ЛитМир - Электронная Библиотека

Скалли тряхнула головой, отгоняя наваждение-искушение, и чуть ли не с зубовным скрежетом преобразовала мимику на лице — от свирепости умозрительного предвкушения к непроницаемой холодной деловитости. Абсолютно лишне выдавать свои эмоции лилово-негритянской охране на выходе.

Выйдем из этих отвратительных стен! Выйдем и из этих отвратительных стен!

— До свиданья, сержант.

— Уже уходите? Быстро вы…

— Да гранаты у меня оказались не той системы, сержант.

— Гранаты?

— Хотела взорвать тут все, к чертовой матери, — не получилось.

— Ха-ха! Приходите завтра! Но заранее уточните, какие гранаты подойдут. Мой вам совет, лучше всего — маленькая атомная бомбочка. Ха-ха!

— Вы милый, сержант.

— Рад был вас повидать, агент Скалли.

— Аналогично, сержант… Простите, можно я еще разок пройду через металлодетектор? Со стороны входа. Знаете, мысль возникла, хочу кое-что уточнить.

— Сколько угодно! Пока с ног не повалитесь!

Прошла — пищит.

Шаг вперед, два шага назад — пищит.

А снова и опять? Пищит…

— Эта штука чувствительней, чем зубной нерв, агент Скалли.

— Вижу. Вот что, сержант, проверьте-ка меня еще раз ручным датчиком, если не трудно.

— Легко!

Ну, проверил… Пищит! И нарастает писк где-то в области плеча-лопатки.

Что там у вас, мисс? Клеймо-лилия, ха-ха?!

— Ожерелье, колье?

— Нет, сержант. Сегодня — нет.

— Ну не знаю…

— Да я сама не знаю… А кто знает?! Доктор!

Доктор всегда все знает. Он пациентов насквозь видит. Потому что рентгенолог. Работа у него такая — насквозь видеть.

Вообще-то судмедэксперт из лаборатории ФБР чаще видит насквозь, не прибегая к рентгену. Он чаще имеет дело с трупами. Мертвые сраму не имут, Потому вспарывай им брюшную полость, вскрывай грудную клетку, трепанируй череп — и смотри насквозь. На здоровье!

Но с живыми приходится быть поделикатней.

Н-ну, что у нас болит, что беспокоит?

Да знаете, доктор, не болит, не беспокоит, но… пищит. Вот тут…

Допустят агента Скалли в лабораторию к судмедэксперту? По старой-то памяти! Или ее того-самого… успели, что называется, открепить? С них, со жмотов мелочных, станется! Без выходного пособия вышвырнуть, еще и от лаборатории открепить…

Нет, пока нет. По счастью, до судмедэкспертов пока не добралась весть: агент Скалли со вчерашнего дня просто мисс Скалли.

— Снимите блузку, агент Скалли. Не стесняйтесь. Я какой-никакой, но все-таки доктор… Встаньте сюда. Задержите дыхание… Готово!.. Снимок будет готов через минуту… Хотите кофе?

— Спасибо, нет.

— А я, с вашего позволения…

— Разумеется, коллега, разумеется!

— Простите, коллега…

— Агент Скалли?

— Минута истекла. Вы сказали, снимок будет готов через минуту.

— Так он готов… Вот, смотрите. Вот инородное тело.

— И что это может быть?

— Вам лучше знать. Микроосколок шрапнели, скажем…

— Нет, не припомню такого.

— Повернитесь. Уберите волосы. Так-так. Я его нащупал. Он — под кожей. Типа занозы. Маленький шрамик. Если хотите, могу попробовать извлечь.

— Прямо здесь и сейчас?

— Прямо здесь и сейчас. Это не больно, агент Скалли. Как комарик укусит. Впрочем, могу под местным наркозом.

— Буду признательна, коллега. Спасибо, что так поздно задержались ради меня.

— Без проблем! Я же при исполнении. А вы, скорее всего, это заполучили, тоже при исполнении. Вас ранило, а вы даже не заметили… Что приступим?

— Приступим…

— Не вздыхайте так, мисс Скалли. Это всего лишь пинцет. Не ректальный же термометр!.. Не напрягайтесь так. Расслабьтесь, расслабьтесь. Вы не в кресле стоматолога или гинеколога… Сейчас-сейчас… Угу… Ага… Ыгы… Вот!

— Что?

— Вот ваш осколочек.

— Уже?!

— Уже, уже.

— Я даже ничего не почувствовала.

— А я что говорил!.. Сейчас мы ваш осколочек — под микроскопчик, на предметное стеклышко, поизучаем через окулярчик… Гм! Гм-гм… Совершенно определенно, не шрапнель. Кажется, я знаю, на что похоже. Только не представляю, как это попало вам под кожу. Хотите посмотреть сами?

— Разумеется, коллега, разумеется!

— Похоже на микрочип.

— Очень похоже.

— И… ваши комментарии?

— Без комментариев, коллега. Я — доктор, а не электронщик. Сходите к ним, посоветуйтесь…

Она бы сходила, но куда-куда, а к электронщикам ей наверняка дорога заказана. К ведомственному доктору — еще куда не шло, а к ведомственным электронщикам — никуда и никак… не шло.

Что доктор! Ну покажите язык, ну разденьтесь, ну ложитесь, ну расслабьтесь, ну принимайте два раза в сутки натощак. Здоровье нации и все такое. Пробирку со смертоносными вирусами, с какими-нибудь атомными тигробактериями стянуть, пока доктор отвернулся?! И откуда у судмедэксперта пробирки со смертносными вирусами, с какими-нибудь атомными тигробактериями?!

А микроэлектроника — оружие. И мощное оружие! Как нападения, так и защиты. И если мисс Скалли отстранена от должности, то ей прежде всего должно перекрыть доступ к ведомственному оружию. И даже если вдруг явится неожиданно и на голубом глазу невинно скажет: «Мне только спросить!» — гоните в шею. Спрос в нашем деле тоже дорого стоит.

И куда тогда податься женщине после визита к врачу? Хотя бы просто для того, чтобы поделиться ощущениями, недоумениями, опасениями. Само собой, к другой женщине!

Подруга не годится. Любая распрекрасная близкая-наиблизкая подруга выслушает с превеликим вниманием, поцокает языком с превеликим сочувствием, понасоветует с превеликим всезнанием: «Тебе надо к кому-то обратиться! К специалисту!» Но в душе у близкой-наиблизкой будет злорадное ликование: «Допрыгалась?! Так тебе и надо!» Да и нет у Скалли подруг. Был один друг, и тот далече…

Мать не годится. Любая распрекрасная сердобольная мать утешит, приласкает, обнимет. Но одновременно будет талдычить постфактум: «А я тебе говорила! Ты меня никогда не слушаешь, а я тебе всегда говорила! Твоя работа до добра не доведет! Говорила я или нет?!»

Остается сестра. Младшенькая. Уже вполне взрослая, но младшенькая. Мелисса. И подруга, и родная кровь — в одном лице.

Вашингтон, пригород Частный дом, «Мелисса Скалли»

20 апреля, день

— Мелисс?

— О-о, Дэйна! Дэйночка! Сколько лет, сколько зим! Заходи, не стой на ветру. Заходи-заходи, я одна. Я уже почти год одна. Завелся у меня тут один, но выгнала засранца… А ты? Тоже одна? С каких пор? Или… по-прежнему?

— По-прежнему.

— Погоди! У тебя ведь прежде был этот… ну как его… Партнер. Такой… секс-символ.

— Прекрати, Мелисс. Не было никогда! Напарник, а никакой не партнер.

— Не знаю, какой он напарник, но партнер из него должен был получиться еще какой!

— Мелисс, прекрати! У нас с ним никогда ничего не было!

— Ну и дура!

— Давай закроем эту тему, а? Навсегда! Его больше нет.

— Ну и тем более дура! Такой интересный му-ужчина, а она, видите ли, в амбицию: «Его для меня нет! Он для меня не существует!» Будь я на твоем месте…

— Мелисса!!!

— А что я такого сказала?

— Его не для меня нет. Его ни для кого нет. Он… не существует.

— Ой, извини… А как? Что? При исполнении?.. А ты?

— За-кры-ли тему, а?

— Как скажешь, Дэйн, как скажешь. Извини , извини, извини…

Хорошо, закрыли. А на какую тему тогда? А вот как раз она и пришла как сестра к сестре, чтобы…

— … я и понятия не имею, Мелисс, с какого времени микрочип у меня в теле сидит, представляешь! Совершенно не помню, когда и как его туда вогнали.

— Да-а-а… А ведь дело не шуточное, Дэйн. Будь я на твоем месте, непременно попыталось бы все досконально выяснить — с привлечением специалистов. У вас же в ФБР классные специалисты, лаборатории…

— Увы, меня лишили доступа к лабораториям ФБР.

— Вытурили?!

— Чему ты так обрадовалась?

— Я не обрадовалась!

— Обрадовалась! Вижу же. В конце концов, знай, с кем разговариваешь?! С агентом Федерального Бюро Расследований разговариваешь!

8
{"b":"13373","o":1}