ЛитМир - Электронная Библиотека

— Стойте! Ни с места, мистер Бентон!

Трудно ослушаться приказа, когда на тебя смотрит дуло пистолета. Тем более — двух: Скалли подоспела как раз вовремя, чтобы присоединиться к разворачивающемуся действу. И все же Бентон попятился, попытался отступить в тень — но свет проникал повсюду, от него было ни спрятаться, ни уклониться…

— Доктор Бентон! — Фокс Молдер перехватил пистолет поудобнее и сделал маленький шажок к подозреваемому. Сзади так же плавно и осторожно приближалась Скалли. — У нас к вам несколько вопросов!

Физика передернуло:

— Пожалуйста, оставьте меня в покое! — в голосе ученого звучала мольба.

— Мы агенты ФБР, доктор!

— Вы не понимаете! Вы совершаете огромную ошибку! — Бентон предостерегающе выставил руки перед собой. — Ради бога, оставьте меня в покое!

Ужас перед тем, что должно было сейчас произойти, сковал физику язык. Непослушные слова прятались и разбегались. Как убедить посторонних настороженных людей в том, во что он сам до сих пор не может поверить? Ведь полицейские — или федералы — просто не поймут, что происходит… И наверняка не поверят. Чтобы поверить в это, надо быть абсолютно чокнутым. Но как заставить кого-нибудь из них хотя бы просто услышать? Сколько это может повторяться?! Господи, пошли хоть одного человека, который сумеет пусть не понять, но почувствовать!..

Молдер сделал еще один маленький шажок. Бентон с ужасом смотрел на свою тень, которая почти коснулась носков ботинок федерала. Господи, сейчас, сейчас…

— Стойте! Она убьет вас. Ей все равно — из ФБР вы или из Ватикана! Как вы не понимаете!..

В глазах Фокса что-то мелькнуло. Вслед за Бентоном он склонил голову… и тут же вскинул пистолет. Банг!.. Бант!,. — две фонарные лампы с веселым звоном разлетелись вдребезги, погрузив сцену в благословенную темноту.

Только недоуменно глядела на партнера Скалли, да бормотал благодарственные слова молитвы сам физик…

День третий Психиатрическая клиника Ейлов Ричмонд, штат Вирджиния

— Насколько я помню, этого пациента приказывали держать в темноте, — недовольно буркнул Молдер, глядя сквозь зарешеченное и забранное пуленепробиваемым стеклом окошко на понурую фигуру, сидящую на краю койки.

— Он настоял на рассеянном свете… — психиатр был полноват, лысоват и подобострастен. — Только на таких условиях он соглашается пускать посетителей. Но если вы считаете, что освещение нужно поменять…

Молдер только вздохнул, оглянулся на Скалли, невозмутимо подпиравшую стену, и шагнул в палату.

* * *

Пальцы доктора Бентона, сжимающие увенчанную длинным столбиком пепла сигарету, заметно дрожали. Кажется, после встречи на вокзале он сдал еще сильней: черные круги под глазами, неопрятная клочковатая щетина на скулах, мутный блуждающий взгляд… Нервное напряжение, в течение всех этих дней не дававшее беглецу расслабиться, схлынуло, и из доктора словно вынули стержень. Впрочем, может быть, такое впечатление создавала мешковато сидящая казенная пижама мышиного цвета…

— Ну, разве вы можете хотя бы отчасти понять, каково это! — говорил доктор, потирая лицо тыльной стороной ладони. — Жить на вокзале, как последний бродяга, день и ночь бояться заснуть, каждую минуту вздрагивать при мысли о том, что может произойти… — Бентон судорожно затянулся сигаретой.

— Причиной всему — несчастный случай в лаборатории? — Скалли воспользовалась паузой в монологе. — Как вы считаете, эта бомбардировка квантами, или чем там еще, изменила вас физически?

— Безусловно!

— Каким образом, не скажете?

— Даже если бы я и знал, вы все равно бы ничего не поняли, — Бентон поднялся с койки и начал возбужденно мерить палату шагами. — Что нам известно о субатомных частицах? Да почти ничего! А в том, что известно, разбирается, дай бог, полтысячи физиков по всей Земле… У меня просто слов таких нету, чтобы объяснить случившееся непрофессионалу!

Скалли наклонила голову:

— Это как-то связано с темной материей?

— Это всем существом связано с темной материей! Моя тень, после этого эксперимента она изменилась! Можно сказать, она уже не принадлежит ни мне, ни этому миру. Она как черная дыра, она расщепляет молекулы на атомы, заставляет электроны сходить с орбит, преобразует материю в чистую энергию… Причем делает это с дьявольской избирательностью! ..

— Так вы убили Гэрриленд Лэмбер?

Доктор тяжело опустился на край кровати.

— Это не я… Гэрриленд была моей коллегой, давним другом… Она… Я… В общем, в ночь после случая в лаборатории я отправился к ней. Я просто стоял в дверях ее дома. Я смотрел прямо на нее. А потом она шагнула в мою тень — и исчезла…

— И вы никак не можете контролировать свою тень? — спросил Молдер.

— О, если бы я мог! — Бентон слабо улыбнулся. — Неужели вы думаете, что мне доставляло удовольствие убивать этих людей? Я могу только одно — изучать ее, постараться выявить ее истинную природу, установить какие-то закономерности… Прежде, чем это сделают они.

— Они? — Молдер вопросительно приподнял бровь.

— Правительство… — голос доктора упал почти до шепота. — Они охотятся за мной. И когда они меня найдут, они высосут мне мозги. У них руки так и чешутся это сделать…

— Высосать мозги? И с какой целью?

— Чтобы украсть все то, над чем я работал десятилетия. И ради этого они готовы убить кого угодно…

— Но если вы погибнете, через некоторое время исчезнет и ваша тень.

— Кто его знает… — Бентон помолчал минуту, потом поднял глаза на Молдера. — Поэтому вы и должны меня отсюда вытащить. Если я умру, у этой штуки не останется ничего, что хоть в какой-то степени связывало бы ее…

Он хотел добавить еще что-то, но дверь в палату распахнулась и на пороге появилась детектив Райен во всей своей красе. Молдер еле удержался, чтобы не сказать вместо приветствия какую-нибудь грубость. Только-только начало вытанцовываться что-то по-настоящему серьезное — и вот эта дамочка тут как тут.

— Извините, но мне придется попросить вас прервать допрос подозреваемого, — вежливо, но твердо проговорила детектив Райен.

* * *

…Страсти в коридоре кипели и пенились, как тихоокеанский прибой в бурную осеннюю ночь. Детектив Бэррон, старший по делу о серии таинственных исчезновений, стоял, широко расставив ноги, посреди больничного коридора и с плохо скрываемым отвращением рассматривал федеральных агентов. Блики больничных ламп играли на иссиня-черной коже детектива. Если тот факт, что местная полиция в массе своей не питает никакой любви к агентам Федерального Бюро и требовал каких-то дополнительных доказательств, то первая же фраза Бэррона после взаимных представлений развеяла все сомнения.

— А что, собственно, вы здесь делаете? -спросил детектив.

«И впрямь, чего ходить вокруг да около»? — подумал Молдер и криво усмехнулся.

— Вообще-то, этого человека поймали мы, — сказал он вслух.

— Спасибо, — в устах Бэррона это слово прозвучало утонченной издевкой. — Только вот я что-то никак не могу припомнить, когда это мы приглашали ФБР принять участие в деле.

Фокс открыл было рот, чтобы высказать некоторые свои соображения, но Скалли опередила его:

— Агент Молдер и я находимся здесь исключительно по неофициальным причинам. Мы только интересуемся происходящим.

— И кто же вас вызвал?

Скалли бросила взгляд на свою ученицу, не знающую, куда спрятать глаза, и вздохнула:

— Нас привлек элемент необъяснимого, содержащийся в этом деле.

— Отпечатки пальцев Бентона обнаружены на месте преступления, — Бэррон выхватил у Райен папку с материалами и для вящей убедительности потряс перед носом федерального агента. — Железнодорожная полиция предоставила записи, на которых подозреваемый запечатлен рядом с двумя из пропавших. Все сходится одно к одному. И ничего необъяснимого в этом деле я лично не вижу!

— Да неужели? — голос Молдера звучал подозрительно ровно. — А вы говорили с доктором Бентоном?

7
{"b":"13374","o":1}