ЛитМир - Электронная Библиотека

— Надеюсь, вы не пытаетесь допрашивать меня, агент Молдер? — парировал полицейский. — Потому что подозреваемый тут не я!

— Вы просто ни черта не понимаете! — резко перебил Фокс. — И именно поэтому свалили все на детектива Райен и позволили ей решать, что делать дальше.

— Вот именно — это дело ведет детектив Райен! — Бэррон повысил голос. — И ведет его вполне успешно! Не вижу никаких причин бросать на расследование дополнительные силы — по крайней мере, до тех пор, пока подозреваемого не переведут отсюда.

— Переведут?! Куда?

— В городскую тюрьму, — детектив Рай-ен тряхнула головой, убирая с лица непослушные пряди волос — На время, необходимое для подготовки обвинения.

— Я думаю, вы не вполне понимаете, с чем имеете дело! — Фокс смотрел только на Бэррона. — Человек в таком состоянии представляет опасность!..

— А я не думаю, что вы имеете полномочия указывать мне или любому другому полицейскому, агент Молдер, как нам лучше выполнять нашу работу!

— Агент Молдер, полагаю, дальше мы справимся с делом сами, — нейтральным тоном проговорила детектив Райен. — Если откроются какие-то новые обстоятельства дела, мы вам позвоним.

— Все, Молдер, — подхватила Скалли. — Хватит. Пойдем.., Не дожидаясь напарника, она зашагала к выходу.

Бэррон победно вскинул голову и, сочтя спор законченным, удалился в противоположном направлении. Не прощаясь, разумеется.

Младший детектив рванула было следом за высоким начальством, но Фокс успел-таки ухватить ее за рукав.

— Мягкий свет, — с нажимом проговорил он. — Запомните: Бентону нужен мягкий свет…

Райен недоуменно захлопала ресницами, и Фокс отпустил ее плащ. Что-то подсказывало специальному агенту, что с таким же успехом он мог поделиться своими соображениями с больничной стенкой.

…Дэйну ему удалось нагнать только у самых дверей.

— Надеюсь, ты соображаешь, что делаешь, — мрачно бросил Молдер ей в спину.

— В каком смысле?

— У детектива Райен амбиций куда больше, чем здравого смысла!

Скалли остановилась и развернулась к напарнику.

— Амбиции?! Она женщина, пытающаяся выжить в клубе мальчиков! Поверь мне, Молдер, я знаю, как паршиво она себя сейчас чувствует!

— Ты, в отличие от нее, никогда не ставила свое «я» выше интересов дела! — отмахнулся Молдер. — А она поставила!

— И, тем не менее, факт есть факт: это дело вне нашей юрисдикции. Федеральные законы не нарушены. Нам оказали услугу, пригласив сюда…

— А мы в качестве ответной любезности вручили атомную бомбу бойскаутам. Так, что ли?

— Будут приняты все необходимые предосторожности. ..

— Я думаю, Оппенгеймер слышал от правительства точно такие же обещания. От того самого правительства, которого смертельно боится доктор Бентон.

— Ты что, веришь в эту паранойю насчет высасывания мозгов?

— Да ведь у него поджилки от страха трясутся! И боится он не только собственной тени…

— Молдер, каким бы гением доктор Бентон ни был, он определенно помешан! Он продемонстрировал все классические признаки умственного расстройства.

— Ну, тогда все мы, кто видел вещественные доказательства его слов, тоже помешанные!

— Не знаю, как тебе еще объяснять, но это уже не наше дело! — Дэйна заговорила медленно и терпеливо, словно уговаривая ребенка. — Фокс, честное слово, я вообще не представляю, что мы тут еще можем сделать! Ну никаких возможностей у нас не осталось!..

Молдер нахмурился.

— А я думаю, что знаю… — веско уронил он.

День третий Железнодорожный вокзал Зал ожидания Ричмонд, штат Вирджиния

Жизнь окрашивает в новые цвета любые предметы и явления. Казалось бы, что может быть банальнее встречи под часами на вокзале! Но если еще вчера под этими самыми часами ты выслеживал таинственного убийцу, а сегодня под ними же тебе предстоит встреча с не менее таинственным (и куда более опасным) осведомителем, поневоле чувствуешь, как тревожно замирает сердце. Впрочем, человек, на которого рассчитывал специальный агент Фокс Молдер, просто не умел опаздывать. То есть — опаздывать без крайне уважительной причины. Сегодня, судя по всему, таковой причины не было, и информатор появился минута в минуту, как и обещал. На мгновение возник за спинами приезжих, убедился, что Молдер его зафиксировал, и начал неспешно сдвигаться в сторону служебного выхода. Высокий, чернокожий, в прекрасно скроенном деловом костюме, со стороны он более всего походил на преуспевающего бизнесмена, глубоко озабоченного последними котировками на рынке ценных бумаг. Но Молдер готов был прозакладывать шляпу, которой у него все равно не было, что из сфер, где обычно вращается этот человек, биржевая суета выглядит не более значимой, чем, скажем, сезонное роение насекомых.

Осведомитель поджидал специального агента на одном из пролетов винтовой лестницы, ведущей в подвальные помещения вокзала.

— Все, что вы дали мне, — это имя, — без лишних предисловий начал он. — Честер Рэй Бентон.

— Доктор Честер Рэй Бентон, — уточг нил Молдер. — Вы о нем слышали?

— Нет. А должен был?

— Его задержали в связи с несколькими странными убийствами. Он физик, исследователь — кварки, глюоны, темная материя и все такое. Он считает, что за ним охотится правительство.

Чернокожий мужчина пожал плечами.

— Сейчас сезон подачи налоговых деклараций. Большинство американцев думает так же, как он. И знаете, все они правы…

— Он полагает, что его жизни грозит опасность.

Осведомитель прищурился:

— А сам он — опасный человек?

— Несомненно.

— И где его держат?

— В психиатрической клинике Ейлов. Скоро должны перевести.

На минуту собеседник Молдера задумался.

— Боюсь, я не смогу вам помочь, — сказал он наконец.

— Почему?

— Когда я в последний раз помогал вам, я отделался окровавленным кулаком, а ваша коллега меня чуть не разоблачила.

Молдер прикусил губу:

— Да, помню… Но моей коллеге можно доверять так же, как и мне. Я обещаю…

— Мертвым обещания ни к чему, — перебил информатор. — В следующий раз кровь может оказаться вашей. Я вам ничем не обязан, агент Молдер, вы мне не начальник. Помогая вам, я ничего не выигрываю, а проиграть могу все. Обещайте, что не будете настаивать на контактах со мной без особой необходимости! — он развернулся и уверенно сбежал вниз по ступенькам. Как будто торопится на деловое свидание в ад, мрачно подумал Фокс. Через несколько секунд где-то внизу хлопнула дверь.

— Хорошо, — проговорил Молдер в пространство, — я обещаю.

День четвертый, раннее утро Психиатрическая клиника Ейлов Ричмонд, штат Вирджиния

Ночное дежурство в психиатрической клинике (по-простому, психушке) — не для слабых духом людей. Никогда не знаешь, чем оно обернется. Иногда всю ночь мирно продремлешь за регистрационной стойкой, а иной раз и на минутку присесть не удастся. Душевнобольные (по-простому, опять же, психи) — натуры сложные и многогранные, пойди угадай, кто сегодня соизволит устроить персоналу веселую жизнь, а кто даст передышку. То полная луна за окном их беспокоит, то свист ветра в водостоке не дает уснуть… Впрочем, сегодня медсестре Мэри Чанг повезло. Нынешняя ночь выдалась относительно спокойной, психи спали крепко и изводить дежурную не собирались. Только вот иногда начинал мигать свет под потолком…

Она как раз заканчивала заполнять регистрационный журнал, когда лампа в очередной раз мигнула — и погасла. Мэри вздохнула и потянулась к телефону.

— Алло, Фрэнк? Это я. Как там у вас, тоже свет погас?..

Ответа она услышать не успела: тяжелая рука опустилась на телефон, придавив рычаги.

— Не надо никуда звонить, мэм, — проговорил мягкий голос. Сестра подняла глаза и прищурилась: прямо в лицо ей бил свет сильного фонаря, зажатого в другой руке незнакомца. — Здравствуйте. Мы пришли перевести пациента Честера Рэя Бентона.

Хотя сестре никак не удавалось разглядеть лицо пришельца, она все же решилась возразить:

8
{"b":"13374","o":1}