

— Опять?!

— Что — опять?

— Врешь?!

— Опять нет. Аи правда!

Изящный дамский саквояжик в багажнике!

Внутри, помимо всего прочего, — папка!

В папке — текст-распечатка того самого «.. .al-doh-tso-dey-dey-dil-zeh-tkam-besh-ohrash…»!

Маркером помечены некоторые слова (бартер? вакцинация?)!

То?

То! То!

То, да не то…

— Ну ты! Где дискета-исходник?!

— У меня ее нет.

— А у кого?!

— У агента Молдера.

— А где он?!

— Чтоб вам всем туда же, где он!

— Это куда? Координаты! Быстро!

— Пшел вон, мальчик. Утомил!

— Ты ответишь за свои слова, с-сукина дочь!

— Молчу-молчу. Ни слова больше!

— Я т-тебе помолчу! Отвечать!

— Пшел вон. Устала. Ноги сомкнуть можно?

Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия 18 апреля, день

А отвечать-таки придется. Все в том же кабинете директора ФБР, все перед тем же хму-рым-насупленным контингентом. Ограниченным, да, — в смысле, дальше собственного носа не видят.

2
{"b":"13373","o":1}